Мечтатель

Сандерсон Брендон

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мечтатель (Сандерсон Брендон)

Перевод с английского: Zhuzh, SchwammKopf, bazalmont, 2014.

Вычитка и редактура: SchwammKopf, Zhuzh, Rediens, ViZet.

Для booktran.ru , 2014.

Вступление к антологии «Игры, в которые играют монстры»

Игры. В играх мы проявляем всё лучшее и худшее в нас, и даже то, что и сами не ожидаем от себя. От сидячих игр на приставке Nintendo Wii до компьютерных игр, таких как World of Warcraft, от профессионального боулинга до любительской борьбы, от панкратиона на древних Олимпийских играх до флипа на 360 градусов на скейте человеку свойственно проверять свои пределы — и умственные, и физические.

Не будет большим преувеличением сказать, что и существа со сверхспособностями тоже любят проверить, на что они годятся. Можно даже предположить, что они готовы это сделать на игровой площадке…

В нашей антологии будут истории и с игроками-призраками, и с жестокостью, и с кровавыми развязками. Мы предупреждаем вас: на некоторое время эти произведения отпугнут вас от игр.

Но мы не думаем, что испугаем вас надолго.

Шарлин Харрис и Тони Л. П. Келнер

Брендон Сандерсон «Мечтатель»

Брендон Сандерсон опубликовал восемь романов с издательством Tor («Тор»): «Город богов», серия книг «Рождённый туманом», «Warbreaker», «Обречённое королевство» и подростковое фэнтези «The Rithmatist». А также четыре книги из детской серии «Алькатрас» от издательства Scholastic («Схоластик»). Он был выбран для завершения эпопеи Роберта Джордана «Колесо времени» — «A Memory of Light» («Память Света») — роман, который был опубликован в трёх частях. Его последняя работа для молодёжи — это роман «Steetheart» («Стальное Сердце»), который был издан силами Delacorte («Делакорт») в сентябре 2013 года. В настоящее время писатель живёт в Юте с женой и детьми и преподаёт в Университете Бригхэма Янга писательское мастерство.

— Вижу его, — прокричал я в телефон, продираясь через уличную толпу. — Пересечение Сорок Девятой и Бродвея!

По пути я протолкнулся через семью азиатов, шедших домой с рынка. Их сумки полетели, апельсины рассыпались по улице, подпрыгивая перед гудящими такси.

Проклятия с сильным акцентом последовали мне вслед, когда я убрал телефон и бросился вслед за своей добычей — юношей в зелёной спортивной куртке и кепке. Его окружало ярко-жёлтое свечение. Таким образом я видел, кто он есть на самом деле.

Я был в теле бизнесмена, лет под сорок, подтянутом и опрятном. К счастью для меня, этот парень захаживал в спортзал. Я со всех ног бросился за угол. Беглец петлял сквозь толпу народа, высыпавшую вечером в театральном районе. Здания, возвышающиеся вокруг нас, сверкали огнями пылающей рекламы.

Фай оглянулся на меня через плечо. Казалось, на его худощавом лице вспыхнуло удивление. Он узнал меня по свечению, которое, конечно, видели только такие же, как и мы.

Я перепрыгнул через металлические ограждения уличных посадок, откуда помчался дальше, огибая толпу. Хор гудков и криков сопровождал меня, с каждым шагом я приближался к Фаю. В Манхэттене тяжело скрыться: нет никаких закоулков, куда можно было бы заскочить, в толпах людей не затеряться.

Фай нырнул через стеклянную дверь в закусочную.

«Какого черта? — подумал я на бегу. Я бросился вперёд плечом на дверь и вломился вслед за ним. — Неужели он хочет уйти другим путем? Это…»

Фай поджидал внутри, вытянув руку в мою сторону. Пистолет был направлен мне в голову. Я попытался остановиться, широко открыв рот на мгновение. Он выстрелил мне в голову в упор.

Дезориентация.

