Солнце нижнего мира

Яр Надя

Жанр: Фэнтези  Фантастика    Автор: Яр Надя   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Он был уже на грани совершенного отчаяния, готов был сдаться и принять распад в ничто, но сумерки всё же пришли, как они приходили всегда во Вселенной. Он неожиданно почувствовал рядом с собою чьё-то новое дыхание и удивлённо понял, что он давно уже не один. Мальчик сидел в одном из внутренних дворов замка и с чем-то играл. Мастер заметил его, бросив взгляд из высокого окна, внимательно рассмотрел и тут же решил, что это его дитя, хотя он и не помнил, как его сотворил. Впрочем, откуда же ещё могла бы взяться здесь эта новая душа? Он породил её в бреду агонии, в припадке безумия или во сне. Потому дитя и получилось таким, каким было. Он спросил себя, способен ли он на такое в сознательном состоянии, но отбросил этот бессмысленный вопрос. Всё было так, как было.

Мастер спустился во двор и подошёл к сыну. Это был красивый русоволосый мальчик. Сидя на тусклых каменных плитах, он игрался с крохотными фигурками и не обращал внимания на Отца. Мастер нагнулся и глянул через плечо ребёнка. Фигурки были глиняными человечками. Они суетились посреди миниатюрного ландшафта: таскали камни, ставили шатры, наводили на реке переправу и готовили пищу, сотрудничали, общались… жили.

— Какие замечательные, — искренне сказал Мастер.

Мальчик кивнул, не оборачиваясь. Он был поглощён созерцанием глиняных человечков.

— Можно их подержать? — спросил Мастер.

— Нет, — сказал мальчик. — Это мои. Пусть лучше построят мост.

Мастер печально вздохнул и сел рядом с сыном. Мальчик посмотрел на него в упор. У него были серые грозовые глаза, очень серьёзные. Мастер знал, как он сам выглядит, и отвернулся. Некоторое время они сидели молча. Потом мальчик взял двух глиняных человечков и протянул Отцу в ладонях.

— Ладно, держи, — сказал он. — Только осторожно. Они хрупкие.

* * *

Вся эта история продолжалась уже достаточно долго и выглядела достаточно жутко, чтобы привлечь постороннее внимание, и внимание было привлечено. Когда гость миновал Врата Миров и впервые ступил на землю, была глубокая ночь. Он стоял посреди громадных пустых пространств. Пахло землёй, росой и травами. Пахло далёким дымом. Неужели он по ошибке или по чьему-то расчёту попал в средний мир? В кромешной тьме гость зашагал на восток и быстро понял, что всё-таки попал в какой-то низший или высший слой этого мироздания. Он находился в степи, но высокие, до пояса травы не затрудняли передвижение. Эта степь принадлежала Незримому, нижнему миру.

Он шёл достаточно долго, не видя ни зги и не споткнувшись ни разу. Почва здесь выгибалась регулярными широкими гребнями, подобно огромным плоским волнам в океане, вдали от любых берегов. Идти в поисках здешних хозяев было бы даже приятно, если бы не темнота. В темноте этой степи было что-то густое и очень настойчивое. Это была настоящая тьма. Гость угадывал беззвучное шевеление странных форм в этой тьме, иногда даже очень близко. Там встречались какие-то сгустки, и эти сгустки двигались не так, как могли бы двигаться под ночным ветром травы. Гость не мог уловить их очертаний и не был уверен, что хотел их уловить. Он был ещё далёк от паники, но сгустки будто бы чуяли его растущее беспокойство и шевелились всё ближе и ближе.

Впереди вынырнула цепь костров, полукругом тянущаяся вдаль. Гость направился прямо к кострам, не дожидаясь, пока шевеление в темноте чем-либо себя проявит. Оно и так уже норовило скользнуть за плечи.

Костры давали тусклый, красноватый свет. В них горели сухие экскременты каких-то степных животных. Эти огни не сгущали тьму вне освещённого круга. Её невозможно было сгустить. Гость подошёл вплотную к одному из костров и тут только понял, что продрог. Отходить от огня не хотелось.

— Придерживайтесь тропы, — издалека сказал кто-то, и гость увидел вытоптанную вдоль линии огней тропинку. На ней и около неё не было теней. Он пошёл по этой узенькой полоске земли, гадая, какой природы дом стоит в конце пути.

