Красные орлы

Бабаев Николай Алексеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Красные орлы (Бабаев Николай)

Н. Бабаев

Красные орлы

Рассказ из боевой жизни летчиков

1

Ясное утро. На большом поле солнце людей разбудило, зашевелились они. Загрохотали автомобили — поехали в отдел снабжения за бензином, маслом, за запасными частями. Распахнулись палатки, выкатились из них стальные птицы — аэропланы. Около самолетов засуетились люди. Ведь надо их в порядок привести: иначе случись в воздухе поломка — и погибли летчики.

При каждом самолете «главный хозяин» — старший моторист. Он особенно озабочен. На него вполне полагается летчик, и он должен оправдать доверие. Всюду заглядывает, осматривает каждую гайку, винтик, тросс. Поглядел на цилиндры, попробовал пружины клапанов, осмотрел свечи, магнето, [1] подправил, подчистил, подвинтил кое-что.

Вот он забрался на сидение летчика, двигает рулями. Надо, чтобы рули хорошо, без отказа, слушались, не заедали.

Между тем помощники принесли бензин, масло, воду. Все это в самолет пойдет: бензин для работы мотора, масло для смазки трущихся частей, а вода для охлаждения во время работы, — при взрыве смеси развивается высокая температура, части мотора нагреваются, и, если бы не было воды, они нагрелись бы, мотор перестал бы работать [2] .

— Ну, все в порядке. Пора и мотор попробовать.

Мотористы крутят винт (пропеллер), чтобы бензин попал в цилиндры. Старший моторист, сидя на месте летчика, приготовился управлять мотором.

— Контакт! — кричат мотористы, давая этим знак, чтобы включили мотор в действие.

— Есть контакт! — отвечает старший моторист.

Быстро включает.

Тах-тах-тах… — и пошло тахтание.

Сильней и сильней работает мотор, уже не слышно отдельных взрывов, все слилось в один ревущий звук.

Мотористы между тем схватились за стойки у крыльев самолета — держат его, чтобы работающий винт не утянул самолета.

Чутко прислушивается старший моторист. Он, как хороший доктор, по звуку определяет, все ли в порядке у мотора — сердца всего самолета.

Но не только по слуху определяет он работу мотора — перед глазами у него приборы: один показывает, сколько оборотов дает винт, другой — температуру воды, третий — давление масла.

Если вода слишком быстро нагревается, это грозит перегревом мотора; поэтому надо осмотреть работу прибора, прогоняющего воду. Вода в моторе все время находится в движении: горячая уходит в прибор — радиатор, где она охлаждается, на место ее поступает холодная. И так все время. Чтобы скорее прогонять воду, имеется насос — водяная помпа.

Другой насос подает масло для смазки трущихся частей самолета. Смазка играет большую роль — ведь винт дает до тысячи пятисот оборотов в минуту. Движение огромное!

Все в порядке.

Не слышно чихания мотора — перерывов в работе — значит и прибор, приготовляющий смесь бензина с воздухом (карбюратор), не подкачал.

Можно и лететь.

А вон и летчики идут.

Пока мотористы приготовляли самолет к полету, они в последний раз изучали карту, сговаривались относительно совместных действий.

— Ну, как?

— Все в порядке, товарищ Хватов, — отвечает старший моторист.

— Значит, можно и лететь?

— Пора. Небось, паны заждались. Давно ждут красного гостинчика. Вы, товарищ Остроглазов, уважьте уж их, — не заставляйте ждать-то.

— Вы все с шуточками да прибауточками. Успокойтесь — приготовил.

Остроглазов, наблюдатель, подвесил бомбы, исправил фотографический аппарат, осмотрел пулемет.

— Ну, Миша, у меня все готово. Сажусь.

— Садись, садись! — отвечает Хватов, летчик; сам кругом самолета обошел, всюду заглянул. Не то что своему старшему не доверяет, нет. Но надо и самому в курсе дела быть.

Сели, привязались.

Последние приготовления окончены.

— Контакт!

— Есть контакт!

Мотор заработал, завертелся пропеллер.

Мотористы держат за крылья. Проходит несколько минут. Хватов машет рукой — дескать, отойди; он убедился вполне в исправности мотора.

Плавно побежал самолет по полю, быстрей и быстрей бежит. Мощно оторвавшись от земли, взмыл в воздух.

За ним следом два легких одномоторных — охранять будут в полете самолет Хватова. Его самолет более тяжелый, двухместный, разведывательный. Остроглазов на нем специально займется другим делом — ему не нужно следить за мотором. Он будет бомбить, снимать расположение неприятельских сил, обстреливать из пулемета, отмечать линию полета по карте, — да мало ли еще какие дела у него!

Два круга над аэродромом — и наши летуны высоко уже забрались.

Пора и на фронт.

Много ждет их опасностей впереди, много нужно силы воли и хладнокровия, чтобы не потеряться в опасный момент.

Но наши летчики спокойно продолжают свою работу — они уже привыкли, не вперв о й ведь.

А какая чудная картина расстилается перед летящими людьми: внизу прихотливо вьется река, блестя на солнце своими водами; вдали, покрытый легкой дымкой, синеет лес; светится прямая шоссейная дорога, где-то там у горизонта скрываясь вдали; целые деревушки со своими точно карточными домиками мелькают как будто в панораме, а вверху сияет солнце, озаряет барашки облаков и делает их ослепительно белыми. Много глаз провожают самолеты, но высоко они забрались — не видно людей с них.

Еще немного — и скрылись они в том направлении, где расположились войска врагов революции — белополяков.

Счастливый путь!

2

— Алло! Да, авиа-отряд. Кто? Из штаба дивизии? Да, я. Слушаю. Что? Семь самолетов противника перелетели фронт? Есть, принимаем меры! — Командир бросил трубку телефона: — Товарищ дежурный, тревога! Поляки на семи самолетах перелетели фронт. Срочно вылетать на всех истребителях! Вслед вылетают разведчики!

Тревога… И три красных стальных птицы одна за другой в воздухе.

Пора. На горизонте появились пока еще маленькие точки. Быстро растут они — вот уже видны, сомнений нет — самолеты.

На земле готовы и разведчики.

Ждут.

Красные самолеты ринулись навстречу. Меньше их — не беда! В первый раз, что ли, вступать в бой с более сильным противником?

Вперед и вперед!

Вдруг резкий поворот; самолет командира полетел назад, за ним остальные.

Неужели испугались?

Нет — ловкий маневр: стараются заманить поглубже в тыл, чтобы тем временем наши разведывательные самолеты отрезали отступление.

Ждут на земле; попадутся ли на удочку эту паны?

— Ребята, пора! Вылетаем! Паны подались.

Еще два самолета в воздухе.

Пять против семи.

Как только разведчики в воздух забрались, наши истребители резко переменили тактику, — вперед на панов!

Что это? Паны уже бегут?

— Дьяволы! Что они задумали! Гляди, гляди, ребята, ведь они наших заманивают.

Два польских самолета в сторону, остальные назад.

— Товарищи! Приготовь пулеметы! Дежурный, срочно сообщить зенитке, чтобы была наготове!

Будет жара.

У всех на лицах ожидание — справятся ли наши?

Между тем три польских самолета ринулись на наших разведчиков.

— Ага, ясное дело: хотят разбить на части наши самолеты. Держись, ребята!

Командир отряда быстро спохватился — летит для соединения с разведчиками, с ним остальные два.

Кто скорей?

Проходят долгие минуты. Поляки успели соединить часть самолетов и не дать возможности соединиться нашим.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.