Передовик маньячного труда

Поселягин Владимир Геннадьевич

Серия: Маньяк в Союзе [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Передовик маньячного труда (Поселягин Владимир)

Владимир Поселягин

Передовик маньячного труда

Ровный гул моторов за иллюминатором заметно убаюкивал, да и устал я, хоть и больше морально, от той нервотрепки, что была после моего согласий участвовать в этой операции и о примерных сроках выловить маньяка.

Вчера, изучив материалы и после небольших раздумий, я твердо назвал срок в пять дней, что потребуются для выявления и задержания французского маньяка.

Домой собраться меня естественно не отпустили, отвели уже к другим людям что отвечали за эту операцию и, дав на подпись кучу бумаг о неразглашении и о том что меня временно вернули на службу (я ведь в запасе), отвели к портному где я примерил форму младшего следователя Генпрокуратуры, сфотографировали в этой форме, пока портной подгонял две формы. Парадную и повседневную, что я брал с собой, а спецы приготавливали удостоверения и другие документы. Как стало понятно, я отправлялся в составе следственной группы. Причем самое забавное, что настоящий следователь из шести человек, которых мне должны представить перед вылетом, был всего один. Это был старший группы государственный советник юстиции 3 класса.

Ночевал я в нашей ведомственной гостинице на территории Лубянки, до глубокой ночи изучая личные дела тех, кто со мной летит. Ведь по легенде я с ними работаю-стажируюсь уже больше года как закончил институт и хорошо знаю их повадки. По легенде причина моего включения в следственную группу, что отбывает во Францию, была довольно проста. Она заключалась в том, что я работаю с 'опытными следователями' и в том, что в совершенстве владею французским языком. Одним словом я был переводчиком, что было очень удобно и актуально для нас. Так я мог подсказывать 'старшему следователю' как нужно вести себя в той или иной ситуации. Ну и под конец оговоренного мной срока, после совместного изучения уголовных дел предоставленных французскими жандармами я подсказываю своим 'коллегам' как провести следственные мероприятия. Тут все будет на мне, для парней с которыми я буду работать, главное делать важный вид и работать под опытных сыскарей. А потом я сообщаю имя маньяка или где его предположительно можно найти. Все. На этом наша работа заканчивается. Мы почиваем на лаврах пару недель и усыпанные цветами и украшенные помадой от восторженных парижанок отправляемся обратно в Союз.

Следующим утром, мне дали выспаться, разбудив полдесятого, я позавтракав и надев новенькую парадную форму, чтобы привыкнуть к ней и она обмялась, получил на руки документы, чемодан с личными вещами и, проверив все, следом за сопровождающими отбыл в сторону здания Генеральной прокуратуры СССР.

В фойе уже ожидали остальные члены следственной группы с тревожными чемоданчиками у ног. Приветливо со всеми поздоровавшись, я поставил чемодан и присел на свободное место. Буквально через двадцать минут отдыха к нам спустились немолодой мужчина в форме прокурора и невысокий живчик, говорившись с заметным акцентом. При их приближении мы встали и оправили форму.

– Товарищи офицеры, – обратился к нам неизвестный. – Вы выбраны мной как лучшие следователи для особо важного задания за пределами территорий Союза. Как вы уже знаете, вам поручается расследование и поиск на территории Франции убийцу и насильника. Не подведите меня. Это французский посол Оливье Вормсер, он и будет лично сопровождать вас во Францию. Машины уже у входа, поэтому прошу пройти за сотрудниками французского посольства.

Надо отдать должное послу, он подошел к каждому и поздоровался за руку (ой теперь руку мыть не буду, такая звезда), и подхватив под локоть старшего группы пошел с ним к выходу о чем-то беседуя. О чем я не слышал, так как выходил последним. Не забыв подхватить не только свой чемодан, но и старшего группы.

Блин, зря я наверное согласился на должность самого младшего сотрудника группы, этакого принеси подай иди на… Ну и тд.

