Лик Архистратига

Холин Александр Васильевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Лик Архистратига (Холин Александр)

Глава 1

— Рашидка! Рашидка! Долго нам ждать прикажешь? — раскатился по летней деревянной пристройке к придорожному ресторанчику русский голос с татарским акцентом круглолицего лысого мужчины. — Ты что, поросячий хвост, голодом нас заморить вздумал!

— Ну, что вы, Мусса, нельзя же так! — пыталась утихомирить круглолицего мужика девушка, сидевшая с ним за одним столиком. — Это хорошо, что владелец ресторанчика ваш знакомый. Это здорово, что он умеет готовить. А вам нет, чтобы порадоваться за друга, у которого клиентов — хоть отбавляй! Значит, дела идут хорошо, значит, всё, как надо получается. Так вы вместо этого — «голодом заморить!» — да мне и кушать не очень-то хочется. Я с вами просто за компанию, поскольку вы бесплатно вызвались отвезти меня в Коктебель. Нужно же вам хоть чем-то заплатить. Ведь в нашем неприютном мире всегда за что-либо платить приходится. Или я не права?

— Вот и плати, — усмехнулся мужик, вытирая лысину чёрным в белый горох носовым платком. — Ты, красавица, должна откушать бешбармак. Это и будет твоя расплата. Мне другой никакой не надо, не уговоришь! А так, как мой друган готовит — нигде не найдёшь! Я пока домой вернулся, на своём «Цундапе» пол-России исколесил, нигде ничего похожего нет, и навряд ли будет. Даже в Уфе ничего похожего.

— А что, Уфа — это бывшая или будущая столица для отмечающих праздник живота? — улыбнулась девушка, отхлебнув между делом заранее доставленный официантом лимонный коктейль.

— Ай, не столица, знаешь. Но лучше вашей Москвы, это точно. Там чужих нет, — твёрдо заверил её Мусса. — Вот ты, Наташка, говоришь, что любишь свой город. Говоришь, это твой дом. А чужих у себя в доме просто не замечаешь! Или просто не хочешь видеть?

— Выходит, я у вас в Крыму тоже чужая? — скривила губы Наташа. — При таком рассуждении никуда со своего двора показываться нельзя.

— Э-нет, коя барасем, — замахал обеими руками Мусса. — Ты — своя, русская.

Рашидка татарин — свой, русский. Я — татарин, но тоже русский. Даже в паспорте у меня и у него в графе национальность написано «татарин». А ты погляди в свой московский паспорт.

— И что?

— Как что?! — удивился татарин. — В новом русском паспорте у всех вас вместо графы национальность стоит слово «код» и дальше номер, будто ты не человек, а заключённый под номером таким-то. Этой отметины для русских только чужие и добивались!

— А кто же всё-таки чужие? — удивилась девушка. — Можешь объяснить?

— Чужие, — Мусса на секунду задумался, — они тоже русские, но чужие. Вот хотя бы Лейба Бронштейн, американский миссионер, чужих в страну толпами завозил. А сейчас чеченцами Москва забита — они там тоже чужие. Тут уж московский мэр Лужков постарался. Кстати, он тоже чужой, потому что не моргнув глазом продаёт столицу направо и налево.

— Это вы зря так про чеченцев, — вступилась Наташа. — В Москве чеченцев очень уважают. Например, Хасбулатов в конце прошлого века долго спикером был в Государственной Думе. У меня подруга Ленка даже замужем за чеченцем была.

— Была? — хохотнул Мусса. — Вот тебе и весь сказ.

— Да что вы прицепились? — не сдавалась Наташа. — Да, была! Но целых десять лет — а это не малый срок. И среди русских сплошь да рядом разводы бывают, ну и что? Недаром мужчины свою половинку очень долго ищут, а иногда и не находят вовсе.

— Среди наших русских всякое бывает. А я вот по соседству с чеченцами в Казахстане с детства вырос, — Мусса даже поднял вверх указательный палец. — Вырос и знаю кто они и что они. Мои родители там в ссылке были. Но я потом всё же домой подался, в Крым, где хохлов понабилось — не продохнуть. Я хоть татарин — но русский. А чеченцы к вам в столицу кинулись. Они её ещё в Москвабад не переименовали?

— Ну и что? — не понимала Наташа. — У нас и других национальностей полно, при чём тут чеченцы?.

