Расчетливая вдова

Аллен Луиза

Серия: Преображение сестер Шелли [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Расчетливая вдова (Аллен Луиза)

Пролог

Июль 1808 года

— Северный Уэльс? — безрадостно повторила Селина, когда Мег выложила все, что ей стало известно. — Но ведь до него сотни миль. Мы тебя больше никогда не увидим.

— Мы бы не так огорчились, знай, что ты будешь счастлива, — осторожно заметила Арабелла. — Но двоюродная бабушка Кэролайн… Она ведь затворница…

— Она совсем выжила из ума. — Мег Шелли едва сдерживала слезы. — Только почитай письма, которые она отправляет папе. Кэролайн хуже, чем он. — Она взяла сестру за руки, но, заметив темно-синие полосы на ладонях, вздрогнула и отпустила их. — Я бы лучше осталась здесь с вами обеими. Пусть меня наказывают каждый день, лишь бы не ехать туда.

— А что, если ты пообещаешь папе больше не читать романы? — предложила выход Арабелла. Она взяла поношенную рубашку, которую штопала для какого-то бедняка, вздохнула и снова отправила ее в корзинку. Мег ощутила прилив нежности. В девятнадцать лет старшая сестра старалась быть послушной, делать все, что от нее требовалось, несмотря на постоянные придирки и холодность отца. Как ей удалось выдержать все это? Сможет ли Мег быть столь же доброй, покорной? — Или не читать ничего другого, кроме Библии? — спросила она.

— Если не читать книг, остается лишь совершать прогулки, выращивать цветы, разговаривать со знакомыми или петь… Мне это не подойдет. Я не могу обещать, что перестану думать, заниматься тем, что приносит мне радость. Тогда я стану такой же безумной, как бабушка Кэролайн. Мне не в тягость ни домашние хлопоты, ни стирка, ни штопка, ни молитвы. Я не боюсь тяжелой работы, но сносить наказания за стремление радоваться и любоваться красотой…

— К тому же я не понимаю того, что отец сказал о маме, — хмуро заметила Селина. — Как он посмел утверждать, что в наших жилах течет ее дурная порочная кровь? За мамой не водилось никаких грехов.

— Отец несправедлив с тех пор, как мама умерла. — Арабелла взглянула на дверь, словно опасаясь, как бы в комнату не вошел его преподобие Шелли с хлыстом в руке.

Мег с раздражением покачала головой. Сестры говорили об этом часто, однако до сих лор не могли понять, почему серьезный от природы, строгий отец стал жестоким и подозрительным домашним тираном. Иного объяснения, кроме глубокого потрясения после смерти жены, в голову не приходило.

— Отец говорит, что здоровье бабушки Кэролайн ухудшается, поэтому мне надо ехать к ней, присматривать и развлекать разговорами. А между тем она вполне могла бы нанять десятою сиделок и компаньонок, ведь в деньгах у нее нет недостатка, — горячилась Мег. — Отец нашел удобный повод наказать меня. В женском монастыре нам жилось бы гораздо лучше. Тебе, Белла, предстоит ухаживать за ним в старости, тебе, Селина, выйти замуж за викария, если тот не найдет себе достаточно суровую пуританскую невесту, а я только мешаю отцу, поэтому ему не терпится от меня избавиться.

— Что мы можем сделать? — шепотом спросила Селина.

Мег покачала головой.

Селина слишком мила и прелестна, она не заслуживала холодности отца, ей не пристало заниматься изнурительным трудом. Но семнадцатилетней сестре, видно, не хватало духа восстать против воли отца.

Девушки взглянули на вышитую над решеткой остывшего камина поговорку. Арабелла вышивала ее первую строчку, Маргарет — вторую, Селина — простой крестик под ней. Ее особенно любил повторять его преподобие Шелли, к тому же горячо верил, что изрекает абсолютную истину.

«Женщина — дочь Евы.

Она рождена в грехе и не что иное, как сосуд порока».

— Что это там на дорожке? Не лошадь ли? — Мег толчком отворила окно. Она обрадовалась возможности отвлечься от грустной темы. С высоты свеса крыши дома викария Мартинсдена из старой классной комнаты открывался прекрасный вид на церковь и зеленую лужайку.

— Осторожно! — Опасно высунувшись из окна, Мег пропустила мимо ушей испуганное предостережение Селины. — Разве ты забыла, как разгневался отец, увидев, что мы в прошлый раз торчали в окне.

