Друзья и любовники

Эванс Марианна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Друзья и любовники (Эванс Марианна)

Глава 1

— Джен, это мама. Тебе нужно приехать в больницу.

Дженнифер Мейерс сделала глубокий вдох и вдруг перестала слышать привычные звуки спортивной редакции газеты «Чикаго сентинел».

— Отец? — спросила она сдавленным голосом.

— Да.

Больше они ничего не сказали. В словах не было необходимости. После этого телефонного звонка ей стало все безразлично.

Сквозь туман в голове Дженнифер вспомнила, что о своем уходе нужно предупредить начальника. Он кивнул головой, пожал ей руку и пробормотал слова соболезнования, от которых ее пронзила боль. В соболезнованиях нет надобности. Пока. Всегда остается надежда...

И она оставалась у Дженнифер до тех пор, пока она не приехала в больницу.

— Привет, Марк!

Вернувшись с обеда, Марк Абингтон шел по коридору спортивной редакции «Сентинел». Взмахом руки он поприветствовал одного из своих коллег и заметил, что стол напротив его кабинета пуст. Марк нахмурился.

— Где Джен? — спросил он у главного редактора Тома Брайера. Его начальник сидел за столом и водил большим пальцем по стопке факсов. У него было такое выражение лица, что все стало ясно прежде, чем он заговорил.

— В больнице. Ты с ней разминулся.

У Марка моментально испортилось настроение. Он кивнул и направился в свой кабинет. В течение следующего получаса Марк пытался писать; он пристроил на коленях клавиатуру компьютера и начал делать наброски статьи в свою ежедневную колонку. Но слова не шли в голову. Он снял пиджак, завернул рукава рубашки и пригладил волосы.

Обычный ритуал, проводимый Марком в течение многих лет с целью поощрить свое вдохновение, сегодня совершенно не помогал. И он точно знал почему. Из-за Дженнифер. Ее отец болел уже несколько месяцев. Затем последовал удар, и неделю назад его поместили в больницу. Марк не переставал думать о Дженнифер. Он не мог сосредоточиться на статье и был уверен, что ничего не добьется, пока не увидит коллегу.

— Том, — бросил Марк на ходу, — я еду в университетскую больницу. Я перешлю свою статью до девяти вечера, так что она появится уже в завтрашнем номере.

Марк знал, что ему не нужно дожидаться разрешения начальника. Он много раз выручал газету, поэтому график работы мог строить по своему усмотрению — главное, чтобы работа была сделана, и сделана хорошо.

В больнице Марк не знал, куда идти, поэтому спросил в регистратуре о Даниэле Мейерсе. Его направили в блок интенсивной терапии, и Марк почувствовал внезапную гнетущую тяжесть. Он знал, как опасалась Дженнифер за здоровье отца, а новость о том, что его перевели в интенсивную терапию, лишала Марка последней надежды.

Он поднялся на лифте на пятый этаж и увидел мать Дженнифер. Она ходила по коридору перед стойкой дежурной медсестры.

— Миссис Мейерс? — Они встречались только однажды, примерно год назад, на вечеринке в честь двадцатипятилетия Дженнифер, поэтому Марк не решился назвать ее просто по имени — Элен. Она выглядела изможденной, ее волосы растрепались, а глаза были опухшими и красными. Марк сразу же почувствовал что-то неладное.

— Он умер. — Ее голос дрогнул. — Она опоздала на десять минут. Она... очень расстроена...

Марк не стал дожидаться продолжения.

Тихо, стараясь вести себя как можно спокойнее, он вошел в маленькую палату и моментально ощутил жуткую тишину. Не жужжало медицинское оборудование, не мигал монитор с изображением сердцебиения больного, не постукивал прибор искусственного дыхания.

Дженнифер сидела к нему спиной в кресле у кровати и держала руку отца. Ее плечи тряслись, но плакала она молча.

