Афера

Цуприков Иван

Жанр: Проза прочее  Проза    2010 год   Автор: Цуприков Иван   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Афера (Цуприков Иван)

Глава 1. ЗАГОН

1

Первый — направо, потом — прямо, третий — направо, четвертый — налево! Первый — направо, потом — прямо…

Валентин, задыхаясь, свалился на кустарники и, превозмогая одышку, зубами прикусил колючую ветку шиповника.

Третий — направо! — сладковатый вкус крови. Рассечена нижняя губа… Четвертый поворот налево. Не забыть бы… — быстро пополз подальше от дороги. По сырому и мягкому мху скатился в какую-то траншею и притаился под кустарником рябины, щедро осыпавшим его росой.

Шорох колес по сухому глинозему дороги затих. Не слышно и шума работающего двигателя. Валентин притаился. Из машины, хлопнув дверцами, вышли люди. Переговаривались тихо… Прислушался.

— Слышь, Косой, где его теперь искать?

— Сука! Наверно, на том повороте свернул.

— Там Серый с Сиплым.

— Если не найдем, что скажем?

— Скажем, скажем… Скажем, что завалили…

— А если все же появится?..

— Надо обе дороги перекрыть перед шоссейкой.

Валентин расслабил мышцы, приподнял подбородок и оперся им на ветку, лежащую на земле. Двое мужчин, продолжая о чем-то говорить, стояли у машины и постоянно оглядывались по сторонам. Приблизиться к ним было бы рискованно. Валентин нащупал за поясом нож в ножнах, вытащил его, осмотрелся. Перед ним была заросшая зеленым болотистым мхом траншея для отвода воды с дороги, вдоль нее — кустарники рябины, шиповника, поросли березы. Лес — беломошник, сосны в шахматном порядке стоят друг от друга метрах в трех-шести. Обзор — метров на сто-двести. Здесь не спрятаться, нужно уходить.

Переполз ближе к дороге, притаился за вывернутым корнем. В джипе за водительским сиденьем никого нет.

Так трое их или четверо?

Тот, которого называли Косым, с неизвестным худым и длинным парнем стоял к нему спиной. Косой был без оружия, второй — опирается рукой на ствол карабина. Оба внимательно прислушиваются. Из-за поворота выходит третий, более моложавый, в цигейковой куртке, с карабином.

— Кругом медвежьи следы, — громко доложил он. — Так что долго наш клиент здесь не проживет.

— Думаешь? — Косой уставился на него тяжелым неподвижным взглядом.

— Его ружье осталось в машине. Он пустой.

— Афганец все же.

— Че, если воевал, так, думаешь, медведь его пожалеет?.. А вообще, лучше бы Зема его не трогал… Тех ему, что ли, мало? За деньги готов удавить всех, блин, — со злостью сказал длинный.

От услышанного у Валентина что-то сжалось в висках. Вот почему Мишка с Константином не появились позавчера на суде… Убили их? Кто? Зема?.. Не хотелось верить. Уважаемый Дмитрий Владимирович… Сволочь… Двадцать семь миллионов себе в карман, а нас — на кладбище. Как хотелось Валентину сейчас зареветь по-медвежьи и рвать, рвать, рвать и метать этих подонков.

— Ну что, долго еще будем здесь стоять? — появился четвертый. Тоже с карабином. Высокий, мускулистый, поджарый…

Где-то я его голос слышал, — задумался Валентин. Погоди, это же Владимир Иванович Петер, работающий менеджером у Земы. Всегда отглаженный, в накрахмаленной белой рубашке с тонким черным галстуком. Глазки опущены, голосок мягкий и высокий. Похож на оперного певца. Клиентов всегда встречает с улыбочкой, кланяется, но незаметно следит за каждым движением гостя. Да, Валентин, доигрался ты. Пока не убьют, не успокоятся. Что делать?

— Ты зачем здесь? — гаркнул Косой на Владимира Ивановича. — Давай работай, а то и тебя здесь оставим. Командир нашелся! Пойдешь с Гогой до конца поворота. На болоте, если он прошел, следы оставил. Через час вас здесь жду.

— А ты, — обратился он к тому, что в цигейковой куртке, — после поворота налево, тоже до болота. Осмотрись и сюда. Если встретите, стреляйте без разговору! Время пошло!

Косой, сел на водительское кресло, затылок упер в подголовник.

