«Хороший немец - мертвый немец». Чужая война

Градов Игорь Сергеевич

Жанр: Фэнтези  Фантастика  Боевая фантастика    2014 год   Автор: Градов Игорь Сергеевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
«Хороший немец - мертвый немец». Чужая война ( Градов Игорь Сергеевич)

Часть первая

Часы немецкого лейтенанта

Глава 1

Мальчишка продавал часы возле сельского магазина. «Типичный деревенский пацаненок», — подумал Максим. Драные джинсы, выцветшая майка, сандалии на босу ногу. Только худой, ребра торчат.

Макс пришел в магазин за продуктами — жена уехала с дочкой на несколько дней в город, а готовить он не любил. Да и не умел, если признаться. Вот и заглянул в местную торговую точку, чтобы купить кое-что съестное. Консервы, скажем, колбасу, пиво. На первое время хватит, а там и жена вернется. Покажет дочку врачу — и сразу назад, на дачу. К свежему воздуху, парному молоку и полезным (прямо с грядки!) овощам…

В магазине народа не было — время полуденное, дачники (точнее, дачницы) уже отоварились, а местные подойдут ближе к вечеру, после работы. За прилавком одиноко скучала дородная продавщица.

Тетка лениво обмахивалась газеткой и с неудовольствием взирала на единственного покупателя — чего копается? Максим долго не мог ничего выбрать. Колбаса на витрине выглядела вполне аппетитно, но сколько ей на самом деле лет? Не хочется всю ночь в сортир бегать… Наконец он решился:

— Дайте, пожалуйста, пару банок тушенки, батон белого и полкило копченой колбасы. И большую бутылку воды.

Продавщица отлипла от прилавка и медленно поплыла к весам. Через минуту Максим вышел на крыльцо, за его плечами был рюкзак с продуктами. Пиво он брать не стал — по такой жаре лучше обойтись.

Он осмотрелся — до дачи почти четыре километра, а на площади никого. Значит, придется пылить до дома пешком, попутку в этой глуши не найдешь. Деревня Брошки находилась в самой глухомани — Смоленская область. От Москвы далековато — полдня на машине пилить, ближайший город — Гагарин, бывший Гжатск, чуть дальше — Вязьма, на север — Ржев.

Зато были в этом и свои плюсы — чудесная природа, свежий воздух, прохладная речка Гжать с отличной рыбалкой. И главное — москвичей практически никого, можно отдохнуть от навязчивых и шумных столичных соседей. Так хочется после суетной, дерганой, нервной Москвы деревенской тишины и покоя…

Дом в Брошках достался жене от деда — тот в нем родился и вырос. Дед Маринки, Иван Белоусов, всю жизнь проработал в местном колхозе и был похоронен на кладбище за околицей. Почти вся его семья погибла во время войны, а сам он пятнадцатилетним мальчишкой удрал на фронт и воевал как раз в этих местах. Был тяжело ранен, контужен, но после госпиталя вернулся в строй и продолжил драться, закончив войну уже где-то в Германии.

Заслуженный человек, фронтовик, ветеран. Пользовался всеобщим уважением и почетом, хотя и работал простым трактористом. Вырастил детей, воспитал внуков… Но после его смерти, а в особенности после смерти жены, бабы Нюры, родственники не захотели продолжить деревенскую жизнь и разъехались кто куда. Большинство подалось в соседнюю Вязьму, и старый дом стал никому не нужным. Продавать его было невыгодно — больно уж далеко от Москвы, потому и стоит копейки.

Так он и стоял, всеми забытый (живи — не хочу), пока Марина однажды не предложила Максу провести в нем отпуск. Он сначала отнекивался — дикая глушь, что там делать, но потом сдался — недавно родившейся Машке нужны были свежий воздух и здоровое огородно-овощное питание.

Поехали, привели дом в относительный порядок, пожили немного. И неожиданно Максу понравилось — спокойный, неспешный деревенский быт, минимум забот и волнений (что при его-то нервной работе!), дневное купание в Гжати и рыбалка (до которой он был большой охотник) на вечерней зорьке…

На следующее лето он уже сам предложил Марине перебраться в Брошки и провести все лето. Приятное, полезное дело, к тому же очень дешево: овощи и ягоды стоили в деревне копейки, а других расходов практически не было. Продукты привозили в основном из Москвы, а чего не хватало, закупали в местном сельмаге. Правда, магазин находился в селе Победное, что в пяти километрах от Брошек, но на машине — всего десять минут по проселочной дороге. Или полчаса своим ходом напрямки через колхозное поле и соседний лесок. В общем, и Максу, и Марине, и, самое главное, Машке деревенский быт очень понравился.

