Планета фей

Капустин Вад

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Капустин Вад   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Солнце взошло. Или, если выражаться точно, чертова планета настолько повернулась вокруг своей оси, что с данной точки ее поверхности стало видно солнце. Над Легатой вставало не знакомое землянам родное светило, а карнавально яркое, неуместно жизнерадостное чужое солнышко, абсолютно несоответствующее отвратительному настроению космонавтов.

— Нет, ну это ж надо было оказаться таким болваном! Водички попить целебной. И нашел же, кого послушать! Мальчишку, стажера! — Станислав Степанович раздраженно выдохнул пламя, мгновенно испепелив немалый участок густого лиственного леса. Нервные подергивания шипастого хвоста легко сметали высокие вековые деревья, чем-то похожие на дубы. Хотя откуда бы взяться дубам на этой планете? Огромные когти правой лапы в гневе пропахали глубокую борозду в мягком грунте загубленной поляны. Впрочем, Петька знал, что не пройдет и получаса, как лес затянет раны, и поляна обретет прежний вид. И веселый, внешне безобидный источник, вода которого превратила неосторожных членов экипажа «Варяга» в сказочных ящеров, вновь забьет из-под мшистого камня, испещренного непонятными значками.

— Я лично вижу только один выход, — капитан, немного успокоившись после неудачной попытки наладить контакт с оставшимися на корабле членами экипажа «Варяга», вернулся к прежнему плану. — Нужно все-таки попробовать отремонтировать передатчик.

Не дожидаясь Петькиного согласия, могучий чешуйчатый ящер легко поднялся в воздух, сделал круг над лесом и направился к синеющим вдалеке горам, где двое преобразившихся космонавтов обрели временное пристанище. Там был спрятан и пострадавший во время трансформации прибор связи.

Перед тем как взлететь, Петька Нечаев, девятнадцатилетний стажер и юнга «Варяга», проводил капитана завистливым взглядом.

Великолепный черный дракон, покрытый блестящей бронированной шкурой, легко парил в прозрачном небе Легаты. Каждая чешуйка сверкала в лучах восходящего солнца, а стремительные четкие движения выдавали уверенность и силу, свойственные капитану Пересветову и в прежнем, человеческом облике. А ведь старику уже под сорок. Жена, двое сыновей.

— «Ну, почему такая несправедливость!» — мысленно возмущался Петька. Почему-то даже дракон из него получился мелкий, чуть ли не в полтора раза меньше, чем Станислав Степанович, а Петькина тоже темная, но не черная, а какая-то серая шкура, казалась тускловатой и почти не блестела.

В свои девятнадцать лет курсант космического училища Петр Нечаев, несмотря на высокий рост и спортивную фигуру, оставался робким прыщавым заикой. Доучившись до третьего курса, он долго мотался по кораблям и космическим станциям, пытаясь устроиться на пилотскую практику. Поговорив с парнем несколько минут, ему обычно отказывали, несмотря на неплохие оценки и хорошие рекомендации. И дело было даже не в фирменной Петькиной неуверенности, а в традиционном суеверии космонавтов. «Неудачник на корабле — шампанского не пить», — гласила старая французская пословица.

Отчаявшись, Нечаев явился на «Варяг». Капитан Пересветов набирал добровольцев для полета к охваченной эпидемией неизвестной болезни Рассветной.

Экипажу «Варяга» предстояло доставить на зараженную планету группу врачей, землян и инопланетян. Бортинженера и штурмана удалось найти без особого труда — Матвеев и Тетерин, летавшие много лет с капитаном Пересветовым и свято верившие в удачливость своего капитана, согласились без особых раздумий. В отличие от Станислава Степановича, оба были убежденными холостяками и считали риск неотъемлемой частью человеческой жизни. Самому капитану особо выбирать не пришлось — приказы начальника управления космических перевозок не обсуждаются — теми, разумеется, кто хочет сохранить за собой работу и привилегии нелегкой, но щедро оплачиваемой летной профессии.

— Если что, не беспокойся, — сказал Игнатьев, — С семьей все будет в порядке. Жене — все льготы, полная компенсации и содержание, детям — лучшая школа и оплаченная учеба в космическом училище. Сам позабочусь.

