Нотка бергамота

Тальвердиева Рита

Жанр:   2014 год   Автор: Тальвердиева Рита   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Нотка бергамота ( Тальвердиева Рита)

Под маской мифа

…В узких, весьма узких и респектабельных кругах кто-то запустил утку: работает в сети летучий киллер. Кличка — Маэстро. Срок исполнения заказа — полгода.

Цена вопроса?

Зашкаливает: простым смертным неподъемна.

Илья Звездицкий был смертным, но не простым — звезда телеэкрана! По призванию он окольцован с публикой, по жизни — с Ингой.

«Женат на капиталах», — как жалят папарацци.

Да, он на привязи — алмазный поводок корябит кожу, стреножит безумные порывы. Так что же Инга, премилая супруга — его ошибка?! Не-е-т. Инга — лишь шанс! талончик гарантийный от внезапных дефолтов и проблем, абонемент на бал привольной жизни. Возможно, он скоро скинет личину гостя? Статус хозяина, пожалуй, впору. Почти. Ошейник вот… Мешает.

Но клюнул он на супер-фишку Маэстро — ненаказуемость шла под грифом гарантировано. Миф? Рекламный трюк? Подстава?!

Подозрительность стирали условия оплаты — работает Маэстро без предоплат и даже без аванса. Заманчиво…

Муссированные слухи, правда, нажужжали: у Маэстро есть «пунктик»: ни дня отсрочки, работа сделана — плати! Вместо черной метки он сразу посылает смерть.

Все верно, — кивнул себе Звездицкий, — долг красен платежом.

Так вспыхнула надежда. И следом проклюнулась мечта, покрытая коростой времени. Он очертил круг посвященных в эти слухи и… решился: будь что будет! он найдет Маэстро.

…Хваленный киллер действительно летуч — невидим — заказ он принял через интернет. И — испарился. Теперь ждать месяцы… Иль это блеф? Прикол какого-то дебила из сети? Посмотрим…

Предчувствие шептало: под маской мифа играет сам Маэстро.

Илья

Москва, два месяца спустя, январь, 2009 г.

Сверкающая ванная в стиле ретро: белый, без изысков, кафель; стильная лохань на мощных львиных лапах из бронзы. От капли бергамота, добавленного в воду, приятно кружит голову.

Полностью обнаженный, со странно выстриженной челкой, Илья разглядывал себя в зеркале. Вот он быстро провел рукой у сердца и впился взглядом в отражение. Алые капли взбухли под левым соском, заструились. Не меняя выражения лица, он осторожно опустился в воду.

— Готово! — крикнул он и сбросил в угол то, что до сих пор сжимал в руке. На кафель шлепнулся тюбик кетчупа.

Теперь к делу приступил фотограф.

Над гримасой боли, безмерного удивления, оторопи работали полдня. Обязывал девиз популярного журнала «Коридоры времени» — ни грамма фальши. Воображение будила и тема номера — «На мушке Рока». Ему досталась «роль» Марата, заколотого в ванне коварной Шарлоттой.

— Одно лицо! — чирикал восторженно и долго продюсер. — На развороте слева ляжет репродукция картины «Смерть Марата». А рядом, справа, ты — в образе Марата, в том самом ракурсе. Немного грима, парик… Не отличишь, поверь, — пел дифирамбы он.

Еще бы! С чего не спеть любимчику фортуны? После телесериала «Блеск» Илья проснулся знаменитым. На всю страну.

Одна удача влечет другую: в Каннах в прошлом году ему на хвост упала Инга — дочь стального олигарха. Привычку «падать на хвост» не изжила и в качестве супруги. Вот и на днях: приспичило попасть ей в фотоколлаж о Жанне Д’Арк. В «КВ» — тот самый номер, посвященный Року. Бунт пламени контрастом оттенит ее цвет кожи, языки огня — потрясно выделят зеленные глаза…

«Тут явно чувствуется наскок ее стилиста, — усмехнулся он, расслабившись в горячей ванне (фотограф меж тем укладывал театральный реквизит). — Короче. Ингу утвердили. Со скрипом, правда. На коммерческой основе. Их гонор держат тиражи. Такие бабки отвалила! Фу-у-у, аж страшно вспоминать. Даже со скидкой, которую выбил я, выходит круто. Но! Вжиться в образ — обязали ее без всяких скидок. А Инга лишь подпрыгнула в азарте. Высокий рейтинг журнала манил не только деток нуворишей — политиков! Один из них кичливо позировал в одеждах Александра I или II — не помню. Корону, державный скипетр — вмиг одолжил музей. Во! как гуляют люди!»

