До встречи в Венеции

Адлер Элизабет

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
До встречи в Венеции (Адлер Элизабет)

Элизабет Адлер

Элизабет Адлер родилась в Англии, а ее муж Ричард — в Америке. Они жили в Бразилии, Англии, Канаде, Ирландии, но несколько лет назад переехали в Калифорнию.

Книги, кошки и путешествия — вот самые любимые увлечения Элизабет Адлер. Многое из увиденного она переносит в свои произведения. Названия кафе, гостиниц, ресторанов, улиц, магазинов, где находятся персонажи, почти все подлинные. Работая над романом «До встречи в Венеции», она побывала в Шанхае, Париже и, конечно, в великолепной Венеции.

В основном она пишет в жанре любовного триллера. Идея новой книги рождается у Элизабет Адлер в голове внезапно, и она уже не может остановиться и не сочинять дальше. Вероятно, все потому, что в детстве она была очень застенчивой и компании сверстников предпочитала мир собственных фантазий.

Пролог

Не ведая об опасности, Ана Юань села в поезд, направлявшийся из Шанхая в Сучжоу. В двухэтажном вагоне, битком набитом пассажирами, эта молодая женщина с простоватым лицом, в голубом шелковом платье и легких босоножках не привлекала к себе особого внимания.

За окнами расстилался чарующий пейзаж: ровные прямоугольники рисовых полей, залитые водой, поблескивали на солнце словно зеркала. Вскоре вдали показался Сучжоу — утопающий в зелени город, изрезанный вдоль и поперек узкими каналами, над которыми высились ажурные мосты. Недаром еще в XIII веке путешественник Марко Поло, побывавший в этом городе, назвал Сучжоу «Венецией Востока».

Поездка длилась часа полтора, но, когда Ана вышла на перрон, солнце скрылось и зарядил дождь. Летом погода переменчива, у Аны на всякий случай был при себе зонтик, но в босоножках по лужам идти не очень-то хотелось, поэтому она взяла такси.

Попросив остановить машину на берегу канала, Ана расплатилась с водителем и быстро пошла по мощеной дорожке, тянувшейся вдоль канала. Смеркалось, вокруг не было ни души. Дождь все усиливался, под кронами деревьев сгустилась зловещая тьма, и Ана невольно ускорила шаг — тишину нарушало лишь дробное постукивание ее каблучков. Прячась под зонтиком, зябко поеживаясь от холода, она не замечала, что кто-то тайно следует за ней, укрываясь в тени деревьев.

Дойдя до арочного моста, похожего на знаменитые мосты Венеции, она остановилась. И в это время неизвестный подкрался к ней сзади и резко ударил по ногам. Ана рухнула как подкошенная, ударилась головой о камни мостовой и потеряла сознание. Незнакомец подтащил бесчувственное тело к краю канала и столкнул в воду. А ливень тем временем прилежно смывал с мостовой кровь, пока не осталось и следа. Идеальное убийство.

На следующий день в канале нашли утопленницу. Тело молодой женщины в ярко-голубом платье прибило к прибрежным камышам. Должно быть, произошел несчастный случай, решили все. Поскользнулась на мокрой дороге, упала в воду и утонула.

Ане Юань устроили пышные похороны, как и подобает наследнице богатого рода. Ее красивый молодой муж, американец Беннет Юань, был сражен горем и плакал над гробом навзрыд. «Какой удар судьбы! — шептались на похоронах. — Молодая, богатая женщина, ей бы жить да жить. И вообще, с какой стати она поехала в Сучжоу, что ей там понадобилось?!»

Глава 1

Шанхай. Полгода спустя

Лили Сун завтракала в чайном ресторане «Веселая птичка», что возле улицы Ренми. В этом заведении были повсюду развешаны клетки с певчими птицами, с раннего утра и до позднего вечера они услаждали слух посетителей. Каждое утро, ровно в восемь, Лили приходила сюда и заказывала завтрак — сегодня перед ней стояла тарелка с креветками в кляре и зеленый чай с манной крупкой. Остальные завсегдатаи ресторана, в большинстве своем мужчины, сидели, уткнувшись в газеты, ели традиционную лапшу и, казалось, вовсе не замечали ее присутствия.

