Шэрон Стоун

Мэри Калмер

Серия: Силуеты успеха [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Шэрон Стоун (Мэри Калмер)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Может показаться невероятным, но Шэрон Стоун пребывает в статусе звезды неполных семь лет.

Ее дебют состоялся в 1980 году. За двенадцать лет она снялась в нескольких десятках картин, но ее так никто и не заметил. И только в 1992 году, сыграв в фильме «Основной инстинкт», она стала известной. Актриса считает, что и своей славой, и талантом она обязана немыслимому упорству: она победила в «битве гигантов». Победа далась ей непросто, если учесть, что кредо Шэрон Стоун — исключительная и бесповоротная правдивость, черта достаточно редкая и опасная в мире лицедейства. Но, победив, она в полной мере наслаждается славой: слава — это и ее цель, и ее средство, это способ существования, воздух, которым она дышит. Шэрон Стоун обеими руками подписывается под словами известного американского комика Боба Хоупа: «Я не езжу в отпуск на море, потому что рыбы в глубине не могут аплодировать».

Девочка-очкарик из Пенсильвании, родившаяся в бедной рабочей семье, она знает, что почем в этой жизни, никогда не падает духом и один из первейших своих талантов — хорошо выглядеть — сделала почти что второй профессией.

Что же это за актриса, которая сумела добиться наивысшего признания Голливуда и которую при этом так легко можно сбросить со счетов? Что она за человек, которого обожают друзья, жестоко ругают критики, хвалят партнеры, называют «крепким орешком» кинодельцы? Почему она обречена снова и снова доказывать, чего она стоит?

Вы найдете ответы на эти вопросы, прочитав книгу о ней.

Самая толстая

из худышек

Нелегко отыскать на карте Мидвилл, штат Пенсильвания, спрятавшийся у североамериканских Великих озер. А добраться туда самолетом или автомобилем еще сложнее. Мидвилл — один из тех маленьких городков, которые находятся вроде бы недалеко, но, тем не менее, и не близко.

В Америке для того, чтобы попасть в такой городок, нужно потратить целый день. А вот Шэрон Стоун понадобилось почти двадцать лет на то, чтобы из него выбраться.

Ее отец, Джозеф Стоун, был добропорядочным пенсильванцем, воспитанным в духе христианской морали. Он вспоминает: «Мой отец умер, когда мне было всего четыре года, и меня все время воспитывали женщины. Моя мать работала не только днем, но и в ночные смены, а я оставался под присмотром 74-летней бабушки. Когда у меня появились собственные дети, я старался облегчить их жизнь. Тридцать лет я проработал в инструментальных мастерских и только после этого смог открыть свое собственное дело. Будучи воспитанным женщинами, я всегда одобрял тех из них, кто стремился сделать карьеру».

Еще учась в школе, в 15-летнем возрасте Джозеф влюбился в одноклассницу Дороти. Через несколько месяцев они оставили школу и поженились. Это случилось в 1950 году. Молодая семья поселилась в маленьком пенсильванском городке Мидвилл — с населением около 15 тысяч жителей, где Джозеф начал работать, а Дороти пошла в вечернюю школу, чтобы закончить образование. Каждый вечер, когда Джозеф возвращался с работы домой, Дороти учила его всему, что узнала в школе.

В 1951 году родился их первенец, Майкл. Семь лет спустя, 10 марта 1958 года, в семье появился второй ребенок — Шэрон… Позднее она призналась, что получила в наследство от родителей целый свод жизненных ценностей и правил, что подготовило ее к дальнейшей жизни сначала в качестве модели, а затем и в роли голливудской звезды: «Мидвилл был очень маленьким городком, где все друг друга знали. Я происходила из крепкой рабочей семьи, где мне привили хорошие манеры. Семейное воспитание помогло мне не сбиться с пути, особенно в те времена, когда я стала юной моделью в Европе и в Нью-Йорке. Многие девушки, с которыми я начинала, превратились в наркоманок и погибли».

Дороти обнаружила у своей малышки необычную способность. В то время она и вообразить не могла, что это станет свойством характера Шэрон. Почти тогда же, когда девочка начала говорить, у нее проявилось желание позировать. По словам Дороти, «Шэрон начала позировать чуть ли не со дня появления на свет. Она постоянно позировала. Я сфотографировала ее, когда она только-только встала на ножки, и на фото она стоит, закинув руку за голову».

