Остановись!

Никс Гарт

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    2011 год   Автор: Никс Гарт   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Остановись! ( Никс Гарт)

Вот вам жутковатая и увлекательная история, которая свидетельствует: даже очень древнее существо может новым фокусам обучиться.

Гарт Никс, австралийский автор бестселлеров, успел поработать специалистом по книжной рекламе, редактором, маркетинговым консультантом, специалистом по связям с общественностью и литературным агентом — все это без отрыва от создания сериала «Старое королевство» («The Old Kingdom»), ставшего бестселлером. В этот сериал входят романы «Сабриэль» («Sabriel»), «Лираэль» («Lirael»), «Аборсен» («Abhorsen») и «Тварь в коробке» («The Creature in the Case»). Среди других его работ — сериалы «Семь башен» («The Seventh Tower») и «Ключи от королевства» («The Keys to the Kingdom»). В последний входят романы «Мистер Понедельник» («Mister Monday»), «Мрачный Вторник» («Grim Tuesday»), «Drowned Wednesday», «Sir Thursday» и «Lady Friday», «Superior Saturday», «Lord Sunday». Особняком стоят романы «Тряпичная ведьма» («The Ragwitch») и «Shade's Children». Короткие произведения Гарта Никса составили сборник «За стеной» («Across the Wall: A Tale of the Abhorsen and Other Stories»).

Писатель родился в Мельбурне, а теперь живет в Сиднее, Австралия.

* * *

Его обнаружили примерно через час после рассвета, когда два джипа катили по дороге через холмы. Первым его заметил Андерсон, ехавший в головном джипе. Это обстоятельство содержало своего рода иронию, ибо Андерсон был единственным из всего экипажа, кто носил очки. Да к тому же исцарапанные песком и в толстенной черной оправе. Андерсон закричал, требуя остановиться, и Каллен так ударил по тормозам, что джип занесло на неплотно утрамбованном гравии и он едва не перевернулся. Да еще и Брекенридж, сидевший за рулем второго джипа, едва не врезался им в корму, ибо тоже тормознул слишком резко.

Когда наконец обе машины остановились и пыль чуть-чуть улеглась, они высадились, как предписывал стандартный порядок действий в такой ситуации, и сформировали нечто вроде цепочки поперек дороги, причем сержант Караджан знай орал, матерясь, чтобы ничего, блин, не делали без приказа и в особенности чтобы держали долбаные пальцы подальше от гребаных спусковых крючков, если только он, сержант Караджан, офигительно ясно не прикажет им поступать именно так!

Когда пыль улеглась совсем, увиденный Андерсоном человек по-прежнему шел им навстречу. Просто шел себе и шел прямо через пустыню, как будто это парк был какой или квартал по соседству, куда он в гости собрался. А еще на нем было коричневое одеяние вроде тех, что носят мексиканские старики монахи, державшие школу для сирот возле границы. Только дотуда было добрых миль восемьдесят, так что, если сюда вправду притопал один из тех монахов, Божий человек оказался очень неплохим ходоком.

— Эй, святой батюшка, или кто ты там такой, ну-ка, стой! — окликнул его Караджан. — Читать не умеешь?

Он вообще-то имел в виду обозначение испытательного полигона, оно означало, что, если вы вторгнетесь, армейские будут в праве вас застрелить и это им ничем не грозит. Мужчина никак не мог миновать те знаки, их не заметив. Кроме того, он должен был перелезть как минимум через три забора, последний из которых еще виднелся у него за спиной. Такая, знаете, мерцающая стальная полоса, колеблемая потоками жаркого воздуха и здорово напоминающая мираж, только миражом она отнюдь не была — двенадцати футов высотой, со спиралями колючей проволоки вдоль всего верха. Каким-то образом этот человек его перелез. Или подлез под него — что выглядело более вероятным, ибо земля там чуть-чуть осела из-за недавних испытаний.

— Стой, говорят тебе! — снова крикнул Караджан. Снял с предохранителя свой А5 и вскинул пистолет, целясь поверх головы незнакомца.

Но человек был то ли глухой, то ли головкой ударенный, потому что он продолжал упорно идти. И даже после того, как сержант вправду выстрелил поверх его головы. А потом еще раз.