Отдыхает? Ну что ж, это хорошо, можно подобраться к машине и вырубить его, а потом видно будет, что делать, — решил Валентин. Только как это сделать? Остался ли кто рядом?

Что-то блеснуло на капоте машины. Присмотрелся — очки. Вроде окуляры не солнцезащитные. Значит, кто-то из них близорукий или дальнозоркий.

Может, уйти к избушке Федора? Знают ли ее? А то, что все дороги на этом участке упираются в болото? Что же делать? Валентин еще ближе подполз к дороге.

Так, первый поворот — направо, потом — прямо, третий — направо, четвертый — налево. Не здесь, так в городе пристрелят, жена с дочкой тоже в опасности. Что делать?

Косой, оказывается, не спал, было слышно, как он разговаривает по мобильнику:

— …да нет, возьмем, никуда он не денется… Видно, перед Земой отчитывается.

— …Сам приедешь? Давай.

Наступила тишина, где-то запищала синичка, а может, какая другая пичуга. Буквально над головой застрочил по дереву дятел. Валентин невольно поднял голову и начал выискивать птицу. И тут же одернул себя: «Не до птичек тут, нужно уходить».

Потихоньку, прячась за кустарником, выкарабкался из траншеи и вышел к обочине дороги. Пригнулся.

Что же делать? Проследить за тем, что в куртке? Он пошел на болото, кажется, один. Надо обезоружить его, взять у него карабин. Голыми руками с такой компанией не повоюешь.

Неожиданно под ногой громко хрустнула сухая ветка. Притаился. Услышали? Замер. Точно, по хрусту веток слышно, кто-то бежит сюда. Валентин рванул вперед. Перебегая дорогу, осмотрелся по сторонам: справа джип, слева, метрах в пятидесяти, человек. Перескочил через дорогу — и в тот же момент услышал громкий выстрел, затем второй. Ветки хлещут по лицу. Споткнулся обо что-то, упал. Не вовремя. Ногу ушиб, колено саднит. Вперед… останавливаться нельзя…

Через пять-десять минут быстрого бега остановился, прислушался. Скорее всего, должны преследовать. В болото лезть смерти подобно. В ельнике тоже оставаться опасно — медвежьи места. Выйти по дороге назад на сопку тоже опасно, там вся зона просматривается метров на сто-двести по радиусу — будешь для них мишенью что надо. Нет, пожалуй, стоит вернуться к джипу. Надо попробовать разобраться с Косым. Он — слабак, и пикнуть не успеет… Пожалуй, это выход, решил Валентин.

Повернулся спиною к солнцу, двинулся к дороге. Три шага… остановился. Тишина. Три шага — тишина…

На обочине притаился. Стали доноситься крики. Трое стоят у джипа, кричат друг на друга. Что там произошло? До машины не меньше ста метров. Как хочется услышать, о чем эти охотники за ним говорят… Любая информация сейчас для Валентина очень важна. Решил рискнуть и двинулся к ним.

— Ты ему всю репу разворотил, все сиденья в мозгах, — кричит кому-то из своих Гога.

Валентин по-пластунски выполз к обочине дороги и стал следить за ними. У машины стоят трое, о какой же «репе» они говорят? Вот что-то вытаскивают из машины, со стороны водительского места: положили на землю… вроде тело человека. Косого, что ли?

— Митяй, так ты и движок грохнул!

«Теперь все ясно, когда я перебегал дорогу, по мне стрелял Митяй, одной пулей сидящего в машине Косого завалил, второй попал в двигатель джипа. Вот тебе и „медвежатники“. Такой тут поворот событий. Что делать?..»

Нужно бежать к своей «Ниве». Первый поворот направо, потом — прямо, третий — направо, четвертый — налево. Только бы не ошибиться! До первого поворота дороги километра три, поворот налево — напротив огромной шины, валяющейся на обочине. Это хороший ориентир. Только не запутаться бы. Если направо, то там могут остаться их помощнички — Серый с Сиплым. Ладно, там видно будет, что делать.

Валентин старался сосредоточиться и найти единственно верное для данной ситуации решение. Как это было в Афгане, когда он был еще молодым, но уже в достаточной мере опытным воином.

«Гибель Косого, скорее всего, сбросят на меня. Это уже сто процентов… Дальше. Если их машина действительно пострадала от выстрела и не заведется, то им ничего не останется, как вызвать на помощь Зему или кого-то другого».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.