Еще будучи ребенком, Шэроя считала жизнь в захолустном городишке унылой и неинтересной, особенно для неординарных людей, а она причисляла себя именно к таким.

Говорить и ходить Шэрон начала с десяти месяцев: «Я никогда не была ребенком, мне с рождения было сорок лет». Шэрон обогнала сверстников в тот же день, когда пошла в школу: ее зачислили сразу во второй класс. Она описывает себя в детском возрасте так: «Необычный, увлеченный учебой ребенок, совершенно не стремившийся к общению со сверстниками. Я постоянно чувствовала себя не в своей тарелке. Я была абсолютно не такой, как все. Когда я пошла в школу, окружающие вдруг поняли, что я выделяюсь из массы сверстников своей взрослостью». Девочка задавала учителям такие вопросы, ответы на которые, по их мнению, она не могла еще понять. Но если они пытались ответить на них на языке, доступном детскому пониманию, Шэрон требовала более глубоких объяснений. Ее мать приходила от этого в ужас.

Дороти терялась, не зная, что делать с этой исключительно умной девочкой. Ее пугало, что дочь была так непохожа на других детей. Об отце Шэрон говорит так: «Мой отец относился к тем людям, которые считали меня белой вороной. Когда мы с братом были детьми, отец держал нас в строгости. Если я опаздывала домой хотя бы на минуту, он тут же становился у окна. Будучи ребенком, я считала его «противным». А так как я имела обыкновение вести себя не так, как другие дети, он часто воспитывал меня с помощью ремня и стула. Но теперь он стал совсем другим. Сейчас я считаю отца самым добрым и чудесным человеком на свете».

В 1961 году в семье Стоунов появилась вторая девочка — Келли, а спустя пять лет родился второй сын — Патрик. Келли рассказывает, что если уж отец выходил из себя, то всерьез. Он не жалел ремня, и если дети чувствовали, что им не миновать порки, то они пытались засунуть под пижаму книжку или комиксы для смягчения ударов. И все-таки Джозеф не был патриархальным тираном. Он хотел, чтобы его дочери смогли твердо стоять на ногах, и учил их тому же, чему и сыновей, в том числе и обращению с оружием. Обе дочери хорошо стреляли из охотничьих ружей. Старший брат Майкл вспоминает, что в детстве Шэрон была «крепкой маленькой девчонкой, которая умела стрелять из ружья, ловить рыбу и насаживать наживку на крючок».

Джозеф мечтал о том, чтобы дочери сделали в жизни карьеру. Особые надежды он возлагал на Шэрон. В детстве она еще не осознавала своей исключительности, лишь чувствовала, что была не такой, как все. Обычные детские игры быстро ей надоедали, и она предпочитала проводить время, предназначенное в школе для игр, за чтением книг.

Шэрон вспоминает: «В школе я была гадким утенком. Там успех измеряется умением быть как все. А я всегда ощущала себя белой вороной и вместо того, чтобы побежать со всеми во двор, я забивалась с фонариком в туалете в угол и читала». Она пришла к выводу, что с ней что-то не в порядке, раз ее слова и поступки вызывали у взрослых досаду. Например, еще в пятилетнем возрасте Шэрон уже исправляла неправильную речь матери. Все это привело к тому, что Шэрон стала считать себя неудачницей.

Майкл вспоминает: «Я не раз слышал, как она разговаривала сама с собой. Она была вечно погружена в чтение. Она была способной. Взгляните на ее рисунки и сразу поймете, что на них лежит печать одаренности».

Одним из самых сильных увлечений Шэрон было кино: «С шестилетнего возраста, увидев игру Фреда Астера и Джинджер Роджерс, я уже знала, что буду актрисой». Впоследствии для семьи не явилось неожиданностью то, что Шэрон стала киноактрисой. Она начинала ставить спектакли в семейном гараже, натянув простыню на стену и отгородив место для сцены. Она сама распределяла роли между братьями и сестрой, сама решала, какую пьесу следует поставить, и выступала в роли режиссера. Мать помогала девочкам шить костюмы. Особой популярностью у соседей пользовалась их постановка такой классической вещи, как «Гензель и Гретель».

Алфавит

Похожие книги

Силуеты успеха

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.