Операция начнётся в полдень

Красин Олег

Серия: ФСБ [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Операция начнётся в полдень (Красин Олег)Роман.

Фаза I. Замысел

Город Уральск, шоссе Новаторов, 5 мая 1994 г., 11.30.

— «Третий», «Третий», доложите обстановку!

Майор ФСК Сергей Забелин услышал знакомый голос в динамике рации и на миг представил начальника отдела, который курил сигарету за сигаретой в своем кабинете, сидя за столом и отдавая указания. В его кабинете и без того было всегда накурено, а теперь, в период проведения операции, дым, скорее всего, висел едким смогом. Все, кто входил в это время в кабинет полковника, спешили поскорее покинуть прокуренное помещение.

— «База», это «Третий», следуем за объектом, пока ничего подозрительного — ответил он.

Забелин ехал в «Волге» бригады наружного наблюдения. Они осуществляли скрытое сопровождение, следуя за вазовской «семеркой» вишневого цвета, и пропустив впереди себя две легковых машины для маскировки.

За неделю перед этим, в Управление Федеральной службы контрразведки по Уральской области обратилась молодая женщина Маргарита Виккерс — типичная бизнес-вумен, к которой «подкатили» некие бритоголовые люди спортивного вида и предложили «крышу» для ее магазинов в Кировском районе города. Еще в декабре прошлого года она согласовала в администрации города проект крупного торгового центра, и разборки с уголовной шпаной ей были совсем ни к чему.

Эта женщина почему-то не пошла в Управление по борьбе с организованной преступностью, возможно, из-за недоверия к милиции, а может по каким-то другим причинам. Бандиты хотели за «крышу» получить тридцать тысяч долларов, но чекисты планировали положить в сумку только муляжи пачек. Настоящих денег передавать никто не собирался.

Разработкой операции по задержанию вымогателей занялся сам начальник отдела экономической контрразведки полковник Шумилов — человек целеустремленный, энергичный и вдумчивый, не доверив это дело никому другому.

Курировал работу отдела один из заместителей начальника Управления некто полковник Кислицын. Забелин потом узнал, что, изучив заявление бизнесменши, он, попавший в свое время в систему КГБ из комсомола, прочитал Шумилову целую лекцию.

Кислицын заявил, что молодых бизнесменов надо всемерно поддерживать, опекать и оказывать им всяческую помощь — такова политика государства, провозглашенная Президентом Ельциным. Требовалось в одночасье создать класс собственников, людей, которым есть, что терять, которые будут надежной опорой нового строя, и роль органов безопасности в этом процессе должна стать ощутимой.

На протяжении этой немного нудной, высказанной менторским тоном речи, Шумилову несколько раз хотелось закурить, и он держал руку в кармане пиджака, зажав пальцами пачку сигарет. По себя Шумилов тихо матерился.

В своё время он насмотрелся на этих чиновников от госбезопасности, говоривших правильные слова, отдававших указания с важным видом. При первых признаках демократической грозы, разразившейся в номенклатурном небе, они резво покинули коммунистический корабль, следовавший курсом на светлое будущее, а заодно и стены учреждения под названием «КГБ».

Однако Кислицын каким-то образом задержался и сейчас выглядел в стенах обновленной службы странным атавизмом, как если бы к современному стеклобетонному зданию прилепили дорические колонны.

Операция была тщательно спланирована. Передачу денег бандиты назначили на центральном городском рынке в полдень. Для их поимки было подготовлено несколько оперативных групп, которые находились вблизи предполагаемого места передачи.

Один из сотрудников Управления — сослуживец Забелина по отделу капитан Цыганков, выступил в роли посредника и должен был непосредственно участвовать сначала в передаче, а потом и захвате вымогателей.

Это он ехал в вишневой «семерке», а Забелин с ребятами из наружки сопровождали его в качестве прикрытия.

На всякий случай, в сумку вшили радиомаяк, который мог и не потребоваться, но Шумилов решил подстраховаться — чем черт не шутит! Это изделие осталось еще с кэгэбэшных времен, оно было надежным, как всё, что тогда делали для могущественной спецслужбы, долго держало зарядку, хотя и имело небольшой радиус действия.

Между тем рация снова ожила.

— «Первый» как у вас дела? Что наблюдаете? — поинтересовался Шумилов.

— «База», пока все спокойно. Возле интересующего места крутиться несколько азеров. Это люди директора рынка, новых лиц не замечено.

— Продолжайте наблюдение.

Позывной «Первый» принадлежал Игорю Лысенко — начальнику второго отделения в отделе Шумилова. Его группа совместно с членами АОБГ Управления должна была осуществить захