Требуется Золушка средних лет

Туголукова Инна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Требуется Золушка средних лет (Туголукова Инна)

1

Телефон звонил не переставая. Пришлось вылезать из-под теплого одеяла. Катерина нашарила шлепанцы, накинула халат, захлопнула распахнутую на ночь форточку и взяла наконец трубку.

— Это кто же такой настырный? — спросила недовольно и бросила взгляд на часы. Господи! Восемь! Могла бы спать еще час как минимум.

— Катюня, прости ради Бога. Это Леля. Я и так уже еле дождалась, когда можно будет позвонить.

— Да что случилось-то? Пожар? — Катерина посмотрелась в зеркало и пригладила вставшие дыбом волосы.

— Ты мне очень нужна. Очень! Вопрос жизни и смерти! Можешь прямо сейчас приехать в театр? — Голос Лели звенел от возбуждения.

— Да ты что, угорела? Какой театр?! Я сегодня выходная. — На другом конце провода повисло молчание. — Там сейчас и нет никого, — уже не так уверенно отбивалась Катерина. — Алло! Ты слышишь меня? Да что случилось-то?

— Катюня! Только ты сможешь мне помочь. Я тебе при встрече все объясню. — Голос Лели предательски задрожал.

— Вот еще беда-то, — расстроилась Катерина. — Ну давай приезжай ко мне…

— Нет! Это можно только в театре! — уперлась Леля.

И Катерина сдалась.

— Ладно. Через час у служебного входа!

Она бросила трубку и, сердито ворча, отправилась в ванную комнату.

Когда через час с небольшим Катерина показалась из подземного перехода, Леля бросилась ей навстречу, подхватила под руку и потащила за собой, приговаривая:

— Давай! Давай быстрей! Дорога каждая минута!

Катерина, невольно заражаясь волнением двоюродной сестры, уже и сама спешила изо всех сил.

Наконец они переступили порог гримерной, захлопнули за собой дверь и плюхнулись в кресла, стоящие по обе стороны журнального столика.

— Ты помнишь мою подругу Люську Кузьминскую? — с места в карьер начала Леля.

— Такая шумная красотка, училась с тобой на филфаке?

— Да. В прошлом году пошли мы с ней устраиваться на работу в одну фирму. Там требовался секретарь-референт. Английский, компьютер — все по высшему разряду. Собеседование, то да се, народу тьма, но в итоге все претенденты отсеялись и остались мы с ней вдвоем. Последний тур — встреча с шефом. И вот заходим мы в кабинет. Я как глянула на него — и обратилась в соляной столб…

— Что, так хорош?

— Не знаю, хорош он или не хорош. Но вот у тебя так никогда не бывало: увидишь вдруг человека — и глаз не можешь от него отвести? Как будто половинку свою нашел…

— А он?..

— А он на меня и не взглянул ни разу. На Люську уставился, словно привороженный. А уж она перед ним перья распустила по полной программе. И ведь хороша, сволочь! Глаза голубые, волосы золотые, брови соболиные, зубы — жемчуга! Все про нее! Ноги от ушей, задница как у породистой кобылы, шея лебединая, грудь…

— Ну, ты тоже не топором рубленная…

— Меня еще разглядеть надо. А она вся как на ладони. И знаешь, есть у нее один приемчик. Действует безотказно. Уронит что-нибудь, словно невзначай, задницей своей повернется и переломится пополам, не сгибая коленей. А юбочка короткая… И реакция у всех одна: раз руку в карман!

— Зачем?

— Наверное, чтобы не убежал.

— Кто?

— Ну кто? Конь в пальто! Что ты, не понимаешь? И на этот раз она свой аттракцион проделала. Крутила, крутила колечко, да и обронила. Со стула вспорхнула — и все как по нотам: задницей повернулась, пополам переломилась, а у него уже рука в кармане! Ну и все! Пожалуйте на место референта! Еле вас дождались…

— Ну а ты?

— А я, как собака побитая, ни одним взглядом не удостоенная, ушла, поджавши хвост.

— Ну, Лелька, у тебя прекрасная работа, и Матвей…

— Матвей просто мой приятель и таковым и останется. И дело совсем не в этом.

