Долгая вахта

Хайнлайн Роберт Энсон

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Хайнлайн Роберт Энсон   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Девять кораблей взвились с Лунной базы. Вскоре восемь из них выстроились сферой, в центре которой находился девятый — самый маленький. Этот строй нерушимо сохранялся на всем пути до Земли.

Хотя девятый корабль украшала адмиральская эмблема, на борту его не было ни единого живого существа. Собственно, он представлял собой всего лишь радиоуправляемую ракету, предназначенную для перевозки радиоактивного груза. В этом рейсе — только свинцового гроба и ни на миг не смолкавшего счетчика Гейгера.

"Десять лет спустя", передовица "Нью-Йорк Таймс" от 17 июня 2009 г., пленка 38

I

Глубоко затянувшись, Джонни Далквист дохнул дымом на счетчик Гейгера, горько усмех-нулся и повторил все сызнова. Радиация пропитала его насквозь — даже дыхание, даже табач-ный дым исторгали теперь из счетчика истошный вой. Время на Луне течет незаметно. Сколько он уже здесь торчит? Двое суток? Трое? Неделю? Мысленно Джонни вернулся в прошлое — в тот момент, когда сразу после завтрака его вызвал заместитель начальника…

* * *

— Разрешите доложить: младший бомбардир Лунной базы лейтенант Далквист по вашему приказанию явился.

— А, Джон Эзра! — поднял глаза полковник Тауэрс. — Садитесь, Джонни. Закурите?

Заинтригованный и польщенный, Джонни опустился в кресло. Он восхищался полковни-ком — командирским талантом, боевыми заслугами, выправкой, наконец. Сам Джонни в боях не участвовал — офицерское звание ему присвоили после получения докторской степени по ядерной физики. Интересно. Зачем Тауэрс его вызвал?

К удивлению Джонни, полковник заговорил о политике. Суть его высказываний своди-лась к следующему: оставлять власть над миром в руках политиканов небезопасно, она должка принадлежать группе избранных — короче говоря, Лунному дозору. Далквиста удивил не столько смысл, сколько тот факт, что речь полковника была обращена именно к нему. Сами по себе рассуждения Тауэрса казались достаточно разумными: если распалась в свое время Лига Наций — разве не может то же самое случиться и с ООН? И что тогда? Третья мировая?

— Вы же лучше других представляете, Джонни, сколь ужасной может оказаться эта война.

И с этим Далквист не мог не согласиться. Тауэрс не скрывал удовлетворения. Это пре-красно, что Джонни так хорошо понял суть дела. Конечно, старший бомбардир мог бы спра-виться и сам, но лучше, если в деле примут участие оба специалиста.

— Вы действительно собираетесь что-то предпринять? — Джонни резко выпрямился: он ведь думал, что заместитель начальника подразумевал только обмен мнениями…

— Мы не политики, — улыбнулся Тауэрс, — мы не занимаемся болтовней, мы действуем!

Джонни присвистнул.

— И когда это начнется?

Тауэрс щелкнул выключателем. Далквист был ошеломлен, когда из динамика зазвучал его собственный голос: это была запись беседы в обер-офицерской столовой — того самого поли-тического диспута. Слава Богу, его вскоре вызвали и пришлось уйти… Но как они посмели за ним шпионить?!

— Мы уже действуем, — Тауэрс выключил магнитофон. — И знаем, кто надежен, а кто нет. Вот, например, Келли… Он политически неблагонадежен. Вы обратили внимание на его отсутствие за завтраком?

— Я думал, он на вахте.

— Для Келли вахты кончились. Успокойтесь, ничего страшного с ним не случилось.

— А в каком списке значусь я? — немного подумав, поинтересовался Джонни. — Надеж-ных или ненадежных?

— Под вопросом. Но я всегда говорил, что на вас можно положиться, — на губах полков-ника играла его знаменитая улыбка, располагающая и покоряющая. — Вы ведь не подведете ме-ня, Джонни? — и, когда Далквист слишком задержался с ответом, резко потребовал: — Итак, что вы об этом думаете? Говорите!

— Что ж… По-моему, вы переоценили свои силы. Конечно, Лунная база способна кон-тролировать Землю, однако и сама является на редкость удобной мишенью. Одна-единственная бомба — и разом шах и мат!

Тауэрс взял со стола и протянул Далквисту бланк радиограммы; Джонни взглянул: "Ваше чистое белье у меня. Зак".

