Выход там, где вход

Костромина Мария Витальевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Выход там, где вход (Костромина Мария)Костромина Марина Витальевна Выход там, где вход

Глава 1. Первый слёт

   Этот год был для нашей семьи особенным. Нашей дочери Ивице исполнилось тринадцать лет. Она должна была вместе с нами впервые отправиться на ежегодный слёт. Никто не знал заранее, каким способом она туда попадёт, поэтому мы с нетерпением ждали этого дня.

   Однажды утром -- это было в середине апреля -- мы поняли, что нам пора в путь. Невозможно объяснить, по каким признакам мы это понимаем. Утро было вполне обычное: светило солнце, пели птицы на ветках. Когда они замолкали, было слышно тихое гудение каких-то насекомых. Листья на деревьях еле слышно шелестели. Мы позавтракали, убрали посуду со стола и начали собираться.

   Собаку и кошек выпустили во двор, чтобы им не пришлось слишком долго сидеть взаперти, если мы задержимся. Налили воды в миски. Закрыли ставни, заперли дверь и пошли пешком к ближайшей горе. По пути никого не встретили. В деревне было тихо, из-за заборов не доносилось ни звука, даже собаки не лаяли. Вскоре дома кончились, мы свернули с дороги на узкую горную тропинку и начали подниматься к вершине.

   Ивица вела себя очень спокойно -- что-то говорила про погоду, про наступление лета, про одуванчики вдоль тропинки. Меня это удивило: я сама в год моего тринадцатилетия, когда родители впервые взяли меня с собой на слёт, нервничала так, что даже говорить не могла. Молчала всю дорогу до леса, на вопросы родителей ничего не отвечала, только судорожно вздыхала. Как хорошо, что моя дочь не такая нервная!

   Тропинка становилась всё круче, на ней уже не было козьих катышков, оливковые рощи остались позади, теперь мы шли через колючий кустарник. Ненадолго остановились у родника, умылись, выпили воды. Солнце припекало, мы уже начали жалеть, что оделись так тепло. Но вот мы почувствовали пряный запах тимьяна, тропинка резко повернула за выступ скалы, и мы вышли на просторную поляну. За ней был пологий склон, упиравшийся в скалы, а дальше они отвесно обрывались над долиной, лежавшей далеко внизу.

   Там мы и остановились. Мы с мужем сорвали по небольшой веточке тимьяна и смотрели на Ивицу. Она стояла рядом с нами и с интересом оглядывалась по сторонам. Вдруг из-за кустов вышел крупный тёмно-жёлтый лев. Почему-то никто из нас совсем не испугался. Наверное, мы все уже чувствовали, что слёт вот-вот начнётся. Лев подошёл к Ивице и взглядом приказал ей сесть на него верхом. Она легко, как настоящая наездница, запрыгнула к нему на спину, едва взглянула на нас и сразу отвернулась: лев уже мчался к краю поляны, к скалам. Разбежался, запрыгнул на невысокий серый камень, оттолкнулся -- и вот уже он летит над пропастью.

   В обычной жизни я боюсь высоты. При виде льва, уносящего мою дочь в пропасть, я бы просто умерла от страха. Но там, на этой поляне, заросшей душистым тимьяном, я ничего не боялась. Мы с мужем быстро растёрли в пальцах листья тимьяна, и через мгновение мы уже были в большом шатре, где собирались участники слёта.

   Прямо перед нами стоял большой стеклянный куб, похожий на музейную витрину. Внутри этого куба был макет горной местности, с маленькими игрушечными домиками на равнине в самом низу. Мы сразу увидели там фигурку льва с человечком на спине, летевшую со скалы прямо к стеклянной стене. Мне на миг показалось, что он сейчас ударится о стену, но потом я заметила большое круглое отверстие в стекле. Около него, рядом с нами, стояла женщина в сером плаще и держала небольшую корзинку с подушечкой внутри.

