Аренда

Лукин Евгений Юрьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Аренда (Лукин Евгений)

— Э-э… привет, Макс, — услышал я, нажав кнопку. — Ну ты как там вообще? В смысле, поживаешь там… э-э…

Что за диво? Обычно он начинал стремительной скороговоркой: «Слушай, у меня тут денег на телефоне в обрез, перезвони, пожалуйста…» Или просто набирал номер, пережидал пару гудков и затем отключался в надежде, что намёк будет понят. А тут вальяжный зачин с расточительно долгими паузами!

— Поживаю-то?.. — переспросил я, несколько оторопев. — Да так, знаешь, поживаю себе…

— Это хорошо… — одобрил он. — Главное, чтобы всё вообще… да…

Снова пауза. Уж не наследство ли на него, случаем, свалилось?

— А что ты, скажем, делаешь завтра? — завёл он опять-таки издалека.

— То же, что и сегодня. Ты женился, что ли?

— С какой радости?

— Н-ну… подумалось…

А что тут ещё предположить? Если не наследство, то брак по расчёту. Все прочие способы обогащения были моим приятелем вроде бы давно перепробованы, причём с одним и тем же удручающим результатом. Вдобавок пришла мне на память недавняя встреча с бывшей сослуживицей. Представляете, некая бизнесвумен предложила ей слегка подержанную иномарку в обмен на сильно подержанного мужа с полурассыпанной печенью!

Вот до чего поздняя страсть доводит.

— Как ты смотришь на то, чтобы заглянуть ко мне завтра часиков этак в одиннадцать? — осведомился он.

— На какой предмет?

— Ты ведь по-прежнему шоферишь?

— Нет.

Он всполошился.

— Как «нет»? Права отобрали?

— Права не отобрали, а драндулет я свой продал.

— Ага, — озадаченно молвил он. — То есть машину в принципе водишь…

— Смотря какую.

— Белая «ауди» тебя устроит?

— Н-ну… разве что белая…

— Вот и славно, — величественно заключил он. — Права захватить не забудь…

Я был настолько ошарашен, что не нашёл ничего лучшего, как тут же позвонить его бывшей.

— Маш! Ты Макарку нашего давно видела?

— Слава богу, давно. А что с ним?

— Белую «ауди», говорит, приобрёл.

— Хорош врать!

— Это ты мне или ему?

— Тебе.

— Тогда не по адресу. За что покупал, за то продаю.

Продолжительное молчание. Потом вздох. Горький. Бабий.

— Вот жизнь! Как мужика брошу — тут же разбогатеет… Рухлядь небось? — спросила она с надеждой.

— Кто?

— «Ауди».

— Не знаю, не видел ещё…

* * *

«Ауди» оказалась новенькая, с конвейера. Пока я, уважительно хмыкая и покручивая головой, обживался в водительском кресле, Макарка (теперь уже, считай, Макар Аверьянович), склонясь над капотом, заполнял доверенность на вождение.

Может, он и дисками уже разжился? Я тронул клавишу плеера и услышал в ответ тишину. Стало быть, не разжился ещё. Переключил на радио — и в салоне возник трубный голос диктора.

— …теракты, — грозно сказал он. — Но обвинить Аль-Каиду в разработке нового сверхсовременного вида оружия…

Политику я переношу плохо. Выключил. Тем более что Макар Аверьянович к тому времени поставил небрежный заключительный росчерк и спрятал стило.

— Ну и как тебе тачка? — довольно-таки равнодушно полюбопытствовал он, вручая мне через окошко документ. Дело происходило перед подъездом под беспощадным взглядом двух облезлых бабушек на облезлой скамейке.

— Тачка — супер, — честно сказал я. Вылез, закрыл дверцу. — Деньги откуда? Только не говори, что Родину продал…

Мой грубоватый юмор произвёл неожиданно сильное впечатление.

— Тихо ты!.. — испуганно шикнул новоявленный автовладелец — и тут же бодро повысил голос: — Да! Вот я ещё что хотел тебе показать…

С озабоченным видом увлёк меня на ту сторону — к противоположной дверце, подальше от старушек.

— Думай, что говоришь!.. — прошипел он. — Видишь же, сидят смотрят…

Мне стало смешно. Доверенность заполняет прямо на капоте (пусть люди завидуют), а ты его и поддеть не смей! Как всё-таки меняет человека обладание иномаркой!

