Контакт между равными

Будрис Алгис

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Будрис Алгис   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Алгис Будрис КОНТАКТ МЕЖДУ РАВНЫМИ [1]

В шорохе хлопка и шепоте шелка Алисия приблизилась к постели и склонилась надо мной, пахнув духами:

— Пора, Уилл. Ты проснулся?

Проснулся? Я хранил неподвижность, а потому она могла и не догадаться, что я просто лежу, вслушиваясь в перезвон старинных, в резном деревянном футляре часов, красующихся на каминной полке.

— Доктор Чэмпли уже здесь, Уилл.

— Знаю, Слышал, как он подъехал.

Я открыл глаза и пару раз моргнул, ощущая прикосновение ресниц к свободной марлевой повязке. Лившийся из внешнего мира свет был белым. Всю прошлую неделю Алисия, направляя мне в лицо пучки процеженного сквозь фильтры света, учила меня распознавать цвета. А еще мы говорили о перспективе, о восприятии очертаний и том, чем отличаются на вид друг от друга разные материалы; уверен, доктор Чэмпли разработал самую удачную программу обучения, чтобы я смог начать ориентироваться в окружающем как можно раньше.

Алисия удивлялась, насколько все это оказалось легко и просто. А удивляться бы ей не следовало — я же всю жизнь слушал либо радио, либо фонокниги. И целых сорок лет купался в человеческих разговорах.

Окончив Гарвардскую школу бизнеса, я многократно приумножил отцовские миллионы — а такое оказалось бы не под силу человеку, не способному мыслить аналитически и систематически. В моем мозгу сложилась собственная картина мира — точь-в-точь совпадавшая с той, что представала взглядам зрячих. И потому моя нынешняя переориентация должна была свестись к несложному переходу от одной системы к другой.

Хлопнула дверца — Чэмпли выбрался из машины, остановившейся на гравийной дорожке перед самым входом в дом. Прошуршали подошвы по мраморным ступеням, скрипнула, открываясь и закрываясь входная дверь, щелкнул автоматический замок. Несколькими мгновениями позже раздался легкий стук в дверь комнаты.

— Здравствуйте, доктор, — приветствовала его Алисия.

— Добрый день, миссис Шеффер. Мистер Шеффер проснулся?

Судя по тому немногому, что я уже знал о нем, для доктора Чэмпли это была довольно длинная речь; на всякий случай, я зафиксировал в памяти это обстоятельство. До сих пор он представлял собою ненамного больше образа, вырисовывавшегося из рассказов Алисии, — правда, рассказов достаточно пространных. Молодой хирург, восходящая звезда, заинтересовавшийся случаем Уильяма Шеффера и предположивший, что эта задача ему как раз по плечу. В его кабинете мне пришлось побывать несколько раз, но к словам Алисии прибавилось благодаря этому лишь несколько мягких прикосновений к моему лицу, приподнимающих мне веки, щелчок невидимого, для меня, фонарика, несколько задумчивых похмыкиваний и единственная членораздельная реплика: Может быть…

Это мне понравилось. Все предыдущие приговоры выносились людьми, которые сперва держали меня по неделе, а то и больше, в клинике, обследовали всеми доступными способами, а потом читали неудобоваримые лекции, заканчивающиеся, правда, вполне определенными Да или Нет. Последнее было, по крайней мере, правдиво. В той же степени, в какой первое оборачивалось обманом.

Что ж, Чэмпли и впрямь удалось сделать то, что он намеревался — или так представлялось нам в данный момент. По словам Алисии, операция заняла всего-навсего час. Окончательно я пришел в себя после наркоза уже в машине, по дороге домой, и самым трудным делом оказалось выполнить наказ Чэмпли: ни малейшего движения глазами в течение полутора суток. Скорая доставила нас в летний дом Чэмпли, находившийся на берегу озера и расположенный гораздо ближе к клинике, чем любой из моих. Здесь мы с Алисией провели последнюю неделю, скрупулезно и сосредоточенно выполняя все предписания. И неуклонно приближаясь к вот этому — последнему — моменту.

Что ж, — подумал я, — теперь, когда мы оба здесь, можно проявить и некоторое нетерпение.

— Доктор?

— Да, мистер Шеффер, я здесь.

