Между СМЕРШем и абвером. Россия юбер аллес!

Куликов Николай

Жанр:   2012 год   Автор: Куликов Николай   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Между СМЕРШем и абвером. Россия юбер аллес! ( Куликов Николай)

Глава 1. Встреча у отметки 24-07

26 декабря 1944 года. Балтийское побережье, 60 км к северу от г. Лиепая

Капитан Горячев Федор Алексеевич

— Впервые на подводной лодке? — спросил меня командир.

— Я и по морю плыву впервые, товарищ майор!

— Не майор, а капитан третьего ранга.

— Никак не привыкну к вашим флотским званиям, — посетовал я, виновато улыбнувшись.

— А вам и не надо привыкать: через несколько часов расстанемся, — заметил Травин.

Последняя фраза прозвучала в его устах несколько суховато, и он дружелюбно добавил:

— Пока можете поспать — располагайтесь, как дома!

— Но не забывайте, что в гостях, — отпустил я бесхитростную шутку.

Командир вежливо улыбнулся и уже в дверях каюты нравоучительно произнес:

— А по морю, между прочим, не плавают, а «ходят» — так-то!

Потом он задвинул дверь (на лодке они закрывались на манер купейных в поезде), и я остался в одиночестве.

Меня должны были видеть как можно меньше людей — именно поэтому капитан уступил мне свою крохотную каюту. Он же предупредил, что переход до Лиепаи займет не меньше девяти-десяти часов, причем последние двенадцать миль пойдем в погружении.

Я мог как следует выспаться, что было очень кстати (последние двое суток почти не смыкал глаз). Сняв пиджак, я выключил свет и улегся прямо в брюках и рубашке поверх синего полушерстяного одеяла, которым была застелена узкая командирская койка. Несмотря на сильную усталость, долго ворочался с боку на бок: очевидно, сказывалась смена обстановки — хотя я давно привык к кочевой военной жизни. Впрочем, спать на подлодке мне еще не приходилось. Как-то сами собой накатили воспоминания… Вспомнились Смоленск, друзья и сослуживцы по оперативно-розыскному отделу: Петрович, Сынок, подполковник Горобец… Как они там?..

— Просыпайтесь, товарищ Иванов! Через час с небольшим будем на месте.

Я открыл глаза. В каюте горел свет, и около койки стоял командир: во время морского перехода общался со мной только он — таковы были правила. Еще на берегу полковник Фролов представил меня как «товарища Иванова» — все по тем же конспиративным соображениям. Но, судя по всему, Травин не в первый раз перевозил подобных «пассажиров», поэтому был крайне сдержан и лишних вопросов не задавал.

— Сейчас чайку попьем и перекусим, чем бог послал, — сообщил он, увидев, что я проснулся.

— Спасибо, насчет чайку не откажусь, — сказал я и сел на койке. — А вот есть не хочется.

— Укачало с непривычки? — рассмеялся капитан.

— Похоже на то… Вроде подташнивает, и совсем нет аппетита.

Когда Травин вышел, я обулся и критически осмотрел себя в маленьком зеркальце на стене каюты: небольшая щетина, неухоженная прическа — это нормально. Так и должен выглядеть бывший псковский полицейский, спасающий свою шкуру бегством с отступающими немецкими войсками. Взглянув на наручные часы, отметил: половина первого ночи…

В этот момент в коридоре за дверью прозвучал сигнал, напоминающий трель электрического звонка. Сразу послышались какие-то команды, топот ног бегущих людей и вслед за этим — сильный шипящий звук (как потом объяснил командир, это воздух выходил из специальных цистерн по мере их заполнения забортной водой). Вскоре палуба сильно накренилась на нос, и даже я, сугубо сухопутный человек, понял: мы погружаемся. Через несколько минут лодка выровнялась и перестала раскачиваться — очевидно, пошла в подводном положении.

Открылась дверь, и в каюту вернулся Травин. Впереди себя он пропустил матроса в белой поварской куртке, который внес на подносе два стакана чая в красивых подстаканниках, сахарницу и тарелку с печеньем. Все это «повар» сноровисто выставил на небольшой квадратный столик в углу узкой (двоим не развернуться) каюты, после чего молча удалился.

— Ну вот, товарищ Иванов, как и обещал — погоняем чайку! — сказал командир и сел на круглую вертящуюся табуретку, привинченную к палубе рядом со столиком.

