Телохранитель ее величества: Точка невозврата

Кусков Сергей Анатольевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Телохранитель ее величества: Точка невозврата (Кусков Сергей)

Первая часть третьей книги цикла "Золотая планета". Аннотация в разработке. Ред. от 1 сентября 2013

Последние изменения и дополнения: изменен пролог, переписана одиннадцатая глава, проведен "косметический ремонт" глав 10, 12-15. Первая глава состыкована с событиями из новых глав предыдущей книги.

Внимание!!!Возможны изменения в тексте после написания всего "Телохранителя".

Пролог

Апрель 2448, Венера, Альфа

– Эй, muchacho, ты совсем совесть потерял?

Боец встал метрах в трех сзади меня. Руки у него чесались, но надо отдать должное, свое мокрое дело он мне доделать дал. То ли брезговал, то ли по доброте? Я склонялся к последнему.

– Кать, если будет возможность, оставьте этого в живых? – произнес я полушепотом и медленно обернулся.

– Так точно! – раздался в берушах голос, принадлежащий одной из "виоланчелисток". Все, моя совесть чиста, большего я для парня сделать не смогу.

Искомый объект уже шел к подъезду, в сопровождении еще троих охранников, работающих по схеме "треугольник". Меня всерьез не воспринимали – задумка Катюши была выигрышной. "Да и как не быть выигрышной, когда ты в таком дурацком прикиде?" – одернул я сам себя, искоса бросив взгляд на потертую куртку отморозка из трущоб.

– Камаррадо!.. Я это!… А идите вы в жопу, буржуи чертовы! – воскликнул я, входя в роль. Естественно, тут же был грубо схвачен, а рука моя оказалась выгнута за спину под большим углом.

– Я тебе не camarrado, щенок! – сквозь зубы процедил охранник. – Вали отсюда, и чтоб тебя здесь больше не видели!

Он несильно, скорее обозначая, стукнул меня по спине и потащил прочь, к шлагбауму, к выходу на улицу. Но главное, в сторону от траектории движения сеньора Торетто к подъезду.

– Сволочи! Крысы буржуйские! – орал я, играя свою роль и пытаясь пихаться. – Ничего, настанет еще день, и мы всех вас замочим! Вырежем, повесим, гадов! Отольются вам еще слезы простого народа, капиталисты проклятые!

Боец надавил на руку сильнее, меня пронзил острый приступ боли, но я все равно продолжал, ибо внимание своим выкриком привлек – сеньор Торетто и его охрана остановились и наблюдали за развитием событий. На губах искомого объекта играла довольная улыбка.

– Дайте только время! Мы вам всем устроим! Живете тут, в хоромах! Дворцах! Когда остальные ютятся в четырех метрах на человека! Жрете, небось, натуральное мясо, гады! С Земли привезенное! Скоты буржуйские!

В следующий момент я получил тычок гораздо более сильный, чем первый, и окрик:

– Заткнись!

В голосе бойца я не услышал злобы, он просто старательно исполнял работу. Издеваться надо мной у него намерений не было. И я еще больше пожелал ему выжить после сегодняшнего.

– Нас не заткнуть! – не унимался я и попробовал побрыкаться еще. Боец справился со мной, но все же я получил несколько секунд для эффектной "трибуны". – Вы можете заткнуть меня, заткнуть еще кого-то, но всех не перезатыкаешь! Жополизы! Подзвездыши буржуйские! Вылизываете у своих хозяев! Вам не стыдно?!…

– Я сказал, заткнись! – В следующий удар было вложено гораздо больше эмоций. Боец потащил меня с новой силой, чуть не выломав мне руку, и я был вынужден "подчиниться".

Ситуация набирала обороты. Мы удалялись, и удалились на достаточное расстояние от объекта. Да и сам он, насладившись представлением, тут же потерял ко мне интерес, процессия вновь двинулась к подъезду. Тем временем мы сами поравнялись с тяжелым планетарным броневиком, припаркованным прямо здесь, во дворе, и я начал действовать.

Рывок. Еще рывок. Удар. И вот я освобожден из немыслимой для моего конвоира, оставившего за плечами всего лишь армейский контракт, позиции. Сам же он принялся медленно оседать на землю без сознания. Есть, у меня получилось – парень выживет.