Ладонь плашмя ударила по водной глади. Брызги долетели и до фотографа.

«У-у, сфинкс… И бровью не повел, — невозмутимость фотографа Илью задела. — Впрочем, работа сделана, а чувства, эмоции, кураж, как тот же реквизит, упрятаны на дно души. Такому стоит поучиться. Вот Инге ее каприз аукнулся бессонницей, хоть фотосессия закончилась неделей раньше, чем начата моя. Из образа никак не выйдет, что ли? Зато не Жанна получилась, а шедевр: от неподдельной муки — мороз по коже: пытали Ингу, что ли?.. Понятно — технотрюк: без фотошопа не обошлось. Но! Потрясали не гримасы боли, а страх, безумный ужас в ее глазах. Глазах Инессы, тьфу ты, Жанны Д’Арк. Работают ребята, скажу, на совесть. Но и Марат мой должен получиться, что надо. Кто, как не я?! Недаром пригласил меня сам автор популярного проекта.»

…Одевшись, он замер вновь у зеркала. Без парика он выглядел моложе — типичный южный мачо, мечта Джульетт и зрелых бизнес-леди. По привычке он капнул на висок любимого парфюма с ноткой бергамота. О! пузырек почти пустой? Не страшно. Во Франции он накупил их пару дюжин.

Как и его герой из фильма «Блеск», Илья носил в кармане флакончик с нежным ароматом. Нельзя эстетом стать наполовину — закон тусовки он впитал мгновенно. Спасибо Инге. Шлейф бергамота сопровождал его повсюду. Чем не визитка? А?! Порой изящный штрих сыграет на имидж ярче, чем публикация в крутом журнале.

Подмигнув угрюмому фотографу, Илья ретировался, скинув на ходу в корзину пустой флакон.

Фотограф, метр-с-кепкой, щеткой борода, кряхтя нагнулся; флакон перекочевал в карман. Еще не разогнувшись, он вдруг заметил след ботинка кинозвезды и рядом расплющенный в лепешку тюбик кетчупа. «Кровавый» след на белом кафеле был тут же пойман вспышкой объектива.

— И это пригодиться, — смог распрямиться, наконец, фотограф. Его глаза загадочно блеснули.

Тень Шерлока Холмса

Семигорск, 26 июня 2009 г.

Летучка подошла к концу. Досталось сегодня многим, но больше — Боре Баткину, корреспонденту отдела новостей. Арсений Данилов, шеф отдела, ничего не мог сказать в его защиту. Скверно.

— Не расходиться, — кивнул он подопечным — Борису и Наталье. — Через пять минут — у меня.

У кабинета их встретил Петя-стажер, из новеньких.

— Там гость, — кивнул он в сторону двери.

— Друг. Добрый давний друг, — притушил любопытство коллег Арсений и жестом пригласил зайти.

У журнального столика листал подшивку местной прессы элегантный пожилой господин. Пара фраз, перекинутых с Арсением, выдала в нем акающую интонацию москвича.

«Уже хорошо, — успокоился Боря. — Значит, „строить“ шеф будет недолго».

И — ошибся. Разошлись лишь вечером. Но уже с совершенно иным настроением. Причем, тонус поднял гость Арсения — магистр астрологии Михаил Данилович Мармаров. Да что там тонус — охотничий азарт, задор, кураж! Без которых репортер вырождается порой в обслугу.

— Начни сначала, — попросил Арсений. — Только внятно.

— Я же сказал, — с вызовом глянул Борис. — На встрече с Ильей Звездицким я был всего минуту. Даже меньше. Затем… затем меня вдруг выставили вон.

— «Звездная болезнь Звездицкого» — как заголовок? — стрельнула взглядом верная Наталья.

— В твоем заголовке больше слов, чем фактов: «пришел, увидел, выгнан вон», — усмехнулся Арсений. — Потрясающая фактура: трясет до сих пор! Неужели не выдал он ни фразы?

— Ни слова.

— А вы?! — выстрелил вопросом Мармаров.

— Я — да, — отчего-то вздрогнул Борис. — Спросил, где руки можно помыть.

— Та-а-к! — вскинулся Арсений. — Тебя Звездицкий на ужин пригласил? Или на интервью?! — уже взорвался он.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.