Он подошел поближе — резиновые подошвы его туфель, ступающих по ворсистому ковру, издавали характерный сухо шелестящий звук. Другой, совершенно непохожий шелест издавал при каждом его движении твидовый костюм. Повеяло лосьоном после бритья.

— От вас пахнет йодоформом, как в клинике.

Кстати, в клинике он меня не встречал: анестезиолог погрузил меня в сон еще до появления Чэмпли. Так что знал я о нем ужасно мало — если не считать рассказов Алисии, разумеется.

— Да, — ответил он. — А теперь давайте-ка посмотрим, как я b{ckfs.

В руке его звякнули ножницы, а на плечах я ощутил прохладные пальцы Алисии. Потом металл неприятным холодком скользнул по щеке; чуть натянулась марля. Напряглась — и расслабленно упала на переносицу.

— Подождите открывать глаза, мистер Шеффер. Пусть свет поначалу проходит сквозь веки.

— Хорошо.

Чэмпли убрал повязку, и свет стал розовым. Я спокойно лежал, внутренне собираясь. Особого возбуждения я не испытывал. Всю последнюю неделю я не находил себе места, возможно, как раз потому, что всячески гасил в себе возбуждение. А может, именно так оно и проявлялось. Но, как бы то ни было, сейчас все закончится.

Я не открывал глаз, пока Чэмпли не попросил меня об этом. Веки я разлепил медленно, изо всех сил стараясь растянуть движение, — и сперва увидел лишь размазанные цветовые пятна. За последние дни они стали для меня уже почти привычными. Но теперь предстояло еще одно — и новое — дело: фокусировка зрения; и на это потребовалось немалое время. Теоретически я понимал природу бинокулярного зрения, пусть даже мои представление об оптике и линзах были весьма приблизительными и неадекватными. Но сейчас надо было научиться контролировать работу определенных мышц, а это совсем иное дело.

Мне предстояло то, что в свой час совершает всякий ребенок — научиться распознавать образы, и в первую очередь — как выглядит человеческое существо. Причем не только вообще, чужое, но и собственное — как и в младенчестве, задача эта решалась по частям.

Руки… ноги… Я изучал их неторопливо и осторожно. Чэмпли с Алисией ждали, ничем не проявляя ни волнения, ни нетерпения.

Наконец, я почувствовал себя достаточно уверенно.

Алисия оказалась светлой блондинкой, облаченной в зеленое платье. А Чэмпли — брюнетом, повыше ее ростом, в коричневом костюме.

Да и странно было видеть все это — то, что раньше являлось воистину умозрительным. Впрочем, и этот этап оказался пройден достаточно легко.

И вот, наконец, надев дымчатые очки, я вышел в их сопровождении из дому. И замер, словно ребенок над раскрытым букварем: горы — лес W небо — озеро — дом — утес… Дом стоял на береговом косогоре; один его фасад, тот, где выход, был обращен в сторону берега, а другой — к озеру; здесь он повисал в воздухе, поддерживаемый мощными колоннами свай. Выглядело это, признаться, не слишком успокаивающе.

Однако я сделал десяток-другой шагов по утрамбованной гравийной дороге, что вела вдоль дома и сбегала потом вниз, к причалу, и остановился, чуть подняв лицо, чтобы лучи нежаркого солнца согревали его, а легкий ветерок освежал. Мир был прекрасен.

Вся прогулка продолжалась от силы минут пять, после чего мы вернулись в дом, и я присел на краешек постели. Только что совершенные подвиги опьянили меня — сколько новых возможностей открывается! Я осмотрелся. Постель — широкая, темного дерева кровать. Камин — и на полке те часы, перезвон которых доставлял мне такое удовольствие. Стулья. Стол. Маленький столик, а на нем какая-то коробка, обращенная ко мне идеально гладкой поверхностью.

— Это и есть телевизор?

— Да. Но познакомиться с ним вы еще успеете, — произнес Чэмпли.

— Вам нельзя пока напрягать зрение.

Он вскрыл стерильную упаковку бинта.

Алисия стояла посреди комнаты, и ноги ее омывал солнечный свет — точь-в-точь, как я слышал в одной из фонокниг. Впечатление, что сумел породить тогда в моей душе автор, сводилось к двум словам — тепло и юность. Алисия…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.