Купим собаку

Курносенко Владимир Владимирович

Жанр: Советская классическая проза  Проза    1976 год   Автор: Курносенко Владимир Владимирович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Щенок был точь-в-точь такой, каким его мечтал его увидеть Андрей. Поджарый, мускулистый, торс и передние лапы в крупном светло-стальном крапе.

Он подрагивал от возбуждения, смешно шевелил обрубком хвоста и поминутно зевал, облизывая розовым языком короткие влажные брыли.

— Собака хорошая, — заметно волнуясь, говорил хозяин. — По нужде продаю…

Он ласково похлопывал, поглаживал щенка по голове, шее, привычно задерживая пальцы на горле и за ушами.

Андрей понимал его сейчас и жалел, но в душе уже поднималось ликование, и он сдерживал себя, заставляя думать, что еще не все, что хозяин еще может отказаться, изменить решение.

— С ним и на охоте другое дело, — обращаясь к Елене, рассказывал мужик, — ежели, например, ты сам ничего не убил, так он тебе других подранков натаскает.

Елена понимающе улыбалась, но, Андрей видел, не слушала. Димка умоляюще смотрел на мать. Ему бы броситься к этому зверю, обнять, погладить… Но лицо матери, несмотря на улыбку, было строгим и немного испуганным. Димка не решился. Андрей сочувственно Наблюдал за ним — он тоже побаивался Елены.

Разговор подошел к концу.

— Значит, договорились, — сдерживая улыбку, сказал Андрей и крепко пожал хозяину руку. — Завтра придем забирать.

На улице таял снег. Побулькивали молодые ручейки, блестя на солнце буровато-зелеными рубчатыми спинками. Петухи, потягиваясь, хрипло перекликались на одной веселой ноте. Машины в облаках мелкой, как туман, грязи проносились мимо с мощным гуденьем.

Андрей, поскользнувшись, черпанул правым ботинком из мутной, горохового цвета, лужи, но только рассмеялся и продолжал шагать дальше. На душе было празднично и легко.

— С ним ведь гулять надо, — сказала Елена, — четыре раза в день.

— Ничего, — весело возразил Андрей, — утром я, вече-ром я, а днем Димка выведет. Правда, Димка?

Елена покачала головой, глядя на него, но промолчала. Андрей обнял ее за плечи, расхохотался, она вырвалась, строго посмотрела на него и не выдержала — улыбнулась.

Дома только и разговоров было, что о щенке.

Андрей с Димкой выбрали «место», в углу, в коридоре, и положили туда старую Димкину рубашку, пока так, для обозначения места…

Теще Андрей сказал: «Покупаем щенка, курцхаара… Не волнуйтесь!». Та кисловато улыбнулась, но сделала вид, что обрадовалась.

За ужином Елена не выдержала, спросила:

— А где же денег столько возьмем? Опять поди с книжки снимать.

— Не бойся! — засмеялся Андрей, — мне в этом месяце премию обещала — выкрутимся.

— А вы знаете, что у них глисты бывают, — встряла теща, — Димочка бы не заразился!

Елена вопросительно посмотрела на Андрея, но он весело подмигнул Димке и махнул рукой.

На следующий день Андрей отпросился с работы пораньше.

Елена накладывала ему в тарелку жареную картошку и улыбалась: «Ты как Димка! Берешь обузу да еще радуешься!»

Андрей посмеивался и ел. «Ничего, ничего, — думал он, — дай срок, дай время».

Он сам помыл посуду, подмел пол на кухне. Потом вышел в коридор и сел на ящик с обувью. Смотрел, как собирается Елена, ждал.

Елена была красивая женщина, так, по крайней мере, казалось ему, — высокая, гибкая, с правильным чистым лицом, с большими распахнутыми глазами. Она выщипывала брови, красила волосы в какой-то ядовитый рыже-зеленый цвет, но он почти не замечал этого. В ее хороший вкус он верил прочно и убежденно. Даром что ли у них в квартире такой блеск и красота. Зайдешь с улицы, в жизни не поймешь, что он просто экскаваторщик, а не артист какой-нибудь.

Елена стояла перед зеркалом, расплющив на зубах верхнюю губу и нежно касаясь ее помадой. Сбоку казалось, что она улыбается.

— Андрюшик, — осторожно приоткрывая рот, говорила она, — а мама вчера сказала, что они туфли грызут.

— Ну что ж, — спокойно возразил Андрей, — пока положим обувь на шифоньер, а потом он приучится. Месяца два, и все.

В коридор вышел Димка, надел шапку и молча уселся рядом с Андреем. Андрей закурил папиросу, достал из ящика ботинки и начал их аккуратно зашнуровывать.

— Да, а пока он не приучился терпеть до улицы, — брезгливо отмахиваясь от дыма, продолжала Елена, — кто за ним убирать будет?

— Я и Димка. Правда, Димыч?

Димка согласно замотал головой.

— А когда ты на работе, а Димка в школе?

— Ну ты уберешь пару раз…

— Я не буду!!

— Ну хорошо, полежит, я приду и уберу.

— Что полежит? А пол! Недавно ведь красили… Ты что, соскучился по ремонту?

Димка испуганно переводил глаза с матери на отца. Андрей пальцами потушил окурок и положил себе в карман. На жену он старался не смотреть.

— Ты не ответил, — Елена повернулась к нему всем корпусом. Один глаз у нее был недокрашен, и лицо выглядело странным, асимметричным, как у камбалы. — А новый сервант, тахту ты тоже на шифоньер поставишь?

— Все. Баста! Никого мы не берем! Раздевайся, Димка!

Андрей, бледный, трясущимися руками, путаясь в шнурках и срываясь, снимал ботинки.

— Да ты что, Андрюш, я же так просто…

Громко, как сирена, завыл Димка. Андрей стоял на кухне и пустыми глазами смотрел на стену.

Елена из коридора, одетая, плача звала его:

— Андрюша, пойдем… Ну перестань, я же шутила… Ну чего ты, ну извини…

22 июля 1976.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.