Помнишь меня?

Кинселла Софи

Жанр:   2009 год   Автор: Кинселла Софи   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Помнишь меня? ( Кинселла Софи)

СОФИ КИНСЕЛЛА

Первую книгу писательница опубликовала в 24 года под своим настоящим именем Маделин Уикхем. Только восьмая ее книга «Тайный мир шопоголика» вышла под псевдонимом Софи Кинселла — и теперь шопоголика знает весь мир. Кинселла сама принимала участие в съемках фильма «Шопоголик» и лично убедилась, что Бекки Блумвуд на экране точно такая же, как и в книгах.

Сюжет романа «Помнишь меня?» появился у Софи Кинселлы неслучайно. Как и многие из нас, она мечтает проснуться и вдруг обнаружить, что жизнь прекрасна. Кроме того, ее всегда занимал феномен человеческой памяти. Так и нарисовался образ героини с амнезией, которая очутилась в земном раю.

Обычно Кинселла работает над романом около девяти месяцев. Начинает она… в кафе: пьет кофе, продумывает детали и делает заметки. И так недели подряд. А потом дома, пока муж на работе, а сыновья в школе, под очень громкую музыку она пишет, пишет, пишет. Музыка помогает ей сосредоточиться.

Пролог

Из всех паршивых вечеров, какие только были в моей жизни, этот…

По десятибалльной шкале, я бы сказала, на минус шесть. И не то чтобы у меня слишком строгие критерии.

Я переминаюсь с одной натертой ноги на другую, дождь капает мне за шиворот. Я хочу поймать такси, оказаться дома и сбросить уже наконец эти дурацкие ботинки. Но никакого такси нет и в помине.

Ноги страшно болят. Ни за что больше не буду покупать обувь на распродажах! Эти ботинки я купила на прошлой неделе именно на распродаже — черные, на гладкой плоской подошве; я ношу только плоскую подошву. Они были на полразмера меньше, чем нужно, но продавщица сказала, что разносятся, и я ей поверила. Надо же быть такой идиоткой.

Мы стоим на углу какой-то улицы на юго-востоке Лондона, из клуба в подвале бухает музыка. Мы притащились сюда только потому, что у Кэролин была скидка на вход. Но сейчас уже пора домой, и я — единственная, самая сознательная — ловлю такси.

Фай с пареньком, которого подцепила в баре, оккупировали ближайший козырек подъезда. Где-то недалеко от них, прикрывшись газетой, Кэролин и Дебс горланят «Идет дождь». Вообще-то я тоже люблю петь, но сегодня не то настроение. У меня все болит. Если бы появился Шляпа-Дэйв, как обещал! Он продает автомобили в телемагазине и с прошлого лета, когда мы познакомились на барбекю у друзей Сьюзен, значится моим бойфрендом. Я вовсе не хочу его обидеть, называя Шляпой. Просто мы все так зовем его. А меня, например, зовут Кривозубкой. С одиннадцати лет меня так называют. А иногда еще Кучерявкой. Если честно, то волосы у меня действительно буйно вьются, да и зубы несколько кривоваты. Но я всегда говорю, что это придает мне индивидуальность.

На самом деле так говорит Фай, что это придает моему лицу индивидуальность. Я же собираюсь исправить зубы, как только появятся деньги.

В поле зрения показывается такси, я поднимаю руку, но меня опережают. Отлично! Я сую руки в карманы.

Нет, не Шляпа-Дэйв меня подкосил, а бонусы. Сегодня был последний день финансового года и всем раздавали листочки, где было написано, кто сколько получит, и все просто прыгали от волнения. Кроме меня. Потому что для получения бонуса нужно проработать в компании год, а я проработала на неделю меньше. На одну неделю. Жмоты. Говорю же, если бы меня спросили, что я об этом думаю… словно Саймон Джонсон интересуется мнением помощника младшего менеджера по продажам. Пропади они пропадом эти напольные покрытия!

— Эй, Лекси! — Фай оторвалась от парня и подходит ко мне, доставая губную помаду.

— Ну! — Я сморгнула с ресниц дождевую каплю. — Куда делся чудный мальчик?

— Отправился сказать девушке, с которой пришел, что уходит.

— Фай!

— Что? — Похоже, Фай ничуть не раскаивается. — Они не пара. Они — возможность двух пар. — Она тщательно красит губы ярко-красным. — Теперь куплю полный набор новой косметики, — говорит она. — Могу себе позволить!

