Эксперт № 17 (2014)

Никонов Стас

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Вот вам и пояс безопасности

Редакционная статья

section class="box-today"

Сюжеты

Кризис на Украине:

Фиксация подозрений

"Может, не такая уж она и мохнатая, эта российская лапа?"

Славянский пасьянс

/section section class="tags"

Теги

Кризис на Украине

Россия vs США

Россия и Европа

Вокруг идеологии

Долгосрочные прогнозы

Принятие Крыма в РФ

Крым

/section

Принимать всерьез высказывания ветерана холодной войны Збигнева Бжезинского сегодня как бы уже и не принято, однако и игнорировать высказывания вроде недавнего тоже как-то не годится. Уж больно хорошо он сказал в прямом эфире телеканала CNN насчет того, что неплохо бы Украину превратить в новый российский Вьетнам. Из этой замечательной откровенности много чего можно почерпнуть. Особенно если вспомнить некоторые подробности.

Самая пикантная деталь, конечно, в том, что последние три года известный «друг России» Бжезинский стал активным агитатором за ее интеграцию (вместе с Турцией) в некий расширенный Запад с поясом безопасности от Ванкувера до Владивостока. Предложение, что и говорить, замечательное, однако в связи с «вьетнамским» виражом вызывающее вопросы. Вот ведь серьезный человек не один год рассказывал, как нам хорошо будет в едином пространстве безопасности, и тут вдруг кризис. Всякое бывает. От человека, наверное, следовало ожидать, что он попытается вникнуть, а что, собственно, произошло, какова была предыстория кризиса, как-то с разных сторон на ситуацию посмотрит, проведет какой-то анализ, приблизились мы к этой зоне общей безопасности или отдалились от нее (кризис-то в самом деле непростой, может, в ходе его преодоления мы как раз и приблизимся к заветной цели), ан нет — получите новый Вьетнам. Невольно возникают сомнения, что всякий раз, когда нам предлагают дружить, нам всего лишь предлагают по дружбе согласиться на нечто нам невыгодное.

figure class="banner-right"

figcaption class="cutline" Реклама /figcaption /figure

Потому спасибо Збигневу Бжезинскому, чья стремительная метаморфоза лишний раз выявила смысл и предназначение бесед о дружбе. Это первый вывод, который можно сделать исходя из заявления Бжезинского. Вывод второй. Очень интересно они там, в США, представляют чаяния простых и не очень жителей Украины. Пожалуй, те очень бы обрадовались, если бы премьер Яценюк вместо очередной байки о миллиардной помощи Запада или о непременно грядущем вступлении Украины в ЕС (после того, как она «выполнит» евроассоциацию) рассказал бы украинцам, что США подумывают, а не превратить ли Украину во Вьетнам. Да и в других европейских странах таким планам, наверное, сильно обрадуются.

Конечно, это просто Бжезинский, чего на него обращать внимание. Но тут вспоминаешь: Клинтон — Югославия, Буш — Ирак, Обама — Ливия. И отчего-то благодушие сразу пропадает. Отчего-то сразу хочется внимательнее поизучать план, который в последнее время продвигает основатель и директор влиятельной частной разведывательно-аналитической организации Stratfor Джордж Фридман, а именно создание блока активно недружественных России соседних стран, которым США будут продавать оружие и прикрывать. Понятно, что Фридман тоже тот еще оригинал. И после того, как США подставили и кинули сначала Грузию, а затем Украину, желающие повоевать с Россией ради интересов США выстроятся в очередь. Однако в любом случае стоит принять во внимание, например, что этот план в определенном смысле наследует антироссийскому проекту ГУУАМ (Грузия—Украина—Узбекистан—Азербайджан—Молдавия) все того же Бжезинского. Сегодня сюда же хотят записать страны Прибалтики, Польшу, Болгарию, Румынию (в идеале еще и Турцию). В общем, всех тех, кем можно и пожертвовать.

Понятно, что выглядит это все довольно жалко. (Тот же ГУУАМ в свое время развалился и без чрезмерных усилий со стороны гораздо более слабой тогда России.) Просто надо отдавать себе отчет, с кем мы имеем дело. Не поддаваться излишним иллюзиям на тему партнерства с Западом; спокойно заниматься своими делами. Ну и готовиться к войне, раз уж мы хотим мира.

Попробуйте ее сохранить Павел Быков, Геворг Мирзаян

По результатам переговоров в Женеве у украинских политиков появился шанс сохранить единую страну. Впрочем, вне зависимости от результата их попыток соглашение в Женеве — большое достижение России, благодаря которому внешнеполитические риски для нашей страны заметно снизились

section class="box-today"

Сюжеты

Кризис на Украине:

Фиксация подозрений

"Может, не такая уж она и мохнатая, эта российская лапа?"

Славянский пасьянс

/section section class="tags"

Теги

Кризис на Украине

Украина и ЕС

Украина

Принятие Крыма в РФ

Вокруг идеологии

Долгосрочные прогнозы

/section

Заключенное в Женеве соглашение о деэскалации украинского кризиса соответствует интересам России. Будучи довольно общим, оно дает нашей стране значительную свободу для политического и дипломатического маневра и при этом позволяет решить целый ряд важных задач.

Во-первых, оно переводит украинский кризис из формата противостояния в формат некоего политического процесса. Это, в частности, снимает риски эскалации напряженности между Россией и Европой. В этом смысле соглашение можно сравнить с планом Медведева—Саркози, заключенным по итогам российско-грузинской войны августа 2008 года. Напомним, что тогда, как и сегодня, Соединенные Штаты не только были готовы жестко выступить единым фронтом против России, но и активно добивались этого от своих европейских союзников по НАТО. Однако активность французского президента перевела конфронтацию исключительно в дипломатическое поле, где она после некоторых довольно непродолжительных взаимных препирательств окончательно затухла. Сегодня, учитывая возросший российский потенциал влияния, уже самим США приходится признавать необходимость перевести тлеющий конфликт в политико-дипломатическое русло.

figure class="banner-right"

figcaption class="cutline" Реклама /figcaption /figure

Во-вторых, характер включенных в соглашение условий не позволяет использовать его исключительно для давления на юг и восток Украины. Как большинство подобных документов, женевское заявление предполагает двусмысленность трактовок в зависимости от интересов той или иной стороны. Запад может требовать от России способствовать разоружению «донецких сепаратистов», а Россия — указывать на необходимость разоружения боевиков «Правого сектора» и т. д. Как обычно бывает в таких случаях, значение имеет не столько то, что написано в соглашении, сколько то, как и кем написанное прочитано. Прав оказывается тот, у кого больше ресурс влияния на ситуацию и крепче политическая воля. Собственно, так было, например, во время войны НАТО против Югославии, когда формальная юридическая правота России оказывалась бессмысленной в отсутствие возможностей эту правоту реализовать (отдельные шаги вроде «броска на Приштину» в итоге лишь демонстрировали ограниченность российского влияния). И наоборот, военная победа России в войне 2008 года полностью девальвировала любые попытки западного крючкотворства, с помощью которого США и ЕС пытались добиться вывода российских войск на исходные позиции до политического урегулирования, обеспечивающего безопасность Южной Осетии и Абхазии. А поскольку сегодня реальных рычагов влияния на ситуацию на Украине у Запада не так много, то женевское заявление оставляет достаточно места для дипломатического маневрирования. Так, Россия не признается стороной конфликта и потому к ней нет конкретных требований.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.