Полицейская фортуна

Казанцев Кирилл

Серия: Суперкоп [7]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Полицейская фортуна (Казанцев Кирилл)

Пролог

Рулетка крутилась, шарик строчил по ее поверхности белой пулей, и звук этот, вселяющий надежду в души одних и ужас в сердца других, казался чем-то мистическим, нереальным. Черное, красное, чет, нечет… Попадание в любую лунку гарантирует кому-то хорошее настроение, кому-то — будущее, кому-то — крах.

Щелк! Шарик врезался в преграду и поскакал по диску.

Этот маленький снаряд, пущенный беспристрастной рукой крупье, всякий раз бегает по полю и ведет себя так, словно сам не знает, какая ниша ему приглянется в последний момент.

Звук, возвещающий о том, что развязка близка.

Красное?! Нет, мимо. Тогда черное, что ли? Опять мимо… Семнадцать красное? Черта с два, ему эта квартирка нынче не по душе. Зеро? Нет… Двадцать два черное?

Двадцать три красное…

— Двадцать пять красное! — объявляет крупье, подводя итог странствования безмозглого шарика по игровому полю.

Вперед, господа. Налево те, кто нынче при фарте, — там касса, направо — туалет. Заряженные одним патроном револьверы лежат там на столике. Шутка, конечно, никаких револьверов нет. В противном случае у ворот всех казино города дежурили бы «труповозки» районов, а население через полгода сократилось бы на треть. Но те, кому пора направо, чувствуют необходимость найти пистолет где угодно. Не все, конечно. Вот этому, с красными глазами и повисшим на шее узлом галстука, — на выход, на выход… Его уже ждет охрана, чтобы проводить в последний путь. Проигравшему все, что было, и еще столько же, теперь придется искать деньги, дабы отдать долг, ему здесь более делать нечего.

И шарик замирает в ячейке «двадцать пять — красное».

— Вам сегодня везет, Андрей Николаевич, — смущенно скрывая тревогу, бормочет крупье.

Тревожиться есть от чего. Известный игрок Крыльников, полковник полиции и заместитель начальника ГУВД города Екатеринбурга, пять минут назад подошел к столу в казино в «Азов-сити» и поставил десять тысяч долларов на тот самый номер и цвет, что виднелся в занятом шариком гнезде. Крупье впервые видел, как такую сумму ставят на кон, и сейчас вынужден был признать, что вряд ли когда-нибудь увидит, как при этом выигрывают.

А полковник забрал фишки и подошел к «однорукому бандиту».

Пять или шесть фишек провалились даром, однако спустя уже несколько минут в казино под потолком раздался громкий сигнал, напоминающий электронную канонаду фейерверка и возвещающий о том, что случилось невероятное. Охрана закрывает двери, а по электронной бегущей строке частят цифры: «$3995800…$3995800…$3995…»

Гул изумления, пропитанный черной и белой завистью, восхищением и уважением, проносится по всему залу и уходит куда-то под свод потолка. Посетители, отставив коктейли и забыв о собственных заботах, устремляют свой взор к победителю, который, кажется, сам не верит свалившемуся на него с небес состоянию.

— Господи, — бормочет белокурая дамочка с ридикюлем, разыскивая в толпе мужа. Бриллианты в ее ушах сверкают полицейскими проблесковыми маячками и очищают путь к карточному столу, за которым никак не может возобновиться партия в покер. Найдя супруга, бросается к его шее вурдалаком и яростно шепчет на ухо: — Скажи, скажи мне! Я плохо вижу, это он что, почти четыреста тысяч выиграл?!

— Нет, милая, — шевелит пересохшими губами ее вторая половина. — Он выиграл почти четыре миллиона.

И уже нет никакого интереса к игре. Главное в этом зале сегодня уже случилось. Что покер с банком в семьсот долларов, что зеленый стол с расчерченными зонами, где рядом свистит по рулетке шарик? Все кончено, и победы, похожей на эту, сегодня уже не случится.

— Андрей Николаевич, более удачливого игрока в жизни я еще не встречал. Надеюсь, вы понимаете, что такой выигрыш требует заказа в банке? В моей кассе вряд ли наберется такая сумма.