Следующие три секунды я не делал ничего, ибо так было нужно. Нужно согласно МОЕМУ замыслу, ведь сейчас именно я был "рулевой": это была моя и только моя операция. Я встал во фронтальную стойку, опустил руки и… Показал в сторону Торетто и его охраны до ужаса неприличный жест.

– Выкусите, ублюдки! Хрен вам!

Естественно, тот, кто пытается совершить покушение, так себя не ведет. Так могут действовать только полудурки с улиц, отстаивающие какие-то мифические идеалы. Социалисты, например, националисты, разные иные "исты". Однако, я вырубил одного из них, а это серьезно. То есть, я – придурок, невооруженный придурок, решивший в порыве бзика нагадить в доме, в котором проживают люди, имеющие восьми – девятизначный доход, но придурок опасный.

Краем глаза я увидел, как со стороны стоянки к нам вышло еще два охранника дона Торетто, из едущей сзади машины – подкрепление. С другой стороны, из подъезда, показался тот, что юркнул туда перед тем, как я нагло начал его "метить", напарник вырубленного мной. Итого шесть, но все в ужасных, просто фатальных для себя позициях.

Двое из "треугольника" почти одновременно сделали шаг вперед и направились ко мне, на ходу отстегивая дубинки. Оставшийся, придержавший рукой плечо своего дона, положил руку на кобуру, как и трое других присутствующих во дворе охранников.

– Что, выкусили? Выкусите-выкусите, ублюдки! – доигрывал я роль. – Продажные шкуры! Всю задницу своему боссу облизали?

Эти слова предназначались конкретно двум бойцам, идущим ко мне, но вот вступать со мной в дискуссию они не собирались – намерения у них были крайне серьезные. Но ребята были обречены, ибо уже совершили самую страшную ошибку для телохранителя – недооценили угрозу.

– Давай! – громко сказал я, подался назад и прыгнул за машину, за которой, даже если кто-то и успеет выстрелить, меня не достать. Через секунду в груди одного из шедших ко мне засияла сквозная дыра, в стороны же полетели кровавые ошметки. Второй начал оборачиваться к напарнику, но сообразить, что происходит, не успел – его постигла та же участь. Мои "виоланчелистки" не мелочились, использовали возможности рельсовой винтовки на полную катушку. Если бы не многочисленные тренировки, от вида крови и мяса меня бы стошнило.

Слава богу, я успел спрятаться за броневиком и не видел, как та же участь постигла третьего охранника из "треугольника", а затем обоих, шедших на подкрепление. Выжить сумел лишь тот, что высунулся из подъезда – успел заскочить обратно. А рельсовая пушка, какая бы мощная ни была, стрелять через сверхпрочный материал, способный выдержать внешние атмосферные условия планеты, не способна. Однако, высунуться ему мои "виоланчелистки" не дадут, а это однозначно победа.

Я активировал козырек с заранее выведенными на него выходами со всех трех прицелов "виоланчелей" и осмотрел поле боя. Торетто оказался не из слабых духом. Как только начали стрелять, быстро подался назад, отбежал к противоположному концу двора и прыгнул за машину, стоящую с той стороны. Тоже броневик, еще более мощный, чем мой. Конечно, если бы приказ был стрелять в него, а не в охрану, никуда бы он не делся, но вот его собственная персона – моя забота, а не "виоланчелисток".

– Все, Хуан. Он твой. Действуй, – раздался в ушах голос Катарины. Я выглянул из-за машины и огляделся.

Итак, искомый объект затаился за броней. Один из прицелов показывал машину – высунуться ему не дадут, однако и достать его там нельзя, ни им, ни мне. Вторая иконка показывала выход из подъезда, оттуда угрозы ждать так же не стоило – вся входная дверь была испещрена отверстиями от снарядов винтовки, и под звонкое "клац, клац" там добавлялись все новые и новые дырки. Шансов высунуться у оставшегося бойца нет. Третья же иконка, погуляв по телам поверженных двоих, ехавших сзади, поднялась и перекрыла выход со стороны стоянки – больше никто из потенциальных противников сюда не войдет. Действительно, мой выход.

Я хмыкнул и поднялся, поправляя во внутреннем кармане куртки то, ради чего и затевалась эта операция. Затем кошачьей походкой направился к поверженному охраннику, лежащему посреди двора – его тело почти не было разворочено. Меня все равно чуть не вывернуло, но другие были в гораздо худшем состоянии.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.