Стихотворения и поэмы в 2-х томах. Т. II

Андреев Вадим

Жанр: Поэзия  Поэзия    1995 год   Автор: Андреев Вадим   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Стихотворения и поэмы в 2-х томах. Т. II (Андреев Вадим)

ВАДИМ АНДРЕЕВ. СТИХОТВОРЕНИЯ И ПОЭМЫ. В 2-х томах. Т.II [1] [2] [3]

ИЗ ОПУБЛИКОВАННОГО ПОСМЕРТНО И НЕОПУБЛИКОВАННОГО

ИЗ СБОРНИКА «ЛЕД» (1937)

«Нет оправдания, Господи, мне…»

Нет оправдания, Господи, мне — Я не сгорел на высоком огне. Таяли души, как по ветру дым, Испепеленные словом Твоим, Уничтожалась плотская кора В пламени нерукотворном костра, Все догорело и все отцвело, Все превратилось в Господне тепло, Только вот этот жестокий глагол Я не расплавил и не поборол. 1932

«Ничто меня не жжет и не тревожит…»

Ничто меня не жжет и не тревожит, Лежит безобразная тишина, Но мне сквозь смерть и мрак, о Боже, Боже Вся жизнь моя отображенная видна. Я наслаждался задушевной ложью, Свой человеческий свершая срок, — И вот теперь у твоего подножья Я выгорел, как степь, я вовсе изнемог. И в тишине, безобразной и плоской, Моя пустая тень перед Тобой Лежит немым и мертвым отголоском Земной любви, и лживой, и святой.

Черный свет («Все незримое и тайное…»)

Все незримое и тайное, Все, чему названья нет, Что живет необычайное, Все пронзает черный свет. Он чернее ночи, вогнутой В неподвижный небосклон, Он лежит, как дым над стогнами, Тусклым мраком окружен. На пути — ни звезд, ни голоса, Ни страданья — ничего, Лишь двусмысленные полосы, Ворожба и волшебство. Колдовством душа охвачена, Выжжена, обнажена, В желтом небе обозначена Желтой ямой — вышина. О, сколько ни колдуй — немыслима свобода И счастье — что ж — час от часу грубей. Да, свет погас, во тьме кощунствует природа, И душно нам от нищеты своей.

Пророк («Я жил в тебе, моя природа…»)

Я жил в тебе, моя природа, В твоей тени, бессмертный лес. Как ласточка, моя свобода Жила дыханием небес. Добру и злу не зная цену, Не мысля Бога разгадать, Я принимал земного плена Ниспосланную благодать. Всего, к чему душа касалась, Что в мире пело и цвело — Во всем незримо отражалось Любви прозрачное крыло. Но Бог разрушил это счастье — Коснулся луч закрытых век, И полон жалости и страсти Во мне проснулся человек. И опаленная страданьем Душа пытливая моя Полна сомнением и знаньем, И тяжестью небытия. Две истины несовместимы — Я не могу их превозмочь. Мой ум бежит, огнем гонимый, Из ночи в свет, из света в ночь. Качается сожженный колос, Поникла желтая трава, И мой косноязычный голос Бормочет смертные слова. Плывет луна прозрачным шаром, В степи кузнечики звенят, Но сердце схвачено пожаром, И зрячие глаза горят. Мне страшно, Господи, с Тобою Любить и жить наедине. Скажи, зачем Ты дал двойное, Мучительное зренье мне? 1937

Пророк («Когда Господь моих коснулся век…»)

Когда Господь моих коснулся век И я прозрел наперекор природе, Во мне живым остался человек, Мечтающий о счастье, о свободе. Две истины, о нет, не два крыла, — Два жернова, два каменных грузила Туда меня влекут, где жизнь была И где теперь — горящее горнило. Ничтожен человеческий язык Перед Твоим блистающим престолом. Мой ум бежит, как павший временщик, Преследуем божественным глаголом. Огонь скользит по телу, как живой, Горит душа, как в знойном поле колос. Что я могу, что смеет разум мой, Страдания косноязычный голос? Отзыва нет. Глухонемой пастух, Я стадо растерял в полях и скалах, И разве может расщепленный дух Загнать домой Твоих овец усталых? Меж двух равно бессмертных сил, Наперекор любви и милосердью, Зачем, Господь, Ты сердцу положил Быть очевидцем той и этой тверди? 1933
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.