— А в чем?

— Ты слушай дальше!

— Я не понимаю, ты что, дома не могла мне все это рассказать? Зачем мы в театр-то приехали?!

— Сейчас объясню!

— Ну давай, — покачала головой Катерина.

— Оказалось, что Люськин шеф — Петр Андреевич Буданов его зовут — не женат. Ну и Люська, сама понимаешь, решила его окрутить. А я не знаю ни одного ее «избранника», который бы перед ней устоял, если уж она на него глаз положила.

— Так кто же откажется от такой конфетки, если она сама в рот лезет?!

— В том-то и дело, что она решила его не соблазнить, а женить на себе.

— Ну, для этого задницы с ногами маловато будет.

— Ну, во-первых, она далеко не дура, а во-вторых, у нее в арсенале кое-что и покруче имеется.

— Что, например?

— Представляешь, она специальные курсы закончила, сексуальные, «Суперледи» называются. Меня, говорит, мужику один только раз попробовать стоит, и все — мой навеки, палкой не отгонишь.

— Да ты что! Есть такие курсы?

— А чего сейчас нет? Только плати…

— Вот стерва!

— Не то слово! И что ты думаешь? Ведь добилась своего! Уже и заявление подали, и кольцо он ей купил с бриллиантом, и тур оплатил во Францию на медовый месяц…

— Это она тебе все рассказывает?

— Да. И хохочет. Она ведь холодная, Люська. Это у нее внешность ангельская, а душа пустая. Она только деньги считает, а любить не может. Не умеет.

— И когда же свадьба?

— Свадьбы не будет.

— Прозрел бедолага?!

— Какое там! Пришел к ним в офис какой-то крутой бизнесмен, увидел Люську и сделал стойку. Дальше все по сценарию: колечко на пол, задницу кверху, руку в карман.

— Ну и?..

— Оказался той же породы, что и Люська. Тут же открытым текстом нарисовал ей перспективу будущей совместной жизни. В цифрах, так сказать, по прейскуранту.

— И она…

— Ни секунды не колебалась. Сумочку взяла и ушла, даже ручкой своему без пяти минут мужу на прощание не помахала.

Сестры помолчали.

— А вчера она меня попросила зайти в офис и забрать ее вещи. Я позвонила кадровику, который нас на работу принимал, он меня вспомнил. Мы же тогда с Люськой вдвоем в финал вышли. И вот, пока я ее барахло из ящиков выгребала — целый парфюмерный магазин! — он пошел к Буданову рекомендовать меня на Люськино место, а дверь осталась приоткрытой…

Леля вздохнула и покачала головой.

— Ну? — поторопила ее Катерина.

— Буданов только услышал, о чем речь, и словно с цепи сорвался. Орал, как подстреленный!

— Чего орал-то?

— Что не потерпит больше у себя в приемной ни одной вертихвостки. Что ему нужна здесь Золушка, рабочая лошадь, серая мышь, и чем старше, тем лучше. Чтобы она вкалывала самозабвенно, а не жопой махала направо и налево.

— Так и сказал?!

— Да он еще и не так сказал. Это уж я тебе перевожу на литературный язык.

— А кадровик?

— Вылетел как ошпаренный и руками развел. А я ему говорю: «Антон Семенович, завтра в три часа у вас будет то, что нужно вашему шефу».

— Ну и где же ты откопаешь такой раритет? — удивилась Катерина.

— Это я, — решительно заявила Леля. — И ты мне поможешь. Ты гример, профессионал…

— Да ты что, Лелька, об угол стукнулась?! — вытаращила глаза Катерина. — Ты же не на сцене! Да чтобы молодую женщину превратить хотя бы в сорокалетнюю, над ней каждый день четыре часа работать надо, и то заметно будет. Забудь об этом! Что на нем свет клином сошелся? Вбила себе в голову ерунду. Работу перспективную бросаешь, секретаршей идешь… Не стану я этим заниматься!

— Катюня! — В глазах у Лели заблестели слезы. — Помоги мне! Как хочешь называй: дурь, блажь, но это мой единственный шанс оказаться рядом с ним…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.