Политический кризис в России: модели выхода

Гельман Владимир Яковлевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Политический кризис в России: модели выхода (Гельман Владимир)

Введение

После парламентских выборов декабря 2011 г. в России начался политический кризис, который вызвал широкую дискуссию. Предлагаемое вниманию читателей исследование выполнено профессорами и сотрудниками Европейского университета в Санкт-Петербурге. В нем представлена попытка оценить ситуацию на основе сравнительного анализа различных стран. Полагаем, что один из лучших способов понять происходящее в России — взглянуть, как разрешались похожие кризисы в других местах. Или в нашей стране, но в другие эпохи.

Сразу же следует заметить, что мы не ищем прямых аналогий. Каждая ситуация в чем-то уникальна. Она не может повториться со стопроцентной точностью в ином месте в иное время. Однако если разные страны в ходе модернизации стремятся к решению сходных проблем, то, значит, есть некий ограниченный набор «инструментов», с помощью которых можно выйти из кризиса. Эти «инструменты» так или иначе срабатывали в прошлом, поэтому их нужно изучить и посмотреть, что может оказаться действенным в нашей ситуации. При каких обстоятельствах, образно выражаясь, старое здание демонтируется топором или ломом, а при каких — отверткой или пинцетом.

В 1990-е гг. такого рода сравнительные исследования были часто посвящены проблемам выхода из экономического кризиса. Эксперты на основе опыта прошлых лет выясняли, к примеру, добились ли успеха те страны, которые осуществляли финансовую стабилизацию, или же те, которые стимулировали рост высокими государственными расходами и денежной эмиссией.

Сегодня нам следует понять, какие страны и при каких обстоятельствах успешны политически. Те, где власть определенным образом смягчает режим? Или те, где она идет на переговоры с оппозицией? Или же те, где правящий режим тверже держится за штурвал, не подпуская к нему другие команды?

При этом нам представляется, что ситуация зависит не только от желания властей повернуть тем или иным образом ход событий. Она зависит от ряда объективных обстоятельств — экономической ситуации, предшествовавшего исторического пути и соотношения сил различных групп, имеющих свои интересы. Она зависит от состояния дел в лагере оппозиции. Она зависит даже от господствующих в обществе представлений о том, что такое «хорошо» и что такое «плохо».

Логика построения нашей работы следующая. Мы рассматриваем поочередно ряд моделей выхода из политического кризиса, названных в соответствие со страной, взятой для анализа. Модели эти различаются в зависимости от того, какой курс выбирают власти. Однако внутри каждого раздела анализируются объективные и субъективные причины, в силу которых был избран именно такой вариант преодоления кризиса. Мы пытаемся выяснить, характерны ли данные обстоятельства для нашей сегодняшней ситуации.

Начинается анализ с моделей, при которых власть оказывается в наибольшей степени готова к трансформации политического режима, а завершается моделями, при которых она в максимальной степени стремится законсервировать ситуацию.

Власть готова идти на переговоры с оппозицией, и в результате происходит демократическая трансформация режима: «Польская модель».

Власть превентивно трансформирует режим, надеясь сохранить свои позиции в новых условиях, но потом теряет контроль над процессом:

«Корейская модель»: попытка победить на выборах за счет осуществления преобразований в собственном лагере;

«Бразильская модель»: попытка сымитировать двухпартийную систему при маргинализации несистемной оппозиции.

Власть формирует однопартийную систему, при которой внешнее соблюдение демократии не мешает ей доминировать: «Мексиканская модель».

Власть ничего не стремится менять, и трансформация начинается лишь при смене поколений политических лидеров: «Советская модель».

Власть ничего не стремится менять, что в кризисной ситуации приводит к революции и развалу государства: «Российская (1917 г.) модель».

Несколько особняком стоит «Германская модель», завершающая исследование. В этом разделе мы попытались проанализировать актуальный для сегодняшней России вопрос: при каких условиях слабая демократия, установившаяся на развалинах авторитарного режима, может уступить место более жесткому режиму — тоталитарному? Иначе говоря, не будет ли от демократизации хуже?

И в самом конце текста мы предлагаем читателю общие выводы, вытекающие из анализа конкретных моделей. Данный раздел сводит воедино части исследования, посвященные отдельным странам, и позволяет, надеемся, сформировать общее представление о перспективах развития политического кризиса.

Авторский коллектив данного исследования состоит из четырех человек:

Гельман В. Я. — кандидат политических наук, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, профессор Хельсинкского университета, исполнительный директор Центра исследований модернизации ЕУСПб. Автор разделов: «Корейская модель», «Мексиканская модель», Заключение. E-mail: gelman@eu.spb.ru

Добронравин Н. А. — доктор филологических наук, профессор факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета, ведущий научный сотрудник Центра исследований модернизации ЕУСПб. Автор раздела: «Бразильская модель». E-mail: sokoto95@ yandex.ru

Колоницкий Б. И. — доктор исторических наук, первый проректор Европейского университета в Санкт-Петербурге, профессор ЕУСПб, ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН. Автор раздела: «Российская (1917 г.) модель». E-mail: kolon@eu.spb.ru

Травин Д. Я. — кандидат экономических наук, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, научный руководитель Центра исследований модернизации ЕУСПб. Автор разделов: Введение, «Польская модель», «Советская модель», «Германская модель». E-mail: dtravin61@mail.ru

Польская модель

После Второй мировой войны СССР навязал Польше коммунистический режим, что обусловило длительное противостояние власти и общества. Долгое время перевес был явно на стороне власти, однако в определенный момент возникла ситуация, во многом напоминающая то, что происходит сегодня в России.

Почему неудобно сидеть на штыках

В самом начале 1980-х гг. по всей Польше развернулось массовое про-тестное движение. Надо сказать, что организовано оно было значительно лучше, чем современное протестное движение в России. Поляки сформировали мощный профсоюз «Солидарность», пользовавшийся поддержкой церкви и интеллигенции. Фактически он превратился из организации, отстаивающей экономические права рабочих, в серьезную общественно-политическую структуру. Вокруг «Солидарности» группировались люди как с правыми, так и с левыми взглядами, однако в своем противостоянии коммунистическому руководству страны они были значительно более сплоченными, нежели наши нынешние оппозиционные лидеры.

По сути, действия «Солидарности» представляли собой непрекращаю-щийся «марш миллионов». И тем не менее подавить оппозицию оказалось нетрудно. 13 декабря 1981 г. премьер-министр и министр обороны Польши генерал Войцех Ярузельский ввел военное положение, «Солидарность» запретил, а ее активистов отправил в места, не столь отдаленные, как Магадан, однако крайне неудобные для политического руководства оппозицией.

Если кто-то думает, будто сильная власть не может подавить многомиллионное оппозиционное движение, — он глубоко заблуждается. Польский пример показывает: может запросто. Другое дело, что это не решает сути проблем. Наоборот, усугубляет, поскольку власть, кардинальным образом разошедшаяся с обществом, оказывается неспособна к конструктивным действиям. Особенно в экономике — важнейшей сфере, от которой в долгосрочной перспективе зависит, станут ли поддерживать власть ее самые преданные сторонники.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.