— Конечно. — Я стараюсь, чтобы голос звучал порадостнее.

— Ой, прости, Лекси. Тебе тоже должны были дать бонус. Так нечестно. — Она приобняла меня.

— Да ладно. — Я пытаюсь улыбнуться. — На будущий год получу.

— Ты в порядке? — Фай пристально смотрит на меня. — Хочешь пойдем выпьем?

— Нет, я хочу спать. Сегодня встала очень рано.

Фай закусила губу.

— Боже, я совсем забыла. Эти бонусы и все остальное… Лекси, прости. Тебе сейчас так тяжело.

— Да ладно, пустяки. Я не придаю этому слишком большого значения.

Нытиков никто не любит. Поэтому я кое-как заставила себя улыбнуться, чтобы показать, что я — в полном порядке. Я с кривыми зубами, без бонуса и теперь, похоже, без бойфренда… и у меня только что умер отец.

— Черная полоса скоро пройдет, — говорит Фай. — Ты должна в это верить. Ну же! — Она крепко обнимает меня. — Кто ты в конце концов, женщина или жужелица? — Фай всегда так выражалась, еще когда нам обеим было по пятнадцать. И всякий раз мы смеялись над этим. — И знаешь, — добавила она, — мне кажется, твой отец заценил бы, если б ты пришла на его похороны с похмелья.

Возможно, она и права, едва успела подумать я.

— Такси! — завопила я чуть ли не раньше, чем увидела вдалеке желтый огонек.

Я должна сесть в эту машину. Должна. Я бегу по скользкому тротуару, крича до хрипоты. На тротуаре толпится народ. Я обегаю толпу, вскакиваю на ступеньки какого-то внушительного муниципального здания с балюстрадой, куда ведут две лестницы, справа и слева, и хочу воззвать к такси с высоты, а когда оно остановится, спуститься и запрыгнуть в него.

— ТАКСИ! ТА-А-А-КСИ-И!

Да! Вот оно подруливает!

— Сюда! — машу я рукой. — Едем… — И с ужасом вижу, что к моему такси устремляется какой-то парень. — Это наше! — ору я и скачу вниз по ступенькам. — Не смейте даже… А-а! А-а-а!

Нога подвернулась на мокрой ступеньке, мои дурацкие дешевые ботинки с гладкими подошвами заскользили, и я закувыркалась вниз по лестнице.

Земля приближается, я ничего не могу поделать, я сейчас разобьюсь…

Глава 1

Сколько времени прошло? Пять минут? Полчаса? Или уже утро?

Я чувствую себя отвратительно. Что произошло вчера вечером? Боже, голова раскалывается. Я как в тумане, меня подташнивает. Какой сегодня день?

Какое-то время я лежу неподвижно. Голова гудит. В горле пересохло, все болит. Кожа как будто вся ссохлась.

Где я была вчера? Что у меня с головой? Никогда больше не буду пить. Должно быть, сильно отравилась. Что же было вчера вечером? В голове крутятся только какие-то случайные образы.

Подсолнухи на фоне голубого неба…

Эми — новорожденный младенец, похожий на большую розовую сосиску…

Вкус бананов…

Стоп. Я как смогла мобилизовала мозг. Блеснуло четкое воспоминание… Да, именно. Банановый коктейль. Мы пили коктейли.

Я даже глаза не могу открыть. Тяжелые веки не поднимаются. Я осторожно дотрагиваюсь до груди — простыня шуршит. Причем совсем не так, как шуршат мои простыни дома. И рубашка на мне какая-то незнакомая, правда, мягкая, хлопковая.

Где это я? Что, к дьяволу…

Громадным усилием воли я разлепляю глаза и чуть приподнимаюсь. Я лежу в тускло освещенной комнате, на металлической кровати. Справа от меня — панель со множеством кнопок. На прикроватной тумбочке — букет цветов. В левой руке — игла капельницы.

Это невозможно. Я в больнице. Что же случилось?

Бонусы, ну конечно! И Шляпа-Дэйв… провались он к чертям! Но, постойте, это не объясняет, почему я в больнице.

Загадочная история. Напишу-ка я Фай, спрошу, что случилось. Я потянулась к тумбочке, но телефона там не оказалось.

Где мой телефон? И где все остальные вещи? Я в недоумении осматриваюсь, но не вижу ни одежды, ничего другого. Мне пришло в голову нажать на кнопку на панели. Я выбрала с изображением человеческой фигурки, и… Сработало!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.