Караджан выругался, оглянулся на своих людей, снова посмотрел на приближавшегося олуха. Вот так и пожалеешь, что вернулся на службу после Кореи. С другой стороны, поди угадай, что может назавтра случиться в этой долбаной, гребаной и так далее армии. Оглянуться не успеешь, и придется стрелять в священника, монаха или кого там еще. А ведь матушка вырастила его в православной строгости, она нипочем не простит его, если…

— Стой, или я стреляю на поражение! — крикнул Караджан.

Этого недоумка теперь отделяло от него каких-то двадцать футов, и он по-прежнему шел себе да шел, опустив голову. Караджан даже лица его не мог рассмотреть, впрочем, это было, может, и к лучшему. Он тщательно прицелился и — бац, бац! — всадил две пули человеку прямо в грудь.

Однако тот не упал.

— Вот дерьмо! Андерсон! Короткой очередью — огонь! — рявкнул Караджан и сам выстрелил еще дважды, на сей раз в голову.

М1 Андерсона заговорила на более высоких и резких тонах — бам-бам-бам-бам! Четвертая пуля была трассирующая, и они рассмотрели, что она попала как раз в человека, прямо на уровне груди, так что никаких сомнений быть не могло.

Караджан ощутил, что начинает паниковать. Воображение перенесло его в Котори, [1] и китайцы уже захлестнули передовые позиции — освещенная луной людская волна, которую не мог остановить автоматный огонь и не остановила даже артиллерия, и он прекрасно понимал, что его винтовка со штыком вообще ничто при таких обстоятельствах, но сказалась подготовка, и он чисто механически продолжал заряжать и стрелять, заряжать и стрелять, и пока взводный сержант отводил их назад группу за группой, Караджан продолжал выполнять приказы и каким-то образом выжил.

Вот и теперь сказалась подготовка.

Он сообразил, что с пуленепробиваемым незнакомцем следовало поступать точно с танком, который гуляет сам по себе. То есть срочно убираться с его дороги.

И он торопливо указал своим людям на джипы.

— Патруль! Отступить к головному джипу! Соблюдать порядок!

Убедившись, что они вправду отступали в порядке, держа строй и не превращаясь в бестолковую толпу, он вновь закричал:

— Стрелять по готовности! Целиться не спеша, следить за флангами!

Под градом пуль пешеход продолжал неуклонно двигаться вперед. Пять М1 и один А5 стреляли спокойно и метко — мечта любого сержанта — до тех самых пор, пока человек не подошел слишком близко к заднему джипу и Караджан не велел прекратить огонь.

В наступившей тишине они услышали еще один звук. Прежде его заглушала стрельба. И это был звук, услышать который им хотелось бы менее всего. В джипе пронзительно верещал, буквально заливался новехонький гейгеровский счетчик. Его тревожный голосок казался еще ужаснее оттого, что счетчик возили включенным на минимальную громкость. Чтобы фоновое попискивание не мотало нервы патрульным в дальних поездках.

— Все назад! — внезапно охрипнув, приказал Караджан. — Не двигаться!

Человек по-прежнему не останавливался. Все так же шагал в направлении внутренней заставы и очередного забора, тянувшегося в двух милях восточнее. Пули изодрали его ризу, или как там называлось это бурое одеяние. Насколько удалось рассмотреть, никакой другой одежды под облачением не было, тело сплошной коростой покрывала не то пыль, не то грязь, не то еще что-то неясное. Караджан спрятал пистолет в кобуру, нащупал бинокль, поднес к глазам и принялся крутить колесико фокусировки. Руки тряслись так, что перед глазами все плыло, пока он не догадался прижать локти к телу. Тогда удалось рассмотреть тощую, костлявую ногу, мелькавшую в складках подола. Нога была красная, но, похоже, вовсе не от запекшейся грязи.

Караджан опустил бинокль. Люди смотрели на него, счетчик понемногу прекращал истерически вопить, но звук оставался по-прежнему громким, а это сулило скверные новости.

— Отодвигаемся на двадцать ярдов вон в ту сторону, — распорядился Караджан, указывая вдоль дороги. Подальше от джипов. Подальше от траектории того, что находилось внутри одеяния. — Смотреть в оба! Этот тип мог быть не один.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.