   Она быстрым движением подставила корзинку туда, где крошечный лев вылетел из стеклянного куба, и он вместе со своим всадником упал на мягкую подушку. И вот уже корзинка опустилась на пол, покрытый толстым слоем опилок. Лев у нас на глазах превратился в юркую мышку, которая выскочила из корзинки и умчалась за угол, а следом за ней через край корзинки перелезла крошечная девочка, спрыгнула на пол и начала быстро увеличиваться в размерах.

   Мы подошли поближе. Я хотела расспросить Ивицу: не страшно ли ей было лететь на спине льва, что она чувствовала во время быстрого уменьшения и увеличения, понравилось ли ей это маленькое приключение. Но она не спешила делиться впечатлениями. Молча смотрела по сторонам. Заметила, что все движутся к выходу из шатра, и тоже пошла в ту сторону.

   Мы повернулись, чтобы пойти за Ивицей. Но меня одолевало любопытство. Я потянула мужа за рукав:

   -- Давай ещё минутку здесь постоим! Посмотрим, кого ещё принесут львы!

   Но он не одобрил мой порыв:

   -- Лучше нам этого не знать.

   Догнав Ивицу, мы оказались на площади, заполненной народом. За спиной у нас был шатёр, из которого выходили всё новые и новые путешественники. На другой стороне площади стояло большое трёхэтажное здание, широкие двери были открыты, и люди заходили внутрь.

   -- Ого!
-- только и смогла сказать Ивица при виде этой пёстрой толпы. Но ещё больше она удивилась, заметив в этой толпе знакомые лица:

   -- Ой! Они тоже здесь!
-- наша дочь не ожидала, что встретит на слёте многих наших соседей по деревне.
-- Так вот почему утром в деревне было так тихо! Они все пошли сюда раньше нас!

   Вскоре мы оказались в самой гуще толпы, все радостно улыбались, обменивались приветствиями, похлопывали друг друга по плечам. И вместе со всеми мы постепенно приближались к распахнутым дверям дворца.

Глава 2. Устройства связи

   Из шатра выходили всё новые и новые участники слёта. На поляне становилось многолюдно. Волшебники небольшими группами продвигались к зданию и скрывались внутри. Мы тоже отправились туда. Двери вели прямо в просторный пустой зал, в конце которого пол был приподнят наподобие сцены, и туда вели широкие ступени.

   У задней стены зала, под потолком, проходила тонкая металлическая балка. С неё свисало множество металлических цепочек с прозрачными стеклянными шарами на конце. Почти на всех цепочках висел только один шар, довольно большой. Но на некоторых под большим шаром, на цепочке потоньше, висел ещё один шарик, совсем маленький.

   -- Как красиво! Что это за шары, мама? Новогодние украшения?

   -- Нет, это совсем другое! Подожди, скоро узнаешь!

   -- Ой, я вспомнила, на что они похожи! На кулоны, которые вы с папой носите на шее! Ты говорила, что это ваши талисманы! Вы ведь их здесь получили, да?

   Я не успела ничего ответить, потому что в зале становилось всё больше народу, к нам всё подходили и подходили знакомые, мы здоровались, улыбались, что-то спрашивали друг у друга. Ивица заметила, что от наших пальцев, когда мы обнимаем друзей или просто прикасаемся к ним, на их одежде остаются следы голубой сверкающей пыли.

   -- Мама, что это? Почему здесь везде эта голубая пыль?

   -- Это не пыль. Это наши чувства.

   -- Как это?

   -- Ну... это сложно объяснить. Когда мы чувствуем радость, у нас внутри появляются эти мелкие голубые искорки. А когда мы прикасаемся к кому-нибудь, кто у нас вызывает такие чувства, искорки выходят наружу и сыплются с наших пальцев.

   -- Ты сказала к "кому-нибудь". Почему? Это только к людям относится?

   -- Да, верно! Если я обнимаю свою подругу при встрече, у неё на платье остаются голубые искры. А если я радуюсь, что снова попала в этот дом, то... смотри! Видишь, я прикасаюсь к стене, а на ней ничего не остаётся! Хотя я точно так же радуюсь этому дому, как и моим друзьям!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.