Русская жизнь. Первая мировая война (август 2007)

Коллектив авторов

Серия: Русская жизнь [7]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Русская жизнь. Первая мировая война (август 2007) (Коллектив авторов)

Русская жизнь

№7, август 2007

Первая мировая война

* НАСУЩНОЕ *

Драмы

Несть ни Еллина, ни Иудея

России снова напомнили о том, что она светское государство

Христиане веры евангельской из подмосковного Чехова выиграли в Европейском суде по правам человека в Страсбурге очередное дело «сектанты против России». Суд обязал государство выплатить истцам 6 тыс. евро. Главное в этом деле - не сумма компенсации за моральный ущерб и даже не сам факт признания правоты конкретных евангелистов, а неприятное для многих россиян открытие: в демократическом государстве все равны не только перед Богом, но и перед законом.

Евангелистов из Чехова задел за душу запрет на молитвенные собрания под открытым небом. Шесть лет назад здание их общины было сожжено. Денег на новый молитвенный дом у евангелистов не было, и тогда они попросили местные власти разрешить им проводить богослужения на улице. В ответ местный держиморда предложил им молиться в квартирах.

Однако протестанты - и в жизни, и в своем учении - превыше всего ценят Закон. И если приверженцы христианства, отколовшиеся в свое время от официального православия, в подобной ситуации наверняка проглотили бы обиду и стали еще более напряженно молиться и спасать свою душу, то западники идут до конца. Чуть ранее аналогичные иски по «ущемлению права на свободу вероисповедания» у России в Страсбурге выиграли сайентологи, свидетели Иеговы и Армия спасения.

Вторым уроком для ревнителей благочестия это дело должно стать и потому, что понятию «секта» (которым они так любят оперировать) ни свод российских законов, ни судебная система не дают никакого определения. «Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной», - гласит статья 14 Конституции РФ. Следовательно, в России нет и не может быть той господствующей церкви, раскол с которой дает основание для навешивания негативных и оскорбительных ярлыков и тем паче гонений. Более того, история религий свидетельствует, что тем же словом «секта» без малого два тысячелетия назад назывались нынешние традиционные религии. Например, первые христианские общины с точки зрения иудеев и римлян были сектами.

Печально, что Россия снова наступает на грабли, удар которых уже дважды приводил к слому Системы. Революционный настрой 20 миллионов «сектантов» в начале XX века стал притчей во языцех. Не менее известна роль, которую сыграли советские баптисты, пятидесятники и свидетели Иеговы в диссидентском движении брежневской эпохи. Любое действие рождает противодействие.

Интересно, что в федеральном законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» говорится о «Российской Федерации как светском государстве, где признается роль… христианства, ислама, буддизма, иудаизма и других религий, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия народов России». Когда гонителям хочется ущемить какую-либо «секту», стоит вспомнить, что «другой религией, составляющей неотъемлемую часть…», является, например, движение паниашковцев, основанное крестьянином Алексеем Гавриловым (Паниашкой) в конце XIX века. Вот что писали о движении современники. «Относясь с отвращением к пище и питию и по необходимости их употребляя, паниашковцы приговаривают при этом: «На, бес!» То же самое произносится ими при сажании хлеба в печь, когда наливают воду в посуду, при отправлении естественных потребностей и т. п. Паниашковцы перестают менять одежду, пока она вся не износится, перестают умываться, вычесываться, предаваясь при этом для «замора плоти» стадному разврату. Для наиболее преданных последователей Паниашка устроил коммунистическую общину, где у сектантов все было общее, и никто не мог иметь личной собственности, в том числе мужа и жены».

Историческое наследие, и еще какое! В демократическом обществе придется привыкать и к таким персонажам и, возможно, даже разрешать им устраивать «молитвенные собрания на открытом воздухе». Пока это не выходит за рамки светского закона.

П. П.

Лирика

***

Нивы сжаты, рощи голы - шоу-бизнес подгрызает последние культурные табу. Эффективное рвотное средство: певица - Бизюлька, альбом - «Стать рачком», песня: «Зачем существует в мире статья сто тридцать четыре? Детям любить мешает и взрослым не разрешает». От тошноты и негодования граждане переходят к здоровым полицейским эмоциям.

Мария Арбатова заявляет, что певицу Бизюльку лоббирует «мафия педофилов». Когда бы все было так просто! Мафия не мафия, а при нынешней-то тематической бескормице отчего бы и не замахнуться на бастион уголовного нашего кодекса. Припевчик следующего хита, по всей вероятности, будет звучать так: «Зачем меня судят опять по гадкой статье сто пять?»

***

В Санкт- Петербурге погибла пятилетняя дочка сочинского мэра. Обычную пролетку, из которой выпала девочка, СМИ упорно называют каретой, отчего дежурная туристическая прогулка начинает выглядеть пышным сановным выездом. Плюс место: Дворцовая набережная, около Эрмитажа. Немедленно припоминаются смертоносные снегоходы, частные самолеты и вертолеты, Ferrari Enzo Керимова-Канделаки и прочий VIP-транспорт, фигурирующий в сводках о трагических происшествиях. Теперь в этот роковой ряд попала и невинная пролетка.

***

Ангелического вида юноша около входа в РГГУ говорит по телефону. Судя по обрывкам, речь идет о поездке в Питер к товарищу и посещении футбола. «Ну, штук восемь нам хватит на поесть на два дня. Не хватит? А сколько надо? Не, в казино не пойдем больше, мне фазер карту закрыл…» Лет семнадцать, не больше, - а какая насыщенная жизнь!

***

В билетной кассе на Цветном бульваре, как бы извиняясь за большую наценку, к билету прикладывают подарок - колоду игральных карт. Поразительное бесчувствие к железнодорожным реалиям. «Две ясности, две хитрых простоты играют в дурачка на нижней полке…» - уже и не споешь: на предложение попутчика «в картишки» пассажиры справедливо каменеют лицом. А на вокзале женщина, которую с нездешней доверчивостью попросили присмотреть за чемоданом «ровно одну минуточку», немедленно ударилась в крик: уберите подальше, смотрите сами, может, бомба или наркотики, я сейчас милицию, где тут милиция. «Озверели, да, озверели», - бормочет пожилой (по всему судя, приезжий, в темном рабочем загаре) хозяин чемодана и, хромая, тащит его сквозь нарядную разноцветную публику.

***

Июльские катастрофы - череда смертей, летящие в пропасть автобусы, падения башенных кранов - воспринимаются как прелюдия к августовским. Что-то будет, потому что «календарь велит». Эти ежегодные всенародные ожидания рокового августа похожи на языческие аграрные бдения - вызов дождя, моление об урожае.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.