— Родину может продать лишь тот, кому она принадлежит, — напомнил я. — Ты что, «Газпром»? Или «Роскосмос»?

Макарка поиграл желваками.

— Короче, — отрывисто сказал он. — Как насчёт того, чтобы шофёром у меня поработать?

Пришла пора онеметь.

— А ливрею выдашь? — обретя дар речи, спросил я. — Ну, на тот случай, если дверцу перед тобой открывать придётся…

Он обиделся.

— Пошёл ты к чёрту! Я по-дружески…

— По-дружески? В смысле бесплатно?

— Сколько ты хочешь? — процедил он. — В месяц.

— Двадцать, — сказал я.

— Хорошо.

— Тридцать, — сказал я.

— Хорошо!

«Сорок», — хотел сказать я и понял вдруг, что он не шутит.

* * *

— Куда едем, босс? — подобострастно осведомился я, выруливая со двора на проспект.

Макарка страшно засопел и долго не отвечал.

— На дачу, — буркнул он наконец. — Придурок… Ничуть не повзрослел! Лишь бы зубы скалить…

— На дачу? Ты от неё ещё не избавился?

— Да вот уберёгся как-то… Бог уберёг.

— Даже так? — с сомнением пробормотал я.

Думаю, уберечь от продажи Макаркину дачу особых трудов Всевышнему не составило. Вроде бы и рядом, а добираться с пересадкой (это при нынешних-то ценах!), расположена — хуже не придумаешь: справа заводишко, слева железнодорожный узел, вода подаётся от случая к случаю. Сбыть за бесценок? Так ведь и за бесценок не выйдет…

— Чуть что — сразу Родину! — недовольно сказал Макарка. — Почему Родину? Вот, допустим, сдал я квартиру иностранцу… Что тут противозаконного?

Я подумал, пожал плечом.

— Да ничего, пожалуй… Если все документы оформлены… А не подскажешь, где такие иностранцы водятся?

— Нигде не водятся, — с досадой ответил мой работодатель. — Про иностранца — это я так, для примера…

Происходящее по-прежнему не поддавалось истолкованию. Я и в обычное-то время, оказавшись за рулём, становлюсь говорлив, как таксист, а тут ещё и любопытство заело.

— Ну колись, колись, — не отставал я. — Что приключилось?

Макарка полез в карман и извлёк оттуда свой старый сотик.

— Только, слышь… — предостерёг он. — Бывшей моей — ни слова! Ты понял?

— Нем как могила, — заверил я.

Послышалось прерывистое попискивание. Мой приятель тыкал в кнопки, отыскивая, видать, нужный номер.

— Вот, — сказал он. — Получил. Месяц назад.

Я скосил глаз на предъявленный мне дисплей. В бледном квадратике проступала эсэмэска следующего содержания: «Арендую кубический метр пространства, прилегающий к земной поверхности. Отправьте сообщение…»

— Любопытно, — заметил я. — Мне такая мулька тоже приходила. На разводку не похоже. Скорее прикол…

— И как ты поступил?

— Стёр.

Он фыркнул и убрал сотик.

— А я вот отправил…

Шоссе вильнуло вправо, и на горизонте обозначился заводишко. Из одинокой кирпичной трубы тянулся жидкий дымок. Странно. Производство давно остановлено… Не иначе, улики жгут.

* * *

Калитку его я, естественно, проскочил, и вовсе не потому, что не узнал, — просто не было там больше никакой калитки.

На месте увечного штакетника, кое-где подвязанного полуистлевшими верёвочками, ныне блистала сплошная ограда из металлопрофиля двухметровой высоты.

Босс покинул салон и, пока я пятился узкой дачной улочкой, отверз врата, за которыми обнаружилась бетонированная площадка под навесом из синего поликарбоната.

— Представляю, что ты сотворил с квартирой! — с уважением молвил я, загнав машину в стойло.

— Ничего не сотворил, — ворчливо отозвался он. — До квартиры пока руки не доходят.

До хибарки у него, надо полагать, руки тоже пока не дошли — отстраиваться начал с забора. А хибарка осталась прежней и выглядела теперь так же нелепо, как старенький Макаркин сотик, обнажённый в навороченном салоне белой «ауди».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.