Я расположился на краю койки.

— Зовите меня Виктором, — попросил я Травина в нарушение той самой конспирации (безликое «товарищ Иванов» мне изрядно надоело).

— Ну, а мое имя тебе известно. Не против, если обойдемся без отчества и на «ты»?

— Конечно, — согласился я.

Командира звали Петр. Когда он представлялся, пошутил: «Имя и фамилия подлинные — мне ведь не надо конспирироваться!» Сейчас он заговорщически подмигнул:

— А не «замахнуть» ли нам граммов эдак по пятьдесят — за твое успешное возвращение? Как, Виктор?

— Когда вернусь, тогда и «замахнем» — ты уж не обессудь!

— Было бы предложено… — спокойно отреагировал Травин.

Минут через десять, когда чай был выпит (к печенью мы так и не притронулись), он выдвинул из-под крышки стола ящик, откуда достал небольшой тетрадный листок в клеточку и простой карандаш. Потом он склонился и начал рисовать какой-то чертеж.

— Потерпи немного, — пояснил с улыбкой, — сейчас кое-что изображу…

Этот Травин внешне очень напоминал мне знаменитого Валерия Чкалова — летчика-героя, кумира мальчишек и юношей моего поколения. Такой же крепко сбитый, с открытым лицом и зачесанными назад русыми волосами. Закончив рисунок, он расстегнул темно-синюю морскую тужурку, под которой была полосатая тельняшка (в каюте стало душновато — шли-то под водой), и повернулся ко мне на вертящейся табуретке:

— Твой полковник просил познакомить тебя с лодкой — конечно, в общих чертах. В Лиепае, по данным нашей авиаразведки, базируются немецкие подлодки седьмого проекта…

— Знаю. Даже чертежи их видел, вернее, общие схемы, — не удержался и «щегольнул» я своими познаниями.

— Вот-вот, схемы. А «вживую» на лодке первый раз. Тем более моя «щука» очень похожа на немецкую «семерку» — только размерами немного меньше.

— Как ты сказал, «щука»?

— Так мы называем наши лодки класса «Щ». Вот смотри, я набросал эскиз: корпус подлодки разбил на семь отсеков. Впереди, в носовой части, — торпедный. И так до дизельного в корме. Сейчас прогуляемся, и сам все увидишь…

Через полчаса я вернулся назад, получив некоторое представление о внутреннем устройстве боевого подводного корабля: Травин вполне профессионально и, самое главное, доходчиво провел эту короткую, но весьма важную для меня «экскурсию».

В Москве, когда полковники Фролов и Громов познакомили меня с оперативными разработками по «Урагану», они поставили передо мной следующие задачи: первое — установить контакт с Валетом, поступив в его распоряжение и обеспечив бесперебойной связью с Центром. Второе: по возможности помочь ему добыть схемы и чертежи управляемой «ФАУ». И, наконец, третье: содействовать уничтожению «ракетной» подлодки. Не знаю, как насчет чертежей, но по поводу «уничтожения» задача была хоть и сверхсложная, однако, на мой взгляд, отнюдь не безнадежная. Если Валет сумеет выяснить точное место стоянки вражеской лодки, то можно будет навести на нее нашу авиацию. Это как основной вариант. Далее: если удастся установить точное время выхода «ракетной» лодки в море, то в этом случае ее могли бы «встретить» наши подводники. Но не исключено, что придется полагаться только на свои силы. С этой целью меня снабдили новейшей миниатюрной магнитной миной огромной разрушительной силы. А для того чтобы установить ее в нужном месте — в такой точке того или иного отсека, где бы ее взрыв нанес подлодке максимальное поражение и даже привел бы к гибели, — надо было четко знать наиболее уязвимые места подводного корабля. Поэтому моя недавняя «экскурсия» по травинской «щуке» была вызвана не одним только праздным любопытством…

Сжатый воздух начал с шумом выдавливать воду из балластных цистерн — лодка качнулась и, задрав нос, пошла на всплытие.

— Собирайся, подходим к району высадки! — заглянул в каюту командир.

Я натянул теплый свитер, надел видавший виды пиджак, предварительно проверив документы в боковом кармане, намотал теплые байковые портянки и обул кирзовые сапоги. Вернулся Травин и с ним коренастый широколицый офицер азиатской наружности в кожаной зимней куртке и шапке-ушанке.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.