Прибалтика. Война без правил (1939-1945)

Кантор Юлия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Прибалтика. Война без правил (1939-1945) (Кантор Юлия)

Юлия Кантор

ПРИБАЛТИКА: ВОЙНА БЕЗ ПРАВИЛ

(1939—1945)

2011

Введение

«Прибалтика: война без правил (1939—1945)» — такое название, отражающее фабулу книги, наверняка вызовет вопросы. О какой войне идет речь? Ведь на территории Прибалтики до 22 июня 1941 г. не было военных действий. И почему — «без правил»? Только ли потому, что нацистская Германия вела войну на Восточном фронте, поправ все международные нормы? Разумеется, речь пойдет не только о кровавом вооруженном противостоянии 1941—1945 гг., но и о войне идеологий и геополитических интересов, о стратегиях внешнеполитической и внутриполитической борьбы, наконец, о состязании намерений «управлять историей».

В XX столетии государства Балтии, дважды получили независимость из рук России, и оба раза — в период фатальных социально-политических катаклизмов, единожды утратили эту независимость из-за брутальной политики СССР и авторитарно-беспомощной — собственных элит. Этот драматический сюжет — потеря независимости — порой становится в массовом сознании граждан Литвы, Латвии и Эстонии едва ли не главным объектом современной национальной самоидентификации. (Характерно, например, что Музей оккупации Латвии, экспозиция которого охватывает период 1940—1991 гг., входит в «протокольную» программу официальных визитов представителей иностранных государств.) Бесперспективная тема «советской оккупации» и компенсации за нее перманентно, и, как правило, в период предвыборных кампаний всплывает в высших политических кругах Балтии. При этом официальная внешнеполитическая позиция России остается неизменной: включение трех балтийских государств в состав СССР ничего общего с оккупацией не имеет.

В молодых государствах Балтии, в этом году отметивших двадцатилетие восстановления независимости (и впервые перешагнувших двадцатилетний рубеж государственной самостоятельности), шествия бывших легионеров СС привлекают симпатии молодежи и интерес СМИ, а русскоязычное население нередко становится «разменной монетой» в международных политических играх.

Пакт Молотова — Риббентропа 1939 г., ставший по сути «вторым раундом» Мюнхенского сговора 1938 г., предопределил судьбу балтийских государств на многие десятилетия. Социально-политические предпосылки заключения договора между сталинским СССР и гитлеровской Германией (наличие которого и секретных соглашений к нему категорически отрицалось на официальном уровне в нашей стране вплоть до середины 1980-х гг.) нашли свое отражение как в новейшей отечественной, так и зарубежной историографии. Однако стадийность включения балтийских государств в состав СССР, обстановка в них в период поэтапной советизации исследованы лишь фрагментарно — преимущественно в аспекте решения советских политических и военных задач, а также отчасти — в контексте реакции стран Европы и США на советскую аннексию Прибалтики. В последнее время появились работы и сборники документов, посвященные репрессивной политике во «вновь приобретенных» республиках. Реакция же Третьего рейха на включение Латвии, Литвы и Эстонии в состав СССР, внимание, с которым нацистское руководство отслеживало все происходившее на Балтике, дипломатические маневры Народного комиссариата иностранных дел, специфика и практика размещения советских военных баз в Прибалтике, а затем — и дополнительных воинских контингентов, наконец, детали «многосерийного» сценария до сих пор остаются недостаточно исследованными. Также малоизученными являются реальные умонастроения граждан Литвы, Латвии и Эстонии в 1939 г. — первой половине 1941 г и их динамика. Деятельность советских спецслужб в Прибалтике тоже не нашла сколько-нибудь значимого отражения в литературе. (Балтийская историография, напротив, в последние два десятилетия акцентирует внимание именно на карательных аспектах советизации, на внутренних процессах в Литве, Латвии и Эстонии, сопровождавшихся сломом укладов, сменой государственного строя и потерей государственного суверенитета.) Насколько насильственное включение балтийских государств в СССР, игнорирование норм международного права, сделка с агрессором позволили Советскому Союзу решить геостратегические задачи и подготовиться к войне с Германией, насколько пресловутое «передвижение границ» на Запад дало возможность использовать полученную территорию для организации обороны? Эти вопросы до сих пор остаются предметом острой политизированной дискуссии, «градус» которой нередко подогревается затрудненным доступом к историческим архивным документам.

Тема участия прибалтийских республик в Великой Отечественной войне остается одним из самых болезненных сюжетов современной российской и балтийской историографии. В советской исторической литературе уделялось внимание преимущественно борьбе прибалтийских народов против нацистов, их пособничество же представлялось как явление маргинальное и исключительное. Замалчивались и подлинные причины катастрофически быстрого отступления РККА с территории Прибалтики, дезавуирующие идеологему о подготовленности СССР к войне и налаженной скоординированной системе обороны. Специфика нацистского оккупационного режима, имевшаяся в каждой прибалтийской республике (хотя все они входили в территориальное образование «Остланд»), в отечественной научной литературе исследована преимущественно в аспекте изучения таких проблем, как расовая сущность нацизма, «тотальная война» Третьего рейха, концлагеря и лагеря для военнопленных, принудительные работы, а также Холокост. В советское время проблема коллаборационизма, особенно в регионах, советизированных в предвоенное время, находилась под запретом, соответственно и документы, раскрывающие эти факты, были недоступны исследователям. Формы коллаборационизма, разнообразие пронацистских «вспомогательных» карательных структур, созданных нацистами в оккупированной Прибалтике, массовое соучастие коллаборационистов в карательных акциях против мирного населения ныне являются предметом пристального научного интереса, однако вплоть до сегодняшнего дня изучены фрагментарно и преимущественно вне контекста общей специфической ситуации в «Остланде». Исследований, посвященных латышскому и эстонскому добровольческим легионам СС, многочисленным пособническим формированиям (вспомогательной полиции, полиции порядка, охранным батальонам), а также прибалтийским подразделениям в составе вермахта, в отечественной научной литературе практически нет. Организация пропаганды, в том числе антисоветской, создание марионеточных правительств, межнациональные отношения на территории оккупированной нацистами Прибалтики, наконец, партизанское движение — изучены весьма «пунктирно». (Немногочисленные работы о советском партизанском движении являются весьма субъективным источником по данной теме.)

В прибалтийской историографии, напротив, исследования по этим сюжетам занимают обширное место, однако нередко характерной их чертой является идеализация коллаборационистских формирований, и порой даже — представление их как «борцов за независимость». Так открывается дорога для опасного историко-политического мифотворчества и манипуляций, следствием которых являются шествия пособников нацистов по центральным площадям балтийских городов и попытки их оправдания.

Почему в Латвии, Литве и Эстонии войска вермахта в 1941 г. встречали как освободителей, почему коллаборационизм в разных формах был столь массовым, отчего тысячи жителей Прибалтики уходили вслед за отступающим вермахтом в 1944 г. или искали пристанища в нейтральных странах, почему многие пособники нацистов до сих пор не понесли наказания — эти вопросы остаются не раскрытыми и поныне.

Тема послевоенной ситуации в этом регионе также изучена фрагментарно — преимущественно в аспекте послевоенного же восстановления и «борьбы с бандитизмом». В последние годы появилось несколько научных публикаций о том, как возвращалась советская власть в Прибалтику, как проходил «Рижский процесс» над нацистскими преступниками в 1946 г., как действовали партийные органы, какие масштабы приобрела деятельность «лесных братьев». Однако они не восполняют существующие историографические пробелы, потому нет целостного восприятия ситуации, сложившейся в прибалтийском регионе в послевоенное время.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.