Подарок «Мечты»

Кремнев Игорь

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Подарок «Мечты» (Кремнев Игорь)

«Голубая Мечта»-33, крейсер галактической службы Всеобщего Счастья вынырнул из нуль-пространства в системе неприметной желтой звезды на краю Галактики. Двенадцать облагодетельствованных планет осталось позади. На экране быстро росла тринадцатая — последняя на долгом и трудном пути домой…

* * *

— Благодетель четвертой категории Дерк. Вызывали, Координатор? — Космолетчик в серебристом мундире с ослепительной, словно наклеенной улыбкой почтительно склонился перед грузным человеком, сидевшим в кресле. Тот оторвал взгляд от бумаг и устало потер виски.

— Что вам известно об этой планете, Дерк?

Космолетчик покосился на экран. На черной бархатной подушечке космоса сверкала голубая жемчужина.

— Третья планета системы MXXI-П3, триста второй сектор, разумная жизнь гуманоидного типа, открыта двадцать семь лет назад экспедицией вице-благодетеля Крейга. Тогда же включена в цикловой комплексный план по осчастливливанию периферии.

— Прекрасно. Вы, Дерк, отправитесь на планету и проведете разведку по ускоренной программе «Зет-три».

Улыбка сползла с лица космолетчика.

— Согласно инструкции, при исследовании планет, имеющих разумную белковую жизнь, запрещено использовать программу «Зет-три». Инструкция рекомендует тщательное…

— Плевать на инструкцию! Конец полета, люди измотаны, план горит. Или вы не хотите досрочно вернуться на базу и получить премиальные?!

— Но Комиссия по контролю…

— Это не ваша забота. Берите помощника и действуйте. Результаты доложите через шесть часов корабельного времени.

«Вот так всегда, — подумал Дерк, выйдя из каюты координатора экспедиции и убрав с лица осточертевшую уставную улыбку, — в начале полета болтаемся невесть где, а к концу — план горит, вечный аврал…»

* * *

«Ну и дыра… Цивилизация называется!» Младший благодетель Хруп с неудовольствием разглядывал окружающий мир. Вокруг кишели разумные обитатели планеты, внешне удивительно похожие на Хруна, мигали огни примитивных электромагнитных реклам, дымили и грохотали экипажи, насыщая воздух города соединениями ядовитых газов.

«Эдак и здоровье потерять недолго, — озабоченно подумал он, проверяя исправность дыхательных фильтров в носу, — не пора ли требовать надбавку за вредность? Но Дерк хорош… — Хрун с завистью покосился на спутника. — Словно всю жизнь тут прожил».

Разведчиков обрядили по местной молодежной моде: короткие прически, черные светофильтры, кожаные куртки с множеством бесполезных металлических заклепок, под ними — грязные безрукавки из грубой ткани с надписью «Убей…» — далее следовало оскорбительное прозвище жителей другого материка.

«Дикость какая… — Хрун скривился от отвращения, перечитав надпись. — И это — разумные существа!»

Маскировка мало помогала: прохожие засматривались на двух высоких, широкоплечих, пышущих здоровьем мужчин. Несколько раз их останавливали пестро одетые женщины с дымящимися палочками в руках, что-то предлагали. Хрун замедлял шаг, с любопытством разглядывал их разрисованные красками лица. Но Дерк цедил сквозь зубы местное ругательство, женщины неохотно отходили, и Дерк тащил Хруна дальше.

Когда Дерк в третий раз произнес одну и ту же фразу, Хрун поморщился. В лексикон аборигенов входило столько разнообразных ругательств, что их хватило бы на десяток планет, но этому надутому чинуше лень было шевельнуть извилиной и припомнить еще что-нибудь из их словарного запаса.

О местных ругательствах Хрун постарался разузнать как можно больше. Недаром он столько времени мучил кибер-лингвиста — была у него страстишка, о которой не знали даже самые близкие друзья, не говоря о сослуживцах (узнают — конец карьере, уволят за несоответствие высоким идеалам Всеобщего Благоденствия). Хрун коллекционировал ругательства, в изобилии встречавшиеся в чужих мирах. Согласитесь, так приятно, вернувшись из дальних странствий в уютную, набитую техническими приспособлениями квартиру, запереться в кабинете, поставить новый кристалл и, развалясь в кресле, повторять вслед за бесстрастным голосом автомата брань на чужом языке…

— Хрун, приготовьтесь. Приближаемся к объекту.

