В годы отрока Варфоломея

Яковлев Максим Леонидович

Жанр: Историческая проза  Проза    Автор: Яковлев Максим Леонидович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава первая

Русь, конец ХIII века

— …Креста на тебе нет! Пусти, Марей!.. Ты что деешь, куда лезешь, спятил, что ль? ты что надумал-то?! Окстись!..

Марей, княжий конюх, боролся с женщиной в углу амбара. Сорвал покров с неё, бросил на пол, стараясь удержаться сверху…

— Не всё тебе церковной девкой рядиться.

— Кому говорю, охолонь, бесстыжий! Уберись от меня!

— Ишь ты… ишь, гордая. Холопкой была, забыла?

— Врёшь, я дочь моложского посадника, отец при старом князе в стольниках был.

— Был да сплыл, да след простыл.

— В татарщину он… в Орде сгинул… пусти, лиходей, кричать стану!

— Сгинул, ага, с княжей казной заодно. Не с того ль тебя сродничек твой в работу холопью сдал, на откуп-то?

— Я вольная.

— Знамо дело, вольная, покуда тебя княжич с гриднем своим не снасильничал, да в церковь и сбагрили втихаря, в просвирню прикладницей. Аль не так?

— Пёс ты! пёс паскудный!

Женщина вырвала руку, но Марей перехватил её, заломил с хрустом.

— Шалишь, Огняна, шалишь…

— Ирод, бес!

Она извивалась под ним, билась в пол.

— А с княжичем, поди, уговор был? И за должок родительский рассчиталась… Что молчишь?

— Прочь от меня, жаба, холоп вонючий!

— Холоп, ишь ты, холоп… А кто не холоп-то ныне? Теперь все холопьями стали, и князья и бояре, все под татарами…

— Отпусти, окаянный, грех ведь! Люди!!!

Марей схватил пук соломы, заткнул ей рот.

— Грех, говоришь? А что не грех теперь? Все грешат и всё можно, Огняна, вся Русь во грехе… А наш грех ещё поди докажи-ка.

— Руку!.. руку выломал…

— Сон видел, ты татарам досталася, с тех пор, как чумной, везде за тобой хожу… — шептал ей в ухо. — Огняна, всё грех, сам не знаю, что дею, не могу я жить!..

Раскидавшись в страсти и ненависти, оба не слышали заполошного воя и криков, долетавших снаружи. Не слышали, — словно на самом глубоком дне или в гробу…

У неё уже не было сил, только клокот разбитых искусанных губ:

— Марей! Марей, побойся хоть Бога!

— Какого Бога?! Ты что, Огнянушка… Нету Его! Не нужны мы Ему стали. Может, и был когда, а теперь всё, нету. Нету!

— Не дамся, холуй! — последняя, отчаянная её попытка.

— Рви, кусай меня, рви до крови, любо мне!..

По селу метались в ужасе люди, выбегали из домов и бросались обратно…

Марей грубо дёрнулся, зарычал:

— Всё, Огняна, всё… я твой князь!

— Господи-и-и!!

С улицы разом поднялся топот и свист. Запахло дымом.

Марей тяжело отпрянул, поднявшись, глянул в окошко:

— Татары! — пискнул по-бабьи. — Церковь зажгли!

Уже трещал и стрелял огонь, рвался бешенный гул, смешавшись с чужою гортанной речью… Женщина привстала на корточки, отрешённо запахивая на себе одежду. Марей заметался:

— Пропали мы, пропали! Некуды нам! Уже тут!.. — он впопыхах натянул рубаху и замер.

Было слышно, как кто-то снаружи подступил к двери: стоял на пороге, но не входил.

— Всё, пропали.

Она успела накинуть убрус. Марей рванулся к углу за дверь, но зацепился за крюк, рванулся ещё, и крюк пропорол рубаху между лопаток…

— Сыми… сыми меня! — забился, сипя, её насильник.

Женщина пыталась помочь, но ничего не получалось.

Кто-то ударил в дверь, она медленно отворилась, прикрыв их от залпа света и дыма… Появилась икона «Спас-Ярое Око». Огняна охнула, пала на колени. Марей осел на крюке…

— У-у… Кайса, кайса!

За иконой гыкал, смеялся, оскалив зубы, татарин…

Горели избы, дворы… Кружился хлопьями пепел, слетая на тусклую доску иконы, на припавшую к ней голову Марея, на его кудлатый плоский затылок… Откуда-то вынесся на коне татарин, подхватил за волосы отсечённую голову, и понёсся с нею в конец села. Там — вопль и стон, сгоняют женщин и скот, тащат, разбирают добро; татары кричат, суетятся между повозками; ревут верблюды… Детей бросают в огромную корзину-арбу: кого постарше, вяжут спиной к спине, лупят плётками… Весёлый татарин кружит с головой Марея, пугает, не давая никому разбежаться… Грохочет гром, ветер разносит пыль и солому, треплет одежды… Тёмный ливень обрушивается на село, на людей, всё скрывается из виду, ни земли, ни неба…

Глава вторая

Варницы. Никольская слобода под Ростовом, 1321 год

— Стефан, Стефан!