Водитель забрал у меня чемоданы и погрузил в багажник посольского лимузина, куда мы все влезли, он действительно был большим. Поле этого мы поехали в международный аэропорт и после недолгой процедуры, благо все документы был в норме, попали на борт самолета, принадлежавшей французской компании Эйр Франс.

Франце, что обслуживала посольства и вылетели во Францию.

Откинувшись на спинку кресла, я отстегнул ремни и китель, после чего еще раз зевнув и поглядев на пушистые облака внизу, надвинул фуражку на глаза и задремал.

Особо я не беспокоился и не нервничал, не было у меня таких привычек без повода.

А что? Рядовая, хотя и не типичная можно сказать операция. Все инструкции я получил, выучил и что делать знал. Через неделю другую вернемся обратно, и я займусь своими делами. Чего нервничать-то?

Проснулся я от похлопывания по плечу. Подняв фуражку за козырек (я ее не убрал на багажную полку), я с недоумением посмотрел на сидевшего рядом коллегу. Судя по виду, мы все еще летели. Обед вроде не несли, так что его телодвижения меня озадачили.

– Чего? – спросил я у него. Говорить тихо смысла не было из-за гула двигателей.

Хорошо что друг друга слышали.

– Веди себя согласно психопортрету. Молодой следователь не может вот так просто уснуть при том, что летит за границу. Нужно показывать плохо скрытую юношескую восторженность и вести себя соответственно. Твое поведение выбивается из образа.

– Меня не учили на нелегала, хотя я и не плохой артист. А играть с учетом того что мое поведение будет часто выбиваться из образа просто глупо, так что лучше быть самим собой изначально, чтобы потом несоответствие не бросалось в глаза. Я ответил на ваш вопрос?

– Но?.. – начал было сосед, однако я его оборвал:

– Вы кто по званию?

– Старший лейтенант.

– А я капитан. Чуешь уровень опасности? Все, отдыхай. День сегодня тяжелый будет.

Посмотрев на часы, я определил, что поспал четыре часа, и мы вот-вот сядем, поэтому сбив фуражку на затылок и немного освободив галстук, я стал наблюдать за землей в иллюминатор. Судя по виду и городу с Эйфелевой башней видневшихся вдали, мы были на месте. Пилоты сбрасывали скорость, направляя самолет к земле. Немного потрясло, но при очередном маневре я заметил впереди по курсу длинную полосу местного аэропорта.

Через некоторое время последовало касание, еще одно и вот мы покатились к зданиям аэропорта, сбрасывая скорость.

– Товарищи следователи, – закартавил посол, он поднялся с кресла и, повернувшись к нам лицом, встал в проходе. – Ваше правительство заверило нас, что вы в крайний срок найдете маньяка, что охотится на наших детей. Я надеюсь, вы оправдаете наши надежды, потому как другие сыщики спасавали… я правильно это слово сказал?.. Так вот спасовали, и мы надеемся на вашу помощь. В здании аэропорта вас ожидают журналисты разных стран, а также представитель посольства эсэсэсэр. После пресс-конференции и встречи с журналистами вас отвезут в гостиницу, где вы устроитесь и отдохнете после перелета, а завтра утром за вами приедут машины из префектуры жандармерии. Там вас ознакомят с уголовными делами.

Переводчики уже выделены.

– Этого не требуется, – пробасил старший группы. – У нас есть свой. Он хоть и очень молод, но уже понимает нашу службу.

– Я передам ваши слова вышестоящему начальству. Сейчас вы следуйте за мной.

Самолет уже остановился и был подан трап. Кроме местных служащих никого не было, это радовало, а то еще журналисты бы нащелкали как мы выходим, а свою физию я не хочу видеть на заголовках газет, благо ширма для этого была. Остальная группа.

Именно на них ляжет вся ответственность на общение с журналистами и полицейскими.

А я что? Я ничто и никто, так принеси подай и переведи то, что тот дядька усатый сказал.

Мы покинули салон самолета и налегке последовали за послом и его помощником к зданию аэропорта, наши вещи были в багажном отсеке самолета и как обещал посол, их доставят прямо в гостиницу. 'После того как там все осмотрят' – понятливо хмыкнул я.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.