Меня зашатало из стороны в сторону. По мере того, как меня выбрасывало из умирающего тела, я утратил чувство положения в пространстве, сознание и понимание того, зачем я здесь. В первые несколько секунд я не был в состоянии размышлять: как крыса в темноте, в отчаянии стремящаяся к свету.

Вокруг всё сияет. Кругом тепло душ. Одна из таких уже исходила из покинутого мной тела, душа человека, которому она в действительности принадлежала. Она была ярко-жёлтой и теперь неприкосновенной. А также непригодной. Мне нужно тепло.

Я бросился к какому-то телу, без разбору, полагаясь исключительно на инстинкт, зацепился, как лев за газель, разрывая и расплющивая сознание в нём, подчиняя его. Оно не хотело впускать меня, но мне нужно было его тепло.

Я одержал верх. В этом первичном состоянии я обычно побеждаю. Мало какие души способны справиться с атакой. Сознание возвращалось как вода, просачивающаяся под дверь. Всё ещё чувствовались паника, ужас — не исчезнувшие полностью чувства души, владевшей этим телом до меня, как запах женских духов, оставшийся после того, как та покинула комнату.

К тому времени, как я обрёл полный контроль, вернулось зрение. Я сидел за одним из столиков в закусочной и смотрел на труп — моё бывшее тело, которое убил Фай.

«Проклятие», — подумал я, дожёвывая последний кусочек пищи, которую ела женщина в тот момент, когда я захватил контроль. Во рту чувствовался слабый вкус мёда и выпечки. У Фая было оружие. Это означало, что оно было у тела, которое он занял. Везучий ублюдок.

На сидениях вокруг меня галдели несколько пожилых женщин в вязаных кофтах и головных платках. Они говорили на незнакомом мне языке. Некоторые кричали и визжали, пятясь от тела. Конечно же, Фая уже и след простыл. Он знал, что лучший способ оторваться от меня — это убить моё тело.

Труп истекал кровью на выщербленный кафельный пол. Проклятие. Это было хорошее тело — мне повезло с ним. Я помотал головой, взял сумочку, которая была рядом, и начал рыться в ней — она, наверное, принадлежала женщине, чьё тело я занял. Как и остальные за столом, я тоже был пожилой женщиной. Это было мне видно в отражении в окне.

« Давай, — думал я, вставая и продолжая искать в сумочке. — Давай уже… Наконец-то!» Я вытащил мобильный телефон.

Мне повезло. Телефон был старой модели, не смартфон, а значит не был заблокирован или защищён паролем. Я обошёл труп и вышел на улицу, не обращая внимания на крики подруг пожилой дамы.

Мой уход вызвал настоящую лавину, как будто я был пробкой в бутылке с шампанским, которую хорошенько встряхнули. Люди стали в панике выбегать из закусочной, многие — бледные от ужаса. Родители хватали своих детей и тоже пытались вырваться.

Я набрал номер Пули. Фай охотился как раз за ней. Она тоже хотела нам помочь. В любом случае мы часто делали так, что кто-то из нас не участвовал в действиях, и использовали такого человека координатором. Так как остальные прыгали из тела в тело и меняли мобильные телефоны, лучшим способом оставаться на связи, было иметь одного человека с постоянным номером и телефоном, который принимал бы звонки от остальных четырёх и передавал сообщения.

Трубку взяли после первого гудка.

— Это Мечтатель, — произнёс я.

— Мечтатель? — Пуля была в теле, обладавшем ровным женственным голосом. — У тебя голос пожилой женщины.

— Потому что так и есть. На данный момент. — Мой голос приобрёл легкий акцент от души, которая владела этим телом. Подобные вещи оставались неизменными. Мышечная память, акценты, всё, что не связано напрямую с сознанием. Это не касалось знания языков, к сожалению, но часть навыков сохранялась. Как-то я управлял телом хорошего пианиста на протяжении пары недель и сам исполнял музыку. Но постепенно утратил этот навык.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.