Лили, стройная, миниатюрная женщина, с карими глазами и черными как смоль волосами до плеч, выглядела эффектно. У нее было бледное красивое лицо, как у матери-европейки, и точеный нос — как у отца-китайца. Что бы она ни надевала: строгий западный костюм, купленный в дорогом бутике, или традиционное для Китая парчовое платье — вся ее одежда тщательно подгонялась по фигуре в маленьком ателье у Дороги Бурлящего Ключа. При одном взгляде на нее становилось ясно: перед вами уверенная в себе, преуспевающая женщина.

Однако сегодня она оделась попроще — на ней были облегающие черные брюки, черная льняная блузка, волосы собраны в хвост, а дополняли все это большие солнцезащитные очки. В таком наряде легко было затеряться среди шанхайской толпы. Через некоторое время в ресторан вошел очередной посетитель, судя по всему, иностранец — высокий, солидный, в бежевом костюме с иголочки. Она помахала ему рукой.

Мужчина подошел к ее столику и сел напротив. Буркнув «доброе утро», он положил на стол кожаный чемоданчик. Лили попросила официанта принести гостю зеленый чай. От еды ее спутник вежливо отказался. Он был родом из Швейцарии и терпеть не мог китайскую кухню — будь его воля, он ни за что не выбрал бы чайный ресторан для деловой встречи.

— Моему клиенту будет интересно все, что вы можете предложить, — начал швейцарец. — При условии, что вещи подлинные.

Лили уже имела с ним дело раньше. Имя клиента ей было неизвестно, впрочем, это вполне устраивало Лили. Торговля антиквариатом, в основном краденым, дело небезопасное, а именно этим занималась Лили с шестнадцатилетнего возраста.

— У меня есть вещи, которые, возможно, вам понравятся, — тихо сказала она. — Вскоре я ожидаю поступления очередной партии товара — это перегородчатая эмаль, расписной фарфор восемнадцатого века, статуэтки…

— Когда именно вы их получите? — деловито осведомился швейцарец.

— Недели через две-три. Кроме того, там будет еще одна, совершенно уникальная вещь. — Лили открыла сумочку, достала фотографию и передала швейцарцу.

Он долго изучал снимок и наконец произнес:

— Моего клиента не интересуют ювелирные изделия.

— Думаю, эта вещь его заинтересует, как только он узнает ее происхождение.

Лили отпила из чашки, поставила ее на место и только после этого продолжила, пристально глядя в глаза собеседнику:

— Ваш клиент, конечно, слышал о вдовствующей императрице Цыси по прозвищу Дракон. Она была императорской наложницей, но взошла на престол и единолично правила Китаем почти полвека. Императрица жила, окруженная неслыханной роскошью, в Запретном городе и еще до смерти начала строить себе подземную гробницу, состоящую из множества залов, украшенных золотом и драгоценными камнями. Там ее и похоронили, в пышном одеянии, в короне, усыпанной самоцветами. По традиции, чтобы уберечь тело от тления, в рот умершей положили редкой красоты жемчужину, размером с яйцо малиновки.

Пока Лили все это рассказывала, швейцарец украдкой посматривал на снимок, и, хотя лицо его оставалось по-прежнему бесстрастным, Лили поняла, что он заинтересовался жемчужиной.

— Через двадцать лет, — продолжила она, — мятежные солдаты ворвались в гробницу Цыси и разграбили усыпальницу. Они содрали с тела покойной императрицы богатые одежды, сорвали корону и выбросили оскверненные останки из склепа. А изо рта умершей мародеры похитили редчайшую, красивейшую жемчужину, — невозмутимо продолжала Лили. — Мерцающую, как свет луны, и мертвенно-холодную, как сама смерть.

Швейцарец не сводил глаз с фотографии.

— Да, — тихо сказала Лили, — это та самая жемчужина. Все драгоценности императрицы исчезли без следа. Однако лет шестьдесят назад на черном рынке появилось ожерелье с изумрудами и рубинами, бриллиантами и нефритом — все это были камни из гробницы Цыси. Стоит ли говорить, что самым ценным в ожерелье была та самая жемчужина.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.