Маршалы Сталина

Рубцов Юрий Викторович

Серия: Исторические силуэты [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Маршалы Сталина (Рубцов Юрий)

От автора

Появление в 1935 г. в Красной Армии собственных маршалов было шагом беспрецедентным. С тех пор, как еще в 1917 г. были отменены все чины, титулы и звания, командиры различались у нас только по занимаемым должностям. Термины «офицер», «генерал», «маршал (генерал-фельдмаршал)» воспринимались советскими людьми лишь как реликты царизма. И вот произошел самый настоящий переворот в системе различия военнослужащих.

Из сорока одного военачальника, удостоенного за 56 лет существования в СССР высшего воинского звания Маршал Советского Союза, собственно сталинскими маршалами, исключая самого И. В. Сталина, можно считать лишь девятнадцать.

Вот их имена (в скобках указан год присвоения звания):

— Климент Ефремович ВОРОШИЛОВ (1935 г.)

— Михаил Николаевич ТУХАЧЕВСКИЙ (1935 г.)

— Александр Ильич ЕГОРОВ (1935 г.)

— Семен Михайлович БУДЕННЫЙ (1935 г.)

— Василий Константинович БЛЮХЕР (1935 г.)

— Григорий Иванович КУЛИК (1940 г., лишен звания в 1942 г., посмертно восстановлен в 1957 г.)

— Семен Константинович ТИМОШЕНКО (1940 г.)

— Борис Михайлович ШАПОШНИКОВ (1940 г.)

— Георгий Константинович ЖУКОВ (1943 г.)

— Александр Михайлович ВАСИЛЕВСКИЙ (1943 г.)

— Иван Степанович КОНЕВ (1944 г.)

— Леонид Александрович ГОВОРОВ (1944 г.)

— Константин Константинович РОКОССОВСКИЙ (1944 г.)

— Родион Яковлевич МАЛИНОВСКИЙ (1944 г.)

— Федор Иванович ТОЛБУХИН (1944 г.)

— Кирилл Афанасьевич МЕРЕЦКОВ (1944 г.)

— Лаврентий Павлович БЕРИЯ (1945 г., лишен звания в 1953 г.)

— Василий Данилович СОКОЛОВСКИЙ (1946 г.)

— Николай Александрович БУЛГАНИН (1947 г., понижен в звании до генерал-полковника в 1958 г.).

Почему мы называем этих людей сталинскими маршалами? По самой очевидной причине: еще задолго до 22 сентября 1935 г., когда это высшее звание было введено постановлением ЦИК и СНК СССР, ничто мало-мальски важное не происходило без инициативы или одобрения «отца народов».

Каждую кандидатуру на присвоение маршальского звания Сталин определял лично. Основанием для положительного решения были не только полководческие достоинства кандидата. Как правило, требовалось демонстрировать и личную преданность. В иных случаях даже он, диктатор, вынужден был считаться с объективными факторами — успехами кандидатов в маршалы на полях сражений, постами, которые они занимали в военной иерархии.

Мы остановимся на жизнеописании нескольких высших военных 30-40-х годов. Вместе с тем читателю, думается, небезынтересен и коллективный портрет красных маршалов.

Так, среди них не было ни одного, кто занимал бы в царской армии сколько-нибудь заметный пост (лишь Шапошников дослужился там до полковника). Большинство же по происхождению — рабочие и крестьяне. Жуков, Рокоссовский, Конев, Тимошенко, Буденный, Кулик вышли к тому же из солдатской среды царской армии. Егоров, Тухачевский, Василевский, Говоров, Толбухин дослужились там до офицеров, но невысокого ранга. Потом добровольно вступили в Красную Армию.

Единственный из будущих маршалов — Говоров на некоторое время оказался по другую сторону баррикады: в 1918–1919 гг. служил у Колчака, будучи насильственно мобилизованным, младшим офицером артиллерийской батареи. Потом бежал и, встретившись с частями Красной Армии, вступил в нее добровольцем. Как ни покажется невероятным, этот факт биографии на карьере Говорова никак не отразился. Более того, в 1942 г. он, командующий Ленинградским фронтом, был принят в партию без прохождения кандидатского стажа, а в 1945 г. удостоился высшего полководческого ордена «Победа».