Словам начальника управления можно было верить, и Пересветов не стал тратить время на лишние споры.

Однако появление мальчишки-стажера, наверняка, сына такого же, как он, капитана, погибшего во время выполнения задания, напомнило о давешнем разговоре.

— Учебу в училище управление оплатило? — поинтересовался Пересветов. Уверенный в том, что сейчас услышит резкий отказ, Петька только печально кивнул.

Капитан подумал о собственных мальчишках. Ромке — двенадцать, Денису — девять. Кто знает, что их ждет через несколько лет? Может, и им скоро придется вот так же ожидать очередного «нет».

Пересветов почувствовал к Нечаеву неожиданное сочувствие и попытался объяснить парнишке, на что он идет. Святослав Степанович долго отговаривал курсанта от самоубийственного поступка, но Петька упорствовал, и капитан согласился взять его стажером на корабль, несмотря на явную невезучесть — на шампанское никто на «Варяге» не рассчитывал, — и отчаянное заикание.

Заикание, вызванное когда-то детским испугом, не удалось излечить, несмотря на все усилия врачей, к которым Петьку долго водила бабушка, а природная стеснительность мешала наладить отношения с девушками, которые до сих пор не обращали на парня никакого внимания.

Вот и сейчас! Петька печально наблюдал, как гибкая белоснежная драконица, заметив в небе крупного черного самца, приблизилась и сложными фигурами воздушного пилотажа, похожими на танец, недвусмысленно попыталась выразить свой интерес. Стажер содрогнулся, когда разъяренный капитан хладнокровно метнул в сторону кокетки испепеляющую струю огня. Напуганная неожиданной реакцией привлекательного дракона белянка, в панике отлетев на безопасное расстояние, выразила свое негодование какой-то сложной воздушной петлей.

— Не попали, — машинально отметил Нечаев. — Зря вы так. Она же красивая!

— Хотел бы, попал бы, — сердито ответил капитан. — Красивая! Поклонник летающих ящериц нашелся! Чтоб от тебя осталось, если б ты с ней в своем настоящем виде столкнулся?

— А вдруг она тоже такая, как мы? Заколдованная? — неожиданная догадка заставила Петьку обернуться и, совершенно неожиданно для себя, инстинктивно исполнить в воздухе замысловатую фигуру ритуального танца. Продолжавшая по-прежнему держаться неподалеку сверкающая красавица, наконец-то обратив внимание на присутствие молодого самца, немного разочарованно покружила в воздухе, потом решилась и, осторожно приблизившись, поманила его за собой. И Петька не устоял. Два сильных прекрасных зверя устремились к лесу, исполняя прекрасный воздушный танец любви.

Занятый своими мыслями, капитан Пересветов заметил отсутствие стажера слишком поздно, уже подлетая к горам.

— «Ну, все, теперь и мальчишку потерял!» — горькая мысль еще больше усугубила отчаяние, терзавшее Станислава Степановича с того момента, когда экипаж «Варяга» опустился на Легату, обнаружив у себя первые признаки заражения.

Выбор планеты был не случайным. Подсказку дал последний разговор с орионцем — одним из летевших на Рассветную инопланетных врачей. Похожий на бесформенную тень, окутанную черным покрывалом, сгусток энергии, поддерживаемый неизвестным полем, тайну которого землянам пока не удалось разгадать, неожиданно сдружился с Пересветовым.

Таинственные орионцы не спешили делиться с Землей своими секретами, что не помешало капитану найти общий язык с инопланетянином и даже обнаружить некоторую схожесть взглядов. Орионец, как и Станислав Степанович, был фаталистом и летел на зараженную планету в поисках смысла жизни. Впрочем, энергетическому сгустку, в отличие от капитана, людские болезни не могли причинить никакого вреда.

— Если что-то случится, я хочу сказать, при первых признаках заражения, летите на Легату, — сказал инопланетянин на прощание, — Это планета-целительница. Там ждет Исцеление. Ваш единственный шанс.

И, указав взмахом черного покрывала крохотную точку на звездной карте, орионский медик ушел на Рассветную. Искать смысл жизни.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.