То, что ждало его в конце пути, выглядело как дом лишь в этом жалком красном свете. Длинные стены из толстых брёвен не только не врастали в землю — они её не касались. Они даже не сходились друг с другом, и углы постройки зияли узкими тёмными проёмами. Из-под стен выглядывала непридавленная трава, чуть колыхаясь колосьями на ветру. Крытая соломой крыша нависала над двумя деревянными столпами у входа. Столпы были украшены неоконченным и небрежным резным узором. Крыльца не было вообще, на него уже не хватило терпения. В степи нижнего мира стояла химера.

Гость обошёл строение по кругу, следуя всё той же тропе. На все стороны розы ветров сиротливо зияли одинаково незаконченные дверные проёмы — входи не хочешь. Он не очень хотел, но вошёл.

Внутренность химеры действительно была импровизированным жилищем. Это был какой-то примитивный зал собраний, добротно сработанный и массивный — что-то не то скандинавское, не то славянское, с длинным деревянным столом и лавками вдоль увешанных мечами и копьями стен. Гость не сразу заметил стоящего у стола мальчишку, потому что помимо зала собраний в химере прятался целый ландшафт. Гость шёл по земляному полу к столу, где мальчик неторопливо укладывал какие-то вещи в заплечную сумку; одновременно гость шёл на юго-юго-восток по узкой тропе в незнакомой предутренней степи. По обе стороны тропы были раскинута масса шатров, шалашей и загонов; там уже просыпались стада скота, табуны коней. Среди бесчисленных обозов и караванов на полях и пастбищах трудились люди. С высот Незримого это выглядело как игрушечный военный лагерь, но гость понял, что всё настоящее, и достаточно на полшага сойти с тропы, чтобы вылететь в средний мир. Химера была интерфейсом двух слоёв реальности.

У гостя закружилась голова. Он закрыл глаза и попытался заставить себя не видеть ландшафт среднего мира. Это ему почти удалось: когда он снова открыл глаза, та, другая степь с её людьми и лошадьми уже едва мерещилась, отдалённая и призрачная. Когда гость наконец подошёл к столу, мальчик как раз вышел, чтобы подбросить топлива в костры. Гость безо всякого удивления наблюдал за ним сквозь узкие окна дома. Мальчик методично заботился об огнях. В красном свете его волосы казались тёмно-золотыми. Рядом с ним нерегулярно пульсировала живая тьма.

Гость заглянул в сумку. Там были разные мелочи — металлическая фляжка с водой, моток бечёвки, складной нож, немало золотых, серебряных и медных монет, письменный прибор и книжечка в кожаном переплёте. На столе рядом с сумкой стоял небольшой чёрный кубик. Памятка. Гость снова посмотрел на мальчика. Это был обычный человеческий ребёнок, очевидно, перенесённый сюда хозяином химеры.

— Что это за тени снаружи, во тьме? — спросил гость, когда мальчишка показался на пороге.

— Друзья отца, — равнодушно сказал пацан.

У гостя отлегло от сердца. Если хозяин химеры оставил здесь своего сына, тут всё-таки не опасно. Мальчик подошёл, взял свою сумку из рук гостя и пошёл к северной стене дома, по дороге собирая в сумку лежащие на столе предметы. В полутьме гость не мог их как следует разглядеть.

— Можно с ними поговорить, если уж здесь нет взрослых? — спросил гость и направился было к выходу.

— Не советую, — сказал мальчик. — Они не ели уже несколько эонов. А Вам чего?

Гость не сразу нашёлся с ответом. Он ещё раз присмотрелся к мальчишке. Вроде бы человек, лет под десять-одиннадцать. Только вот человеческие дети в этом возрасте обычно бегают от избытка энергии, а этот мальчик ходил спокойно, тяжеловато, и вовсе не оттого, что устал. Его походка была почти взрослой.

— Хочу поговорить с твоим отцом. Он скоро будет?

Мальчик пожал плечами.

— Может, после рассвета и будет. А может, и нет. Подождите, если не страшно. Только на многое не рассчитывайте.

И он кивнул на что-то позади гостя. Гость немедленно обернулся. Зал был призрачным и пустым. На столе лежал чёрный кубик. Только теперь гость заметил, что у памятки нет верхней плоскости. Гость медленно подался вперёд и краем глаза заглянул внутрь. Оттуда глянула тьма.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.