Они подошли к большому зданию с однообразно мигающей светящейся надписью над входом. У входа Дерк протянул женщине два голубых бумажных прямоугольника, изготовленных в лабораториях звездолета, женщина пропустила разведчиков в зал с рядами кресел.

Зал был почти до отказа набит обитателями планеты. Разведчики включили усилители индивидуальных телепатических способностей и освободили два места в центре зала, откуда удобнее всего проводить измерения.

Не успели разведчики устроиться на жестких, неудобных сиденьях, как свет погас и на белой стене возникло плоское изображение-панорама какого-то города, заметно отличавшегося от того, где они сейчас находились. Зазвучала медленная, давящая мелодия. Началось жалкое подобие развлекательных стереозрелищ их родной планеты.

Дерк достал коробочку сумматора желаний, нажал кнопку «Сбор информации» и немедленно задремал. Остальное его не касалось. Остальное сделает автоматика.

«Ну и выдержка. Дрыхнет, как у себя в каюте», — подосадовал Хрун и от нечего делать стал смотреть фильм. Панорама города исчезла, появилось изображение комнаты. За длинным столом сидели разумные в зеленой и черной униформе. После долгого, малопонятного для Хруна разговора между ними, куча ракет с ядерными зарядами понеслась в сторону города, где сейчас находились разведчики. Ответный удар не заставил себя ждать. Поверхность планеты расцвела чудовищными цветами атомных взрывов.

Хруну захотелось оказаться в своей каюте, — вдруг больная фантазия создателей зрелища обернется реальностью?

Успокаивала мысль о том, что он не одинок в чужом, странном мире. За ним незримо стояла вся мощь корабля, в любой миг готового прийти на выручку. Вовсе не страшными, а бессмысленными и жалкими должны казаться эти смертоносные игрушки ему, посланцу высшей цивилизации, достигшей в своем развитии немыслимых вершин, участнику величайшей в истории Галактики бескорыстной миссии Всеобщего Счастья…

Тем временем стороны двинули навстречу друг другу армады лязгающих, грохочущих механизмов. Все это стреляло, взрывалось, горело, плавилось. Под конец оставшиеся в живых разумные бродили среди дымящихся развалин и чадящих обломков механизмов и добивали врагов железками, дубинами, руками. Хрипы, стоны, кровь, обгорелые трупы, скрюченные посиневшие пальцы на тощей небритой шее…

Хрун закрыл глаза: «Какое счастье, что они не научились синтезировать и передавать запахи». Он окинул взглядом затаивший дыхание зал, включил телепатический приемник. Волна ненависти к себе подобным существам, обитающим за океаном, захлестнула разведчика. Приемник отключился — сработала защита.

«Откуда эта патологическая ненависть у разумных существ одного вида?» — размышлял Хрун и не находил ответа.

Выйдя из здания, разведчики направились обсудить план дальнейших действий к островку зелени среди каменных зданий.

За оградой, среди незнакомых чахлых растений было немного потише, и дышалось легче. Даже такие деревца с редкой кроной и серой от пыли листвой сдерживали натиск ядовитого дыхания города.

Хрун вспомнил огромные девственные леса, виденные им с орбиты и пожал плечами. Он устал удивляться несуразностям местной цивилизации. Разведчики двинулись по дорожке, посыпанной грязноватым песком. На скамейках, обнявшись, сидели парочки; морщинистые старики кормили крошками надутых сизых птиц или прогуливались, тяжело опираясь на палки; бегали и резвились дети.

Хрун засмотрелся на девушку, склонившуюся над белым листом. Окуная в разноцветные красители палочку с ворсинками на конце, она пыталась изобразить пейзаж. Прядь волос то и дело падала ей на лоб; девушка, тряхнув головой, сердито отбрасывала непослушную прядь назад.

«А она красивая, — подумал Хрун, — не то, что те, на улице. И рисует здорово, несмотря на примитивную технологию».

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.