Отныне я – странник

Гавряев Виталий Витальевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Виталий Витальевич Гавряев

Отныне я – странник

Аннотация

Если ты попал в чужое время, учись жить по его правилам. А по возможности, постарайся принести в него что-то своё: вдруг получится. Но будь осторожен….

Виталий Витальевич Гавряев

Отныне я — странник

Отныне я — странник, невольный бродяга. Вдали затерялся мой дом, Утеряно всё, память гложет нещадно, И сердце, болит о былом…

Вместо предисловия

Нервы у Юрия, были натянуты как струна — как не крути, но сегодня у него, что-то вроде выпускного экзамена, дающего путёвку в жизнь: или — наоборот, в случае неудачи, перед ним закрываются все двери. Как в таких случаях говорится — «иль грудь в крестах, иль голова в кустах».

— Ну, ничего, скоро всё станет ясно, удалось ли мне в этом мире стать, если не своим, то хотя бы, востребованным человеком, или не удалось. А как хочется заново приобрести утерянную родину, или нет. Не так. Точнее — есть необходимость укорениться на этой земле: а не скитаться по миру как перекати поле. — Так пытался успокоить себя Гаврилов, подсознательно оттягивая начало церемонии и одновременно жаждая её начала.

Подумать только: вроде прошло не так много времени, с того момента, когда он, в далёком будущем, полез со своим другом Славиком в подводную пещеру. Где, сам того не ожидая, он получил «наследство» — в виде симбионта — принадлежащего ранее внеземному трансгену — археологу — этакому чуду генной инженерии, сделанному инопланетными яйцеголовыми. И сейчас, оглядываясь назад: ему стало даже немного стыдно за то, что он вытворял, когда было закончено болезненное сращивание с «объектом торжества инопланетной научной мысли». Он, как полоумный бегал по городу и магазинам — копируя всё, к чему только могли дотянуться его руки. А каким он был недоумком, только попав в это время. И все окружающие его люди, пытались воспользоваться удачливым глупцом в своих целях. Тем, более он умел творить чудеса и этим — буквально притягивал удачу. Именно поэтому, он смог выжить — только благодаря некоторым возможностям, полученным по наследству. И тому, что кому-то был нужен как талисман для их игры. Его всегда удивляло, как во всех когда-то прочитанных книгах, главные герои, попав в прошлое, почти сразу адаптируются в новых для них реалиях и менталитете аборигенов. Становясь этакими суперменами — о семи пяди во лбу и поголовно обладают стальными яйцами. Как они сразу вписывались в чужой мир: мгновенно становясь в глазах окружающих бесспорными лидерами, а не глупыми «амулетами удачи». А он, так не смог. Поначалу — чтобы выжить, бездумно «штамповал» себе всё необходимое — пока не обжёгся. И далее, постепенно, с трудом, подстраивался под окружающую действительность. Как говорится, всему пришлось учиться, набивая шишки, и в основном очень болезненные.

— Ну, все это всё лирика, пора начинать нашу показуху и пусть в этом будет много не совсем уставной отсебятины, но это моё шоу. — Подумал Гаврилов, решительно отметая ненужную лирику и чётко чеканя шаг, вышел на правый фланг перед строем, развернулся так, чтобы видеть его, и при этом, не стоять спиной к гостевой трибуне.

Затем, Витальевич последний раз окинул придирчивым взглядом весь строй. Выглядело всё потрясающе, его орлы стояли ровными шеренгами. Все солдаты выстроились по ранжиру, в одинаковой джинсовой форме, в первых радах у всех кроме офицеров и сержантов штуцера, прямо любо дорого смотреть. Набрав в лёгкие воздуха, Юрий начал отдавать команды, говорил громко, немного растягивая слова и делая между слов интервалы:

— Гарнизо-о-он! …Ровня-я-яйсь! … Сми-и-ирно! … — Взводные коробки, мгновенно подровнявшись, замерли, а воины, стоявшие в них вытянулись в струнку. — К принятию присяги на верность Русскому царю и России! … Повзводно-о-о! … Станови– и– сь! …

Из своих «коробок», чётко чеканя шаг, вышли; Зенауи и оба ротных офицера, а через определённый интервал, пошли взводные, за ними последовали и сержанты (командиры отделений). Спасибо не подвели, движение на свои места все закончили почти одновременно.

— То-о-овьсь!

