Коррекция

Ищенко Геннадий Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Коррекция (Ищенко Геннадий)

Глава 1

– Что с вами? – с тревогой спросила проводница молодого человека, которому явно было нехорошо.

Он ухватился руками за аварийный поручень и с изумлением оглядывал вагон экспресса, слегка раскачиваясь, хотя движение поезда, как всегда, почти не ощущалось.

– Кружится голова, – ответил он. – И я совсем не помню, как здесь очутился.

– Я вас в своей секции тоже не помню, – сказала проводница. – Вы едете по билету, чипу или броне?

– А где это я? – спросил он, не отвечая на ее вопрос.

– Это вторая секция седьмого вагона экспресса «Пермь-Москва». Вы, что, вообще не помните, как здесь оказались? Достаньте ваш чип, может быть, там есть данные?

– Вроде голова перестала кружиться, – с облегчением сказал парень, отцепляясь от поручня. – А что за чип? О чем вы говорите?

– Как о чем? – удивилась женщина. – О вашем электронном удостоверении личности. Вы, что же, вообще ничего не помните? Вас, случайно, никто по голове не бил?

– Не помню, – помотал головой парень, видимо, вызвав этим приступ головокружения, потому что он опять ухватился за поручень. – Если бы кто-то бил, была бы хоть какая-то боль.

– Идемте в мое купе! – решительно сказала проводница. – Здесь мы будем мешать пассажирам.

Словно в подтверждение ее слов, недалеко от них открылась дверь, и из купе в коридор вышли и двинулись в их сторону четыре негра.

– Мадам! – по-английски обратился к проводнице самый пожилой из них. – Мы скоро вернемся в купе. К вам будет просьба – принести четыре обеда.

– Хорошо, господа, – на чистом английском ответила проводница. – Сейчас вам принесут контейнеры.

– Ну же, давайте быстрее! – обратилась она к парню. – Пока я добрая. Или, может быть, вызвать транспортную полицию?

– Не надо полицию, я иду! – поспешно ответил тот. – Не знаю почему, но мне не нравится слово «полиция».

– Не вам одному, – усмехнулась проводница, прикладывая большой палец к считывателю двери.

Дверь отъехала в сторону, дав им доступ в небольшое, но уютное служебное купе.

– Садитесь на диван, – пригласила проводница, – а я сейчас приготовлю чай. Минут через десять уже будут окраины Москвы, так что скоро приедем.

– Никогда не ездил с такой скоростью, – сказал он, отворачиваясь от прозрачной стены. – Стоит задержать взгляд, и опять начинает кружиться голова.

– Не у вас одного, – сказала женщина, разливая по чашкам горячую воду. – Хоть от путей все убрали, но все-таки триста километров в час это немало. Поэтому просто включим штору.

Она что-то сделала, и из стены выползла матовая пластина, смазавшая мелькающий за окном пейзаж. Потом проводница в каждую чашку капнула пару капель чайного экстракта и бросила по одной пластинке подсластителя.

– Пейте! – она пододвинула ему чашку. – И снимите свою куртку, а то вспотеете. Хорошая у вас имитация кожи.

– Почему имитация? – спросил он, поморщившись от неприятного вкуса напитка. – Обычная кожаная куртка. Но вы правы, нужно раздеться.

– Шутите? – спросила она, пощупав рукав. – Посмотрите по карманам, может, что-нибудь найдете.

– В карманах куртки ничего, – разочарованно сказал парень, – а в брюках только носовой платок. Вас как зовут? Извините, я сильно растерялся, поэтому...

– Ириной меня зовут. А вас?

– Понимаете, Ирина, – он отложил куртку и потер рукой лоб, – я ведь совершенно ничего не помню. Вот вы спросили об имени, и у меня в голове мелькнуло имя Алексей. Будем считать, что оно мое. И когда вы заговорили с неграми, я все понял. Получается, что знаю английский язык.

– Кто его сейчас не знает! – махнула она рукой. – А называть темнокожих неграми не советую. За оскорбление могут и избить. Послушайте, Алексей, включите голо. Там должны быть все данные владельца. Их многие используют вместо чипов.

– Какое голо? – не понял он.

– На вашей руке коммуникатор с голо-экраном.