Игрок приходит в себя:

— Речь о четырех миллионах долларах? Меня устроит выписанный вами чек на предъявителя. И я не сомневаюсь, что при предъявлении его обеспечение подтвердится.

Администратор и управляющий задорно рассмеялись, хотя и слышалась в этом смехе скрытая тревога. Смешно клиент сказал: «Если обеспечение подтвердится». Да если оно хотя бы раз не подтвердится… Но почти четыре миллиона долларов… Подтверждение, конечно, найдется. Не хватало еще шутить с Крыльниковым. Но четыре миллиона долларов… И посетители видят на лице хозяина разочарование. Игоря Викторовича понять можно, он не для того организовывал игорный дом, чтобы клиентура чистила его карманы подобным образом.

— Пройдемте ко мне, Андрей Николаевич, я оформлю необходимые документы, — предлагает управляющий, и все трое поднимаются по витой лестнице на второй этаж.

В зале становится скучно. Уже нет той живой энергии, что совсем недавно искрилась над каждым столом или у игровых автоматов. Главное уже случилось, но не в жизни тех, кто оставался под вторым этажом, на который вела витая лестница. Мужчины потянулись к бару, дамы — к туалету. И там и там в прохладе можно прийти в себя и переосмыслить случившееся.

— Вот так прийти и выиграть четыре миллиона, — не успокаивалась дама с бриллиантами. Только что закончив втягивать кокаин через соломинку, она теребит ноздри, как боксер, разминающий уши перед поединком. — Сукин сын Крыльников. Теперь, конечно, пересядет с «Крузера» на «Порш».

— Он что, дурак? — безразлично возражает женщина в платье для коктейлей, самой подходящей униформе для казино. — Он построит дом на берегу Лимпопо, а в кабинет к начальнику будет по-прежнему заходить в пятидесятидолларовых лаптях. Мой муж говорил, что Крыльников на хорошем счету, а потому милый Андрей Николаевич дотянет свои полтора года до пенсии и остаток дней не будет задумываться о будущем. Сам будет жить в Африке, а дети по доверенности до конца дней его получать неплохую пенсию.

— Так уж и в Африке?.. — слышится изумленный шепот.

Ей можно было верить. Это все равно как если бы Крыльников перед заездом в казино сам ей говорил, на что потратит выигрыш. Муж дамы в платье для коктейлей работал в аппарате правительства, и информация из ее уст всегда была свежей и достоверной.

— И все-таки он сукин сын, — окончательно приводя в порядок свой покрасневший и распухший нос напудренной подушечкой, сказала та, что с бриллиантами. — Счастливый сукин сын. А его стерва сейчас даже не подозревает, с чем он вернется домой.

Кажется, в «Азов-сити» все знали счастливца.

Через полчаса в казино станет окончательно пусто. Здесь нечего больше делать. Главное уже случилось, а два раза подряд мина в одну воронку, как и шарик в лузу, не попадает.

Глава 1

Двое сидели в кабинете начальника Управления собственной безопасности города Екатеринбурга и смотрели, как слои сизого дыма шевелятся в горячих потоках воздуха, исходящих от калорифера с вентилятором. По тому, что на допросе они присутствовали сразу вдвоем, следовало догадываться, что подполковник, сидящий за столом напротив них, никакой хитрой разведывательной игры не ведет. В таких случаях работают исключительно индивидуально. Из этого следует, что он, следователь, ни в чем крамольном их не подозревает и все, что ему нужно, это их память.

Один гость, в кожаной куртке — не в униформе отмороженных вымогателей с Савеловского рынка, а удлиненной, не подходящей для занятий боксом в уличных условиях. Под ней костюм с отливом цвета воронова крыла и такой же черный свитерок. Куртка с мехом, на подстежке, воротник вызывающе демонстрирует обеспеченность хозяина — черная норка великолепной работы финских скорняков, за воротником — тонкий шерстяной шарфик, опять же черный. Между шеей и свитерком — узкий, едва выступающий краешек воротника белоснежной рубашки. Черного столько, что, если бы не поддавшийся суете этой жизни испуганный взгляд голубых глаз, можно строить версии о том, что этот тридцатипятилетний мужчина — начальник кладбищенского хозяйства, погружающего в землю исключительно состоятельных людей.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.