Дарование будущих крупнейших полководцев Великой Отечественной войны, а тогда довольно молодых полковников, комбригов и комдивов, крепло в 30-е — начале 40-х годов в Испании и Китае, в боях в районе озера Хасан, на Халхин-Голе и Карельском перешейке. Много занимались они и военной теорией. В книге И. Х. Баграмяна «Великого народа сыновья» есть упоминание о том, что кое-кто из западногерманских генералов-мемуаристов утверждал: русские полководцы побили гитлеровцев потому, что, учась в военной академии рейхсвера, усвоили военную премудрость по немецким рецептам. Иван Христофорович называл такие утверждения зловредной фальсификацией и не без основания. Большинство советских полководцев учились дома в военных академиях и на многочисленных курсах усовершенствования командного состава, учились напряженно, понимая, что в век техники на привычной лошадке далеко не уедешь. Даже Буденный закончил Военную академию им. М. В. Фрунзе, правда, как с гордостью и не раз он подчеркивал, без отрыва от основных служебных обязанностей. Василевский и Говоров успели до 1941 г. прослушать и полный курс Военной академии Генерального штаба.

Не удалось получить академического образования Жукову, но благодаря неустанной самостоятельной работе он свое редкое природное дарование обогатил военной теорией в полном объеме. Как писал известный американский историк Г. Солсбери о Георгии Константиновиче, «он знал назубок всю классическую военную литературу от Цезаря до Клаузевица».

Первый маршальский «призыв» в 1935 г. целиком состоял из героев гражданской войны. Героев легендарных, масштаб славы которых сегодня трудно даже представить. Нарком обороны Ворошилов, заместитель наркома Тухачевский, начальник Генерального штаба РККА Егоров, инспектор кавалерии Красной Армии Буденный, командующий Особой Краснознаменной Дальневосточной армией Блюхер — имена этих людей к тому моменту, как минимум, полтора десятилетия не сходили со страниц газет, звучали в названиях заводов и колхозов, воинских частей и пионерских отрядов. Им посвящали стихи и песни, книги и кинофильмы.

«Звание маршала получил величайший пролетарский военачальник, непоколебимый ленинец, вернейший соратник Сталина, железный нарком Клим Ворошилов, — писала газета «Красная звезда», откликаясь на появление в Красной Армии первых маршалов. — Кто не знает легендарного народного героя, бывшего батрака, командарма 1-й Конной армии т. Буденного, одно имя которого вселяло страх и панику в ряды врагов?.. Кто не знает непобедимого Блюхера — героя «волочаевских» дней в борьбе за Сибирь и Дальний Восток, за неприступный Перекоп?».

Сегодня часто спорят, можно ли стать героем в войне гражданской и стоит ли возвышать тех, кто отличился, сходясь в бою со своими соотечественниками? Для таких споров есть моральный резон. Но вот в чисто военном отношении многие будущие красные маршалы оказались в тогдашних условиях вполне состоятельными. Широко используя опыт военспецов, успешно громили войска белых генералов.

Вот, например, как в 1921 г. Реввоенсовет республики аттестовал Буденного: «Врожденный кавалерист-начальник. Обладает оперативно-боевой интуицией. Кавалерийское дело любит и хорошо знает… В должности командарма Конной — незаменим…».

Разумеется, первые маршалы отличались далеко не равноценными полководческими качествами. До сих пор спорят: смогли бы маршалы «первого призыва» ощутимо помочь армии справиться с германским нашествием? Несостоятельность Ворошилова и Буденного на крупных постах командующих фронтами проявилась уже в начале Великой Отечественной войны. Представить себе, что Блюхер, не пади он жертвой органов НКВД, через какие-нибудь два-три года справился бы с фронтом, по авторитетной оценке маршала Конева, тоже невозможно: он провалил даже такую ограниченную операцию, как хасанская (против японцев в 1938 г.). А вот Тухачевский и Егоров, на взгляд историков, наверняка смогли бы достойно проявить себя в годину войны. К сожалению, подтвердить это на поле боя им не довелось — как и Блюхер, они пали жертвами сталинских репрессий.

Алфавит

Похожие книги

Исторические силуэты

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.