Освобождение Крыма

Рыбаченко Олег Павлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Освобождение Крыма (Рыбаченко Олег) Бремя господнее нам не понять, Что значит, Землю греть на ладони. Бог это милость — добрая мать, Если с тобой Он — изверг не тронет! В небе бескрайнем, лучика путь, Солнце встает, щедро свет раздавая! Нам за Отчизну шеи свернуть, Вермахт повержен в ласковом Мае! Вихри Фортуны, плески судьбы, Кровью тягучей нас оросили… Видишь, страдают дети твои, Нашей священной, доброй России! Рвется, вздымая смерчи снаряд Дерн полыхает, в брани смертельной! Хочет рубиться лихо отряд, Чтобы не сломали нас всех раздельно! Каждый из нас воин Руси, Латы и шлемы, каски — гранаты! Царь Православный — нами рули, Вместе справляем с песней парады! Орды порой на Россию прет вал, Крупные силы в битву вступают. Вермахт нацелил в сердце кинжал, Но получил наказание в Мае! Белое солнце красный пустынь, Словно на клетках шахматных битва. Каждый из нас исполин-богатырь, Бог побуждает сделать молитву! Капли дождя, в воздух свежесть дают, В них словно бархат жидкого вида. Родина дала сирым приют, Можно по ней мерить мили без гида! Крым будет наш, изумруд за бортом, Рыбки как злато все дно оросили. Можно недурно жить за бугром, Если бугор этот сердцем с Россией!

ГЛАВА 1

После осторожного старта космическая баталия выходит в пик. Перехлестывает девятым валом на уровень самого разгара, словно раздуваемый бурными ветрами пожар. Жарко полыхающее торнадо огня в сухом лесу; полным взбесившихся хищников и растерянных, ошалевших от ужаса жертв, без деревьев, но с разноцветными гирляндами звезд.

Остервенелую атаку цветоэльфы вели по классической схеме. Основной, стремительный удар с размахом технотронной из множества боевых, космических кораблей кувалды нанесен по тыловым соединениям. А вспомогательный прострел — по маневренным ударным группам.

Атакующие звездолеты напоминали стаю стремительных, колючих от стволов орудии и излучателей мальков с огромной скоростью снующих в космическом пространстве. Эти звездолеты магической цивилизации, сильно разогревали при перемещении космическую пыль, переливались всем цветами радуги, и дышали словно живые. Впрочем, они и в самом деле живые, выращенные колдунами с помощь особой системы питания и логосмагии.

Флот надменных захватчиков гроборков только что обошел звездное скопление. Прорываясь сквозь нерукотворные заслоны, с помощью магомагнитных пушек и сделанных на основе боевых заклинаний, вибро-пулеметов, армада прорывалась сбивая бешеные астероиды. Эти скопления жидкого металла буйно плескались словно морская пена, проворно передвигались, выпрыгивая как волчки из семимерного пространства, и поражая тех, что позволял себе расслабиться на малую долю секунды. Казалось по вакууму, носятся размытые как от дрожащего пера второгодника кляксы. Отнюдь не безобидные скопления боевой магоплазмы, демоны аннигиляции, моментально с противным рвущим барабанные перепонки скрежетом пробивающие борта, и корпуса звездолетов.

От чего еще до соприкосновения с броней, гробоорки отскакивали, словно ошпаренные кипятком и визжали от ужаса.

А для того, чтобы впасть в панику оснований выше крыши Манхэтена и телебашни Останкино.

Ведь они были полуживые, иногда принимая форму угловатых, словно проглотивших танки времен первой мировой войны драконов, или виде многоголовых тигров и извергая куски несущей аннигиляцию, магоплазмы бросались на космические корабли. Вот поврежденный крейсер гробоокров в которых вонзилось клыками чудовище-фантом потерял пару вращающихся башен. Похожие костяшки домино с лапами и головами медведей гробоорки истошно визжали, когда их сдавили обломки брони крейсера, заставляя хрустеть перемалываемые, и пылающие кости. Самка-гробоорка, майор Квилина проревела, пожираемая фиолетовым пламенем:

— Смерть это скверная вещь, но скорее по процессу, чем по последствиям!

Действительно муки от подобного умирания ужасные, а само развоплощение души с дальнейшим обретением плоти в ином мироздании, не столь и страшно.

С атакующими кусками магоплазмы сражались и воины-фантомы которые спешно создавали техноволшебники. На восьминогих скакунах могучие рыцари кромсали мечами, секирами и заточенными шестами атакующие их кометы, заставляя рассыпать в пыль попадающие под клинки звездные порождения.

Относительно слаженный строй космической армады растянулся, некоторые группы кораблей отстали, охранение, перестраивая ряды, ослабило контроль. Уязвимое «брюхо» армады гроборков, словно мягкое место черепахи попало под внезапный удар.

Маршал звездного флота цветоэльфов выглядел весьма импозантно. Красивый юноша, со сверкающей драгоценными каменьями фуражкой. Он кричал, тенором оперного певцы:

— Выбрасывая все кванты энергии, надо отдавить «хвост».

Его напарница красивейшая самка Ундина, чудным голосочком пропела:

— Хвост за хвост, глаз за глаз! Звероносым не уйти от нас! Клянусь всевышним, тараним крыши!

Бой хоть и изобиловал цирковыми элементами и на деле совсем нешуточный, смертоносные потоки залили вакуум, вертелись несущие смерть причудливые фигуры. Особенно когда в атаку пошли наколдованные девчата-эльфики. Некоторые фантому, стреляли из арбалетов многоразового использования, а другие лупили особым оружием в виде дискообразных бубликов.

Как это чудно смотрится в атаку идут девушки-эльфийки на самоваре с головой тираннозавра, и лапами в виде локаторов. И вот этот зверь саблезубыми клыками поддет космический, рыбообразный эсминец гроборков.

Сквозь пробитые перегородки с шумом вырывается фтористый воздух, вспыхивая пышным четрехцветнным фейерверком в вакууме. И эсминец начинает содрогаться, самовар-динозавр дергает его, словно пытающийся сбросить кувшин лис.

Находящихся внутри гроборков бросает, словно горошины в погремушке лишенного сладкого ребенка. Капралу Шену сломало от броска руку и вывихнуло плечо, а повторный удар заставил глухо скулить:

— Ох, ох, ох! Неужели мир так плох!

В него попала самка ягуара-тролля с клыкастым носом. Едва не сломала шею и прорыкала:

— У ты медведь!

Ей самой чуть не отбило почки и воительница-тролльчиха, с вывихнутой ногой вцепилась зубами в антенну. Еще зубы скрежетали об металл, а конечности и хвост судорожно дергались, стараясь сохранить баланс при треске саблезубым динозавром-самоваром. А тут еще красивые наездницы стали палить в достаточно крупный гросс-эсминец пылающими стрелами. Те пробили борта и вызвали свирепый пожар внутри звездолета.

И по коридорам с перекошенными рылами выбегали подпаленные, наполовину ослепшие гробоорки. От их пылающей шерсти отваливались большие куски, которые затем засасывались вентиляционными шахтами.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.