Русская жизнь. Земство (апрель 2008)

Коллектив авторов

Серия: Русская жизнь [25]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Русская жизнь. Земство (апрель 2008) (Коллектив авторов)

Русская жизнь

№25, апрель 2008

Земство

* НАСУЩНОЕ *

Драмы

Вовнушки

Непошлая, лишенная казенщины и вполне остроумная патриотическая акция - всенародные (в смысле - голосование в интернете и с помощью SMS-сообщений) выборы «семи чудес России». Организаторы - газета «Известия», телеканал «Россия» и радиостанция «Маяк». Условия просты - из сотен достопримечательностей и туристических брендов (Петергоф и храм Василия Блаженного, Байкал и Эльбрус, тульский пряник, курский соловей - и так далее) выбрать семерку самых-самых. Голосование проводится по семи федеральным округам (по чуду на округ), и это тоже понятно - никому не хочется, чтобы все семь чудес России находились в пределах Садового или хотя бы Золотого кольца. Итоги голосования будут подведены в День России - 12 июня, во время торжеств на Красной площади.

Голосование продолжается, закончился первый тур, и кто бы мог подумать, что суровая российская реальность вмешается и в эту - ориентированную на аполитичных телезрителей и интернет-пользователей - попсовую акцию. Однако - вмешалась. В голосовании по Южному федеральному округу неожиданно и всерьез сменился лидер. Волгоградский мемориальный комплекс «Мамаев курган» отступил на второе место. Высшую же позицию благодаря дружному голосованию жителей Ингушетии с отрывом в десять тысяч голосов заняла крепость Вовнушки, находящаяся в ингушском ущелье Гулой-Хи. Шансов на то, чтобы отыграться, у сторонников Мамаева кургана, очевидно, нет - голоса за Вовнушки поступают быстрее и в большем количестве, чем голоса за любое другое русское чудо. На волгоградских и не только на волгоградских сайтах паника. Большая, но не то чтобы очень красивая и совсем не знаменитая за пределами ущелья Гулой-Хи ингушская крепость, скорее всего, войдет в семерку победителей. Ингуши, торжествуя победу, в очередной раз спляшут лезгинку на Манежной площади, а русские в очередной раз почувствуют свою ненужность на этом празднике жизни.

Это больше чем просто забава - это политика, почти война. В SMS-голосование и русские, и ингуши вкладывают всю скопившуюся за последние годы взаимную ярость, а ярости, оказывается, у обеих сторон вполне достаточно. Борьба за попадание Вовнушек в список «семи чудес России» очень похожа на советско-чехословацкие хоккейные матчи времен «доктрины Брежнева». Но если СССР и Чехословакия были все-таки разными странами, то Волгоградская область и Ингушетия - это равноправные провинции одной страны. В таких ситуациях особенно остро чувствуешь, что пресловутое единство многонациональной России держится «на честном слове и на одном крыле», и никто не может поручиться за то, что лет через пять «крупнейшей геополитической катастрофой» русские политики не будут называть уже распад Российской Федерации.

Домодедово

Аэропорт «Домодедово» может быть национализирован. Росимущество оспаривает в суде приватизацию аэропорта, и эксперты с большой уверенностью говорят, что нынешний владелец аэровокзального комплекса - компания «Истлайн» - может лишиться контроля над аэропортом.

История приватизации Домодедова действительно при ближайшем рассмотрении может вызвать вопросы. В 1997 году, то есть на самом пике «лихих девяностых», «Истлайн» (о котором в газетах тогда писали, что за ним стоит знаменитая уралмашевская преступная группировка) после серии сделок приобрел аэропорт у госпредприятия «Домодедовское производственное объединение гражданской авиации». Если покопаться в истории этих сделок, наверняка можно посадить и тех, кто продавал, и тех, кто покупал, так что нынешний демарш Росимущества мог бы заслуживать только аплодисментов, если бы не два дополнительных обстоятельства.