– Это обычные механические часы, – он закатил рукав, показывая часы.

– Вы не миллионер? – спросила Ирина. – Небось, и брюки из натуральной шерсти? Уже въехали в Москву, слышите, сбавили скорость? Мы по городу больше ста километров не ездим, поэтому на Ярославский вокзал прибудем через полчаса. Штору уже можно убрать

– А почему все видно сверху? – спросил Алексей, глядя на мелькающий городской пейзаж.

– Вы даже этого не помните, – покачала головой Ирина. – Все экспрессы двухэтажные, а моя секция как раз на втором этаже.

– А как же обеды для этих... темнокожих? Вы за них не забыли?

– Делать им больше нечего – обедать перед самой Москвой! – недовольно сказала Ирина. – Разносить им обеды это не моя обязанность, а заказ для них я сделала, как только мы зашли. Набрала на пульте номер их купе и сколько контейнеров доставить. Давайте поговорим не о пассажирах, а о вас. Что думаете делать? Молчите? Я вам все-таки советую обратиться в полицию. Вид у вас приличный, поэтому и обращение будет нормальным. Они вашу личность быстро установят по пальцам, а уж родственники вам помогут.

– Спасибо, – сказал он. – Наверное, так и сделаю. Что-то мы уж больно долго едем. На такой скорости уже давно должны были бы проехать всю Москву.

– Как же ее быстро проедешь, если она вытянулась на сотню километров? – возразила Ирина. – Сейчас въедем на эстакаду, и еще больше сбросим скорость. Но до вокзала уже ехать не больше десяти минут. Я вам советую идти в полицию не на вокзале, а проехать в центральную часть города. Чипа у вас нет, но таксисты принимают наличные. Держите пятьдесят рублей, на такси вам хватит.

– Мне неудобно, – замялся Алексей. – Такие деньги... Вряд ли я смогу вас увидеть, чтобы отдать.

– Это мелочь, – сказала Ирина. – Я не слепая и вижу, что вы не притворяетесь, а действительно попали в беду. Многим на вас будет плевать, но еще найдутся те, кто захочет помочь, особенно если для этого не надо будет напрягаться. Надевайте куртку, и пойдем на выход.

Купе проводницы было в конце секции, и вышли они минут за пять до прибытия, поэтому на эскалатор, который стоял напротив вагонных дверей, Алексей ступил первым. С эскалатора он попал в один из залов вокзала, на треть заполненный толпой пестро одетых пассажиров, среди которых встречалось довольно много крепких, мордастых парней в голубой форме с надписью «Полиция» на спине. Пройдя через пару залов, парень вышел на площадь. Пешком на вокзал попадали единицы, все остальные приезжали в такси, которые тут же загружались приезжими и уносились в город. Много этих треугольных машин, выкрашенных в желтый цвет, с привычными шахматными клеточками ожидало пассажиров на трех вокзальных стоянках. Ехать в полицию не тянуло. Он сам себе не мог объяснить, почему эта организация вызывала у него неприятные чувства. Что-то в самом ее названии было для него глубоко чуждым. Решив не спешить и посмотреть на Москву, он пошел пешком, пристроившись за двумя азиатами. Судя по разговору, это были японцы. Саму Москву он не узнавал. Либо она разительно изменилась, либо он ее забыл, как и все остальное. Пешеходов было очень мало, зато машин на улицах... Мало того, что они заполняли сами улицы, они еще проносились по транспортным эстакадам, которые громоздились над головой в несколько ярусов. Время от времени ему приходилось спускаться в подземные переходы, которые были снабжены бегущими дорожками. Уже вечерело, и на улицах зажглись мощные светильники, заливавшие все вокруг ярким оранжевым светом. На выходе из одного перехода его встретили. Еще только увидев трех неряшливо одетых молодых людей, стоявших у лестницы, Алексей почему-то сразу понял, что добром с ними разойтись не получится. Оставаться на движущейся дорожке было опасно, поэтому он с нее соскочил на ту сторону, где стоял только один парень.

– Эй, чел! – непонятно крикнул тот, кто заступил ему дорогу. – Снимай куртку и вытряхивай карманы. Не станешь борзеть, уйдешь отсюда своим ходом, иначе здесь и останешься. И быстрей, пока кого-нибудь не принесло!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.