Поэтому в мае, едва потеплело, Макс отвез сам семью в Брошки — на летнее жительство. Работа пока не отпускала его, но на выходные и праздники он регулярно приезжал — привозил запасы продуктов и общался с женой и дочкой. А когда наступил долгожданный отпуск, то быстренько перебрался в деревню. Чтобы как следует расслабиться в тишине и отдохнуть…

Но вчера Марина уехала в Москву — показывать дочку врачу. Обследование предстояло сложное, записались на него заранее, поэтому отложить не представлялось возможным. В общем, взяла машину Макса, посадила дочку, чмокнула любимого мужа в щечку и укатила. Но обещала сразу вернуться, как только они пройдут консультацию у врача…

Так Макс остался один. Сегодня, чтобы убить время до рыбалки (не все же валяться на диване и пялиться в телевизор), решил сходить в сельский магазин. Купить продуктов и пива, чтобы потом употребить с жареной рыбой и молодой картошкой…

* * *

На крыльце сельмага Максим заметил мальчишку.

— Дядя, купи часы! — тихо произнес паренек. — Хорошие, немецкие!

Макс посмотрел: в руке парнишка сжимал небольшие мужские часы в тусклом металлическом корпусе. Блеклый циферблат, длинные, тонкие стрелки, непривычные крупные цифры. Такие сейчас не делают, это точно.

Он повертел часы в руках и понял, что мальчишка не врет. Это действительно были немецкие часы. На циферблате отчетливо был виден фашистский орел со свастикой в когтистых лапах.

— Сколько хочешь? — поинтересовался он.

— Тыщу! — выпалил мальчишка.

— Тысячу рублей? — присвистнул Макс. — Ну, ты, брат, даешь! Пятьсот я бы дал, и то по доброте душевной.

На самом деле часы Максиму были не нужны, он подобными раритетами никогда не интересовался, но через месяц должен был быть день рождения у его приятеля, Костика. Вот тот как раз обожал подобные штучки и активно собирал их.

Костик был прямо повернут на военных трофеях, скупал всё, что мог достать, и особенно ценил «гансючий хабар»: офицерские и солдатские нагрудные знаки, медали, ордена, фляжки, кинжалы. Немецких часов у него в коллекции точно не было, это Макс знал. Значит, представлялся отличный шанс сделать ему отличный подарок, причем недорого. Тут в голову Максиму пришла одна мысль:

— А ты, случаем, не спер их из школьного музея? — поинтересовался он у мальчишки.

Не хотелось бы становиться участником криминального дела…

— Что вы, дядя, — обиделся паренек, — нашел их!

— И где же? — прищурился Максим. — На дороге, что ли, валялись?

— Так я вам и сказал, — хмыкнул мальчишка. — Места надо знать!

Макс повертел в руках часы и сделал вид, что размышляет. Парнишка занервничал.

— Да вы, дядя, не думайте, они настоящие! Только почистите немного, и они как новенькие будут. Может, даже заработают…

— Тысяча рублей… — протянул Максим. — Дороговато! На что тебе столько?

— Мобильник хочу купить, — тряхнул головой мальчишка, — а самый дешевый не меньше трех тысяч стоит. Я уже узнавал… Тысяча у меня уже есть — бабка на день рождения подарила, еще пятьсот мать обещала дать. А если эти часы продам, то совсем ничего собрать останется.

Максим подивился недетской рассудительности мальчишки и кивнул:

— Ладно, часы я у тебя покупаю.

И протянул тысячную купюру.

— Еще столько же дам, если покажешь то место, где нашел.

Парнишка замялся. Макс вынул из бумажника две бумажки по пятьсот рублей.

— Видишь? Твои будут. Сможешь купить мобильник сегодня же, и не какую-нибудь дешевку, а модель получше, подороже.

— Дадите, не врете? — недоверчиво посмотрел на него мальчишка.

— Честное пионерское, — твердо ответил Макс. — Покажешь, где нашел, и деньги твои.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.