Во- первых (эти аргументы не раз звучали в спорах о «деле ЮКОСа», и мне даже неловко их повторять -но что поделаешь, если так оно все и есть?), покупка Домодедова в 1997 году не была для тогдашней России чем-то экстраординарным - напротив, вряд ли даже самый дотошный исследователь сможет обнаружить в том времени хотя бы одну сделку, совершенную в полном соответствии с российскими законами. Во-вторых (и это, пожалуй, самое главное), того аэропорта, который был куплен «Истлайном» 11 лет назад, давно уже нет - на его месте новый собственник построил новый комплекс. Новое Домодедово обошлось «Истлайну», по оценкам Минтранса, более чем в миллиард долларов, и - вряд ли с этим будет спорить кто-то из пассажиров - новый аэропорт у «Истлайна» получился лучший в России и один из лучших (19-е место по рейтингу Международного совета аэропортов) в Европе. Иными словами, Росимущество только говорит о том Домодедове, которое «Истлайн» купил в девяносто седьмом - на самом деле речь идет вот об этом аэропорте. Это над ним - полностью новым и полностью частным - нависла угроза национализации.

В девяностые, как уже было сказано, было много нечестных приватизационных сделок. В результате большей их части страна лишилась уникальных заводов, научных учреждений, аэропортов - да много чего. Но по поводу этого «много чего» у Росимущества никаких вопросов нет, зато есть вопросы по поводу, прямо скажем, единственного в России нормального аэропорта. И мне почему-то кажется, что это - не простое совпадение.

Кастрация

Модное в этом сезоне словосочетание - «химическая кастрация». Это не цитата из какой-то трэш-литературы, это вполне официальный термин, всерьез обсуждаемый Госдумой с подачи Общественной палаты. С помощью химической кастрации (специальных инъекций, уничтожающих половое влечение) предлагается наказывать педофилов, и общество, в целом, благосклонно воспринимает эту инициативу, - маньяки, нападающие на детей, в последнее время буквально озверели, только с начала апреля в СМИ появилось пятнадцать сообщений об изнасиловании несовершеннолетних, последний случай - златоустовский убийца, испотрошивший двух семиклассниц и ранивший первоклассницу. «С этим нужно что-то делать».

Делать действительно что-то нужно, но заслуживает ли кастрация, пускай всего лишь химическая, места среди официальных репрессивных мер, взятых на вооружение государством - это все-таки большой вопрос. И дело не только в пресловутом «пороге согласия», который так беспокоит некоторых публицистов (хотя и в нем тоже; в прошлом номере «Русской жизни» я писал о покончившей с собой подмосковной парочке, ей было пятнадцать, ему - двадцать, идеальный клиент для химической кастрации, правда же?). Уровень доверия граждан к милиции, прокуратурам, судам не сильно отличается от уровня доверия к маньякам и педофилам. Кто может поручиться, что каждый «педофильский» приговор будет справедлив? Несколько месяцев назад, едва начавшись, захлебнулась медиакампания в поддержку питерского боксера Кузнецова - он тоже вначале говорил, что убил педофила, и общество радостно ему аплодировало - до тех пор, пока не выяснилось, что и педофильство жертвы не доказано, и биография самого Кузнецова не располагает к тому, чтобы как-то особенно ему верить.

Да и в конце концов - в последнее время российское государство неоднократно демонстрировало свою изобретательность в репрессивном жанре. То оппозиционного активиста на время предвыборной кампании заберут в армию, то оппозиционную журналистку вышлют в Молдавию. А теперь представьте, если в арсенале государства будет еще такой способ наказания. «Тверской райсуд Москвы приговорил Гарри Каспарова к химической кастрации» - и пусть Каспаров потом доказывает, что он не педофил. Понятно, что я утрирую, но все же любая репрессивная мера в руках нашего государства - это граната в лапах обезьяны. К тому же не стоит забывать - у нас отменена смертная казнь, и не нужно восстанавливать ее даже по частям.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.