Битва за рай

Головков Александр Анатольевич

Жанр: Ироническая фантастика  Фантастика    2008 год   Автор: Головков Александр Анатольевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Мировая война. Бой был страшен. После перестрелки сошлись в рукопашную. Русские и немцы. Возле райского местечка, в котором располагалось село Малая Щедруха. На узком отрезке фронта противники сосредоточили большие силы. И была бойня. С той и с другой стороны погибли многие. В иных взводах уцелело всего по пять человек.

Понятно, те, кто остался в живых, после боя отошли в тыл — помыться, отдохнуть, горе залить да проспаться, чтобы затем с новыми силами. А вот те, кто смертью пал, тем некогда было ерундой заниматься: только выскочит чья душа из мертвого тела, глядь — а тут других таких же больше, чем живых на земле осталось. И всем на небо надо, у всех один путь. Смотришь, вот только что дрался с ним, с гадом, он тебя убил, а теперь сам норовит вознестись, чтобы раньше тебя в рай попасть. Я его хап за штаны:

— Куда летишь? Тебе в ад надо!

А он:

— Hande weg! Mein Gott ist hier! Geht zumTeufel! [1]

И снова рукопашная. Я его под дых, он меня мордой об колено, а обоим — хоть бы что, ни одной царапины: души же бестелые. И другие кругом так же помыкались, кто кого к земле оттолкнет, чтобы самому ввысь… Да пустая эта трата времени: сдалась. Там, у ворот райских рассудят, кому куда. Разделились мы тут. Немцы, они во всем порядок любят, построились взводом и строем в ногу — на небеса. А мы как бежали толпой, так и понеслись…

Вот торопимся мы узреть, где на семи холмах небесных град райский, окруженный стенами непревзойденными с вратами узкими для безгрешных… Боимся, в мирное время нелегко человеку в те врата пройти, а каково в наше военное… Там и с других фронтов, небось, и моряки потонувшие, и простые граждане — и поляки, и англичане, и макаронники, и те, кто нынче умер, и кто вчера, кто девять дней назад — всем в рай хочется: христиане же все. Как представили мы толпу несусветную, рай осаждающую, — мурашки по спине: а ну опоздаем, места кончатся или вытолкнут нас из очереди, а то и вовсе не заметят в такой толпе ангелы белокрылые. Спешим: то немцы нас обгонят, то мы их. Вот уж небо кончается — ни холмов, ни стен городских. Дух захватило, приостановились мы, озираемся: то ли заблудились? Куда дальше? Немцы — с нами же — тоже растерянность выражают, в разные стороны в пустоту вселенскую руками машут.

Видим, на краю неба сидит мужичонка замухрышистый и наплевательски ко всему относится. Мы к нему:

— Мужик, как нам в рай попасть?

Он флегматично:

— В город на семи холмах небесных со стенами неприступными, тот, что в Библии описан?

— Ну, да.

— Сказки это все еврейские.

У немцев лица вытянулись:

— За это мы их не били.

Мужичонка снова плюнул с края неба в мрачную бездну:

— Библию-то евреи придумали, а вы и поверили… христиане вы. Эх, и что же это делается в мире? Разные народы друг друга истребляют, как вы вот, и — на небо: где тут рай еврейский? А рай-то там остался, на земле. Библию-то по-еврейски читать надо было, с умом. А там написано: рай существует для живых, а не для мертвых. Стало быть, рай — на земле. Только надо уметь его создать. А так, как сейчас, — этак все народы друг дружку истребят, одни евреи останутся.

— А Бог?

— А что Бог? Бог — он и на земле, и на небе.

Почесали мы тут — кто лоб, кто затылок… Какой-то йог в позе «лотос» поднялся снизу, повисел у нас перед глазами недолго и снова вниз опустился.

— И куда нам теперь?

— Раньше надо было думать. А теперь что? Небо необъятно, всем места хватит. Мало здесь что ли таких как вы? Да не только христиан — и мусульман, и безбожников…

Разбрелись мы печальные, кто куда. Что делать, коль все так обернулось: и жили мы, и умирали, и все — зря. Замешкался я, слышу — постучали негромко, и голос мужичонки того:

— Абрам, открывай, пока никого нет — твоя очередь дежурить.

Скрипнул засов, вспыхнул, как звездочка, неяркий светильник, выхватив из тьмы узкие двери, в которых скрылся мужичонка. Из двери, поеживаясь, вышел такой же мужичонка, только заспанный. Снова скрипнул засов, все стихло и померкло. Мужичонка сел на край неба и стал плевать вниз.

Хотел я вмешаться да не решился: кому я нужен в чужом раю?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.