— А то, — терпеливо продолжал пояснять татарин. — У твоей подруги ребёнок от чеченца есть?

Наташа молча кивнула головой, достала из нагрудного кармана джинсовки пачку «Лаки страйт», закурила и ожидающе уставилась на татарина.

— А то, — продолжал тот свою железную логику. — У них в семьях жён бросать запрещено законом. Это не то, чтобы ваххабитство какое, а семейный закон у них такой. Так вот. Если чеченец бросит жену и к тому же с ребёнком, он получает от старейшин проклятие до третьего колена. Смекаешь? Джигит сразу становится выродком без возможности что-то исправить. А ты говоришь, «уважают». Даже «очень уважают». Они-то как раз становятся чужими Бек-Бен-Ханазундерами. И в таких превращаются люди любой национальности, если молятся Золотому Тельцу. А любому такому Беничке — где есть Телец, там и родина. Ты в бочку с дерьмом Тельца засунь, так чужой и туда за ним влезет. Спроси у мужика своей подруги, когда он последний раз в храме был?

— Ой, можно подумать, вы регулярно мечеть посещаете, — ядовито усмехнулась Наташа.

— Не регулярно. Каюсь. Но раза два в месяц по пятницам — это как пить дать.

Мусса встал из-за стола, снял кожаную куртку и повесил её на спинку стула, потому что официант принёс и поставил на столик две глубокие глиняные миски, разрисованные затейливым орнаментом, наполненные татарской едой, приготовленной чудо-поваром Рашидом. Невдалеке от ресторанной веранды сновали разного калибра автомобили и один раз очень низко в сторону Севастополя пролетел вертолёт. Но внешний мир нисколько не интересовал остановившихся отобедать в «Гаечном ключе», где хозяин сам с удовольствием готовил для гостей.

— Ой, правда вкусно, — отметила девушка, отведав сначала осторожно, а потом всё больше увлекаясь поглощением национального кушанья.

— Нравится? — обрадовался Мусса. — Э, а мне как нравится! Такой бешбармак может только Рашидка приготовить! Нигде и никогда такого во всём Киммерийском уезде ты не попробуешь!

— Каком уезде? — с набитым ртом спросила Наташа.

— Киммерийском! — повторил её собеседник. — Э-э-э, да ты ничего про Киммерийское царство не слыхала?

— Нет, — засмущалась девушка. — Это далеко отсюда?

— Вах-ме! — поднял руки к небесам Мусса. — Мы с тобой уже целый час по земле киммерийской колесим! Это предки наши. И предки скифов. Они всегда с атлантами воевали. Атлантида в нынешнем Мраморном море была. Там и затонул остров, поскольку атланты только Мамоне поклонялись. Вот и получили то, что выпрашивали. Надо правильному Богу верить!

— Значит, вы говорите, у верующих всегда всё в порядке, а у тех, кто Мамоне кланяется и дела не идут, и жизнь не клеится? — ядовито вернулась Наташа к разговору. — Значит, будь я мусульманкой — у меня всё тип-топ получилось бы?

— Э-нет, — возразил татарин. — Мусульманка, христианка — что чепуху мелешь? Бог — не фраер, правду видит. И Бог один у нас. Ты знаешь?

Наташа утвердительно кивнула. В баре ресторана заиграла музыка, но она нисколько не мешала увлекательной беседе познакомившимся в Крыму людям. Ведь ничего не случается просто так. Даже Атлантида просто так не погибла бы.

— Ты сама в церкви бываешь? — поинтересовался Мусса.

— Не часто. Примерно так же, как и вы, но только по воскресеньям.

— Э-нет, — отрезал Мусса. — Бог один. А у каждого к Нему своя дорога. Вот если лживый человек исповедует Истинную религию, то Господь в гневе своём делает эту религию ложной, а если искренний человек исповедует ложную религию, то Господь Бог по милости своей великой делает ту религию Истинной. Я правильно выражаюсь?

— Ещё как! — согласилась Наташа. — Да вы, Мусса, с такими успехами скоро религиозным философом станете. Не удивлюсь, если через пару лет в Крыму объявится новый миссионер или даже пророк.

— С такой женщиной, как ты, — парировал он, — не только пророком, а орлом станешь. Но я уже женат, к сожалению. С другой женщиной мне уже невозможно. Я правду говорю.

При этих словах Наташа поперхнулась, закашлялась, и татарину пришлось даже похлопать девушку по спине.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.