«Ведут себя как любопытные развязные бабы», — проворчал он тогда.

— Это ведь Джеймс! — Мег охватило странное чувство. Неужели это любовь? Похоже на то. — Наконец-то он вернулся домой при всех регалиях! Он все- таки поступил на военную службу, несмотря на запрет мистера Халгейта. Ах, какой же он красивый! Белла, тебе не кажется? Джеймс выглядит великолепно.

— Джеймс Халгейт, возможно, и красавец, — парировала Арабелла. Здравый ум Беллы был столь же предсказуем, как и робость Лины. Мег оглянулась. — Наверное, он очень приятный и хорошо воспитанный молодой человек, — продолжала сестра. — Но ты ведь знаешь, что папа не разрешит Джеймсу прийти сюда. Меня охватывает дрожь при мысли о том, что может случиться, если ты посмеешь выйти из дому, чтобы снова увидеться с ним. Помнишь, что было в тот раз, когда он уехал? Папа велел на целую неделю запереть тебя на чердаке и держать на хлебе и воде. Право, Мег…

Мег высунулась из окна так, что рисковала рухнуть вниз, и помахала рукой.

— Похоже, Джеймс заметил меня!

Селина подошла к окну.

— Взгляни на него.

Красивые губки Лины изогнулись в улыбке, но она оглянулась через плечо на дверь, прежде чем ответить утвердительно.

— О да. Джеймс выглядит отлично. Сквайр будет очень гордиться им. Конечно же, отец простит сына за то, что тот уехал в Лондон и целый год развлекался гам.

— Джеймс заметил меня, — прошептала Мег. Внутри ее что-то сжалось, будто сердце на мгновение застыло.

Долгие ночи она мечтала о своем возлюбленном, и вот он здесь. Мег чувствовала себя так же, как в день его отъезда. Мег влюбилась в него и знала это. Перед ее мысленным взором появились залитые солнцем поля лютиков, по которым они вместе бегали, взявшись за руки и невинно целуясь. Хотя, если вдуматься, Джеймс вел себя не столь уж робко.

Даже остановив лошадь за высокой изгородью, чтобы снять кивер и помахать двум юным девушкам, смотревшим в окно, Джеймс оглядывался с опаской. В Мартинсдене всем были известны взгляды его преподобия Шелли по поводу воспитания дочерей. Викарий пристально следил за ними, когда они остались без присмотра матери.

— Что он там делает? — недоумевала Селина, когда Джеймс указал рукой через дорожку в сторону ручья.

— Джеймс собирается оставить письмо в дупле ивы, как мы поступали до его отъезда. — Мег прижала руки к груди, будто так можно было успокоить громко стучавшее сердце. — Он хочет встретиться со мной.

Все напоминало сказку. Рыцарь в сияющих доспехах прискакал за ней, он взберется по стенам замка, прорвется сквозь колючую изгородь и увезет ее с собой, после чего оба проживу т счастливо до конца своих дней.

Мег следила за тем, как гнедая кобыла удалялась по дорожке и исчезала из виду. Оставалось лишь вернуться к столу. Она пнула ногой корзинку, где лежали вещи для штопки.

— Ах, Мег, неужели ты все еще испытываешь к нему нежные чувства? — спросила Арабелла. На ее лице появилось знакомое выражение сочувствия и отчаяния. — Ты же понимаешь, что отец накажет тебя, если узнает.

— Мне все равно. — Мег опустилась в кресло, готовая вновь заплакать. Не от грозившей порки, нет. Ее наказывали больно, это было унизительно, но она уходила в себя, когда ее бичи или читали нравоучения. — Если бы только отец проявил к нам хотя бы чуточку доверия, мне не приходилось бы тайком уходить из дому. Мне уже восемнадцать. Я знаю, что делаю. И я люблю Джеймса. Всегда любила его. Мы созданы друг для друга. Я люблю его, а он любит меня. Что в этом особенного?

Что такого грешного в любви, если ее ставят в один ряд с такими преступлениями, как воровство и убийство? Однажды, когда Мег было пятнадцать, она задала этот вопрос, после чего целую неделю не могла сидеть.

— Только то, что это подрывает авторитет папы, — ответила Белла и в задумчивости нахмурила лоб. — В прочих отношениях, думаю, для любой другой девушки это идеальная партия. Лина, будь добра, сходи к повару, попроси приготовить нам лимонад.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.