— Это означает, — пояснил полковник, — что все бомбы на борту "Трюгве Ли" выведе-ны из строя. Аналогичные рапорты поступили со всех кораблей, представляющих для нас по-тенциальную угрозу, — он поднялся. — Поразмыслите надо всем этим и возвращайтесь сюда после обеда. Майору Моргану пригодится ваша помощь при перенастройке телеметрии бомбо-вых запалов.

— Перенастройке?

— Разумеется. Чтобы не допустить их нейтрализации до момента поражения цели.

— Поражения цели? Но ведь ваша цель — предотвратить войну!

Тауэрс сделал отрицательный жест.

— Никакой войны и не будет — так, демонстрация, маленькая, но убедительная. Один-два второстепенных города — легкое кровопускание, чтобы избежать всеобщей бойни. Арифметика проста, — он положил руку на плечо Джонни. — Вы ведь не слишком щепетильны, иначе не стали бы бомбардиром. Смотрите на это, как на хирургическую операцию. И подумайте о своей семье.

— Я хотел бы видеть командующего, сэр.

— Вы же знаете: я говорю от имени коммодора, — нахмурился Тауэрс. — Сам он не мо-жет вас принять. Итак, возвращайтесь после обеда.

Коммодор действительно не мог принять — ни Джонни, ни кого бы то ни было: он был мертв. Но этого лейтенант Далквист не знал.

* * *

Вернувшись в столовую, он сел и закурил. Однако минутой позже резко вмял окурок в пе-пельницу и решительно зашагал к западному шлюзу, где, облачившись в скафандр, подошел к часовому.

— Откройте, Смитти!

На лице капрала отразилось удивление.

— Без прямого распоряжения полковника Тауэрса не могу, сэр. Таков новый приказ. Разве вы не знаете?

— Ах, да! Ладно, давайте сюда караульный журнал, — Далквист внес свое имя в список, пометив: "По приказу полковника Тауэрса". — Позвоните начальнику караула и проверьте, — добавил он.

Часовой прочитал и сунул журнал в карман:

— Зачем, лейтенант? Вашего слова достаточно.

— Действительно, к чему лишний раз беспокоить начальство?

Джонни вошел в шлюз, запер внутренний люк и подождал, пока не будет откачан воздух. Выйдя на поверхность Луны, он мгновение постоял, щурясь от яркого света, и поспешил к раке-тодрому. Здесь он протиснулся в кабину, опустил колпак и нажал пусковую кнопку — ракето-мобиль взвился, перешел на горизонтальный полет, юркнул в ущелье, рассекавшее окружающие базу горы, и вскоре уже летел над равниной, словно именинный пирог свечками, уставленной множеством радиоуправляемых ракет. Затем ракетомобиль нырнул в туннель и помчался сквозь горы. Потом наступило резкое торможение, от которого Джонни ощутил в желудке щемящий холодок, и машина опустилась на грунт перед подземным бомбовым складом. Выбравшись на-ружу, Далквист включил рацию скафандра.

— Доброе утро, Лопес, — бросил он замершему перед шлюзом часовому и положил руку на кремальеру наружного люка.

— Эй! — окликнул тот. — Вход только с разрешения командира базы! — Опустив уже на-целенный в грудь Далквисту ствол, он порылся в полевой сумке и вытащил бумагу. — Читайте, лейтенант!

— Я сам составлял этот приказ, — с отстраняющим жестом сухо проговорил Джонни. — Это вы читайте — вы его неправильно поняли.

— Как же так, лейтенант? — встревожился капрал.

Далквист снисходительно принял бумагу, бросил беглый взгляд и ткнул пальцем:

— Видите? "За исключением лиц, специально назначенных командиром базы". А это подразумевает бомбардиров, то есть майора Моргана и меня. Да загляните же в Устав, черт возьми! Найдите параграф "Специально назначенные лица" — это в разделе "Бомбовый склад", пункт "Безопасность", подпункт "Процедура". И не вздумайте сказать, будто забыли Устав в ка-зарме!

— О нет, сэр! Устав при мне.

Капрал оказался в ситуации, когда необходимы минимум три руки — как, не выпуская оружия, принять у лейтенанта приказ и одновременно извлечь из полевой сумки Устав? В ито-ге, поколебавшись, он приставил ружье к ноге, оперев на бедро. Воспользовавшись моментом, Далквист ухватился за ствол, ударом приклада сбил часового с ног, зашвырнул винтовку по-дальше в сторону и проскользнул в шлюз. Захлопывая за собой массивный люк, он увидел, как бедолага-капрал с трудом поднялся и потянулся к пистолету в поясной кобуре. Вращая кремаль-еру замка, Джонни почувствовал короткую неприятную вибрацию: в металл ударила пуля.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.