Через секунду, все синхронно стали на одно колено. И при этом, никто из воинов не сутулился, так что, со стороны всё это выглядело грациозно и величественно, а не уничижительно. Следом Юрий сам разворачивается лицом к трибуне и тоже становится на одно калено.

— Мы гарнизон Ростовской — на — Дону крепости. А в нашем лице и её жители. — Множеством голосов зазвучала клятва верности. — Присягаем на верность Российскому престолу и торжественно клянёмся…..

Когда весь текст присяги был произнесён, и все поднялись с колена. Юрий окинул взглядом гостевую трибуну — гости с нескрываемым восхищением смотрели на всё, что происходило перед ними. И он, еле сдержав довольную улыбку, продолжил отдавать команды:

— К торжественному маршу! … Повзводно! … Дистанция один линейный! … Егерский взвод прямо! … Остальные на пра…во! — небольшая пауза. — Шаго-о-ом! …

— Ну, что неплохо. Судя по звуку, вышло все синхронно.

Гаврилов чувствовал, как от волнения у него пылали щёки, а по спине потёк пот. Окинув строй взглядом, и убедившись, что все солдаты приготовились, и ждут его дальнейшей команды, Юрий продолжил:

— Ма-а-арш!

Примитивный оркестр, стоявший немного в стороне — состоящий из дудок и барабанов, заиграл марш, по мелодии отдалённо похожий на «солдатушек». И под его ритм, послышался мощный и отчётливый грохот, двухсот пар подкованных сапог.

— И-и-и раз– з!.. — Выкрикнула первая «коробка», подходящая к трибуне. Это идущие в ней бойцы выполнили команду смирно. Они не подвели, да и остальные — прошли не посрамив.

После торжественного прохождения личного состава гарнизона: следующим номером программы, было перестроение в «показушные коробки». С выполнением команд, налево, направо, левое, а затем и правое плечо вперёд. Перестроение в шеренги, а затем в каре. Честно говоря, слаженный «балет», Юрия немного завораживал, хотя до уровня выступления «кремлёвцев», которое он как-то видел по телевизору, им всё-таки было ещё, мягко говоря, далековато.

В завершение программы, были продемонстрированы приёмы штыкового боя. Те, что Юрка когда-то накопал в интернете — не какой-то там приметив, а настоящее искусство фехтования винтовкой. Которое в далёком будущем было утеряно. Не менее зрелищным, вышел показательный рукопашный бой егерей, во время которого, не обошлось без «кровавой юшки» — было разбито несколько носов и губ. Что в свою очередь говорило, что ребята работали в полный контакт. Далее, по плану шла джигитовка от спецов, по правде сказать, она была достойна отдельной похвалы. Кавалеристы рубили лозу так, что шапка с неё падала вертикально вниз, зависая на обрубке. Завершающей точкой в этом спектакле, было сольное выступление Юрия, — где он, своей катаной ловко и эффектно нашинковал свёрнутые в рулоны соломенные циновки.

Уже по завершению выступления, как говорится, краем глаза, он заметил восхищённые взгляды с трибуны. Особое внимание Гаврилова привлёк тот участок трибуны, где настоящий царь: сидел недалеко от своего «дублёра»?. Он был одет в зелёный костюм гвардейца Преображенского полка, и смотрел на происходящее перед ним широко открытыми глазами. Государь был молод, его знаменитые усы, ещё только пробивались над верхней губой. Самое главное, что привлекло внимание взгляд: не тот жёсткий и волевой, который он часто видел у артистов играющих его в кино, а открытый, можно сказать человечный и такое же лицо. Лицо восторженного, жизнелюбивого юноши. В данный момент он сидел и, не отрывая восторженного взгляда от происходящего действа, и о чём-то перешёптывался с неким пожилым мужчиной в парике. Когда-то у того, наверное, были утончённые черты лица, ну а по взгляду, до сих пор можно было сказать о не заурядном уме человека. Глядя на это, Юрий спонтанно решил разыграть в этакую рулетку — «иль грудь в крестах иль голова в кустах». Он, отточенным движением вложил в ножны катану и, проходя мимо трибуны гостей, легко перепрыгнул через перила. Стремительным движением, он оказался перед царём и пока ещё никто не опомнился, преклонил перед ним одно колено. Тем временем, руки Витальевича, уже протягивали рукояткой к царю меч. Все застыли, до сих пор не придя в себя, от такой наглости. Царь и не только он подскочили, со скамей, и его глаза, буравили наглеца взглядом из смеси испуга, и ярости.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.