Марк уже собирался коснуться ее плеча, чтобы дать понять о своем присутствии, когда его внимание привлек блеск перстня с аметистом и бриллиантом на правой руке Дженнифер. Его кольцо. На самом деле — ее. Ну, вообще-то — их обоих. Около двух месяцев назад он подарил ей этот перстень в знак их дружбы...

— О Господи, Марк! Наверное, я не смогу... — Забыв о еде — а они ужинали у Марка дома, — Дженнифер с благоговением подняла со стола коробочку с перстнем и повернула ее так, чтобы на аметист упали лучи света. — Он такой красивый! — Она решительно отвернулась, стараясь не обращать внимания на чарующую красоту кольца. — Я не могу принять это!

Но все-таки она вытащила перстень из бархатной коробочки, любуясь тем, как бриллианты по обеим сторонам аметиста засияли на свету. Перстень был небольшим, но золотое обрамление и изумительного цвета камень были так красивы, что Дженнифер вздохнула.

— Я не собираюсь возвращать кольцо обратно в магазин, Мордашка. Ты не получила ни гроша за все те часы, когда помогала мне подготовить книгу к выпуску.

Эта книга — биография Фила Джексона и описание сезона его игры в команде «Чикаго буллс», принесшей ему чемпионский титул, — уже пользовалась большой популярностью в стране, особенно в родном штате Марка — Иллинойсе.

Получив разрешение написать эту книгу, Марк сразу же обратился за помощью к Дженнифер. Вместе они занялись поисками, взяли многочисленные интервью и подготовили к печати рукопись. Именно работа над книгой о Джексоне больше, чем что-либо еще, способствовала завязавшейся между ними крепкой дружбе.

— Я помогала тебе добровольно, — произнесла Дженнифер. — Эта работа доставляла мне удовольствие. Правда. Ты не обязан...

— Эта книга на сегодняшний день объявлена самой лучшей в Иллинойсе, — с гордостью произнес Марк.

— Самой лучшей?! — Взвизгнув от радости, Дженнифер бросилась в объятия Марка. Он кивнул, испытывая удовольствие от ее энтузиазма. — Марк! Это великолепно! Я так счастлива за тебя!

— Тогда порадуйся и за себя тоже, Мордашка. Без твоей помощи я бы не смог написать эту книгу. Прими это кольцо как воспоминание о нашей работе. Она очень много значит для меня. Я прошу только об этом.

И Марк помог Дженнифер надеть перстень.

С тех пор она его не снимала.

— Здравствуй, Мордашка, — нежно прошептал Марк.

Дженнифер повернулась к нему. Ее щеки были мокрыми от слез, глаза — красными, а взгляд — тусклым.

— Марк... — Она скорее выдохнула, чем произнесла его имя, и медленно поднялась. — Господи, как я рада видеть тебя.

— Мне так жаль, Джен.

Теперь она даже не пыталась произнести ни слова, а просто шагнула в его объятия и положила голову ему на плечо.

— Если я могу чем-то помочь... — предложил он, не зная, что еще сказать.

— Ты и так мне помогаешь, — пробормотала она и снова заплакала. — Я пришла сюда слишком поздно, Марк, — добавила Дженнифер. — Я не успела попрощаться с ним. Мне так плохо, — всхлипнув, произнесла она.

Они стояли, молча поддерживая друг друга. Тишина в комнате не нарушалась, пока в палату не вошла мать Дженнифер:

— Стэйси вернулась, Джен. Я уезжаю домой. Нужно многое успеть. Необходимо сделать кое-какие приготовления и сообщить родственникам... — Ее голос был хриплым и осипшим от слез. — Ты едешь со мной?

Дженнифер перевела взгляд с Марка на мать, а потом — опять на него.

— Если не возражаешь, мама, я встречусь с тобой и сестренкой попозже.

— Хорошо. Позвони мне. — Элен посмотрела на кровать, где все еще лежал ее муж. — И не оставайся здесь слишком долго.

— Послушайся ее, — посоветовал Марк, беря Дженнифер за руку и обнимая ее за талию. — Пойдем.

— В «Макдоналдс».

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.