Стефан, старший сын ростовского боярина Кирилла, обернулся с коня. К нему со всех ног подбегал малец подросток.

— Петян, ты откудова?

— Мы на выселках в горелки играли. Ещё из лука стреляли, я дальше всех стрельнул! Манька-дуруша листопадничка поймала, у него уши сущий пух! такой чеберляйка!.. — задышался с бегу. — Я тебя с далёка углядел! Стефан, ты мне острожку зачинишь?

— Зачиню. А Варька где? всё дома торчит?

— Тама, грамоте учится. Стефан, возьми меня на-конь.

Старшой нагнулся, помог брату забраться, усадил впереди себя.

— Всё мается, не даётся нашему тюхе грамотка-то, — улыбнулся Стефан.

— Маманя корила его. Долбит, долбит по слогам, а не чтёт; на силу два стиха постиг. Он и ночь молится, плачет, никак не сподобится. Жаль его, да?

Стефан дослушал, спросил:

— А слыхал, как я на праздник стихирил?

— Слыха-ал! Прям так соловисто, чисто-чисто! Все сказывали, краше никто не чтёт!

Поднялись по взгорку к березняку, встали над речкой, над жнивьём с перелесками. Вышло солнце, всё вспыхнуло красками…

— Петян, гляди как у нас! Тебе тут и злато, и сребро рекою горит, и синь-бирюза небесная…

— Ага, — шмыгнул носом младший. — Стефан, ты с Ростова, да?

— Не, с Варниц, отец посылал. Заутра обоз отправляем.

— В Орду?

— В Нижний, по Волге. А там может и в Орду. Эх, кабы наше всё было, без всякой дани, знатней бы нас во весь Ростов не найти!

Младший щурился на блескучую рябь реки. Стефан подстегнул коня.

— Отец дома ныне? — спросил.

— Дома. — Мальчик показал куда-то рукой, вскрикнул: — Стефан, глянь, глянь! Кто тама?!

По выгону растекалась клином толпа людей в пёстрых одеждах… Стефан натянул повод, приподнялся на стремени.

— Да то ж слободские, не бойсь.

— Стефан, а куды они?

— Кажись, сватьба. Вишь, к дубу подались…

— Зачем к дубу?

— Веселие будет! Ну-ка слезай, брат, тут недалече до дому, через запруду. Вон уж посад наш видать. Небось, натрясся, гузку-то набил себе?

— Не, я ещё могу.

— Слезай, слезай.

— А ты?

— Поеду, гляну.

Мальчик спрыгнул, махнул рукой старшему брату, помчал по тропке к дому.

Стефан вдруг оборотился ему вослед:

— Стой!

Петька услышал, застыл, как вкопанный.

— Братка! Скажи отцу, Михал Авдеич соли просил, крупца, полдюжны кулей взаймы — ему для тузлука, а коли надо, то может ряпушкой дать, они с Плещова едут. Тогда, скажи, пускай возницу пошлют к нему, он в монастырской даче ночует, что на Усретенской, понял?

Петька быстро кивнул, и припустил дальше. Стефан поскакал краем поля к одинокому дубу, широко раскинувшемуся у самой опушки. Скоро подъехал к крестьянам, собравшимся под его ветвистым, мягко шелестящим куполом, словно под облаком.

Бабы пели песню. Сватьба встала большим полукругом, обступила кряжистого попа в красной войлочной шапке, державшего перед молодыми икону. Жених ещё отрок, годами юнее Стефана, невеста и того младше. Поп обратился ко всем, поднял икону:

— Соделал Божа наш небо и землю. Землю усадил садами, всяким деревом. Соделал Божа Адама. Адам ходит один по земле, плачет горько: «Что мне до неба и до земли, нет у меня милой помощницы!» Взял Божа ребро Адаму, сотворил жену, и сочетал их Божа в едину плоть: «Плодитесь и умножайтесь»! — воскликнул он и, шагнув, что-то сказал молодым.

Жених с невестой, склонивши головы, преклонили колени.

— Божа дал нам двух молоденов хрыщоных, чистых голубев непорочных! — снова возвысил голос крестьянский поп. — Стали дети наши перед нами на серебрян стол, под зелёный венец, просят себе прощения Божа, у земли, у неба, у своих рода-племени, у всего мира руського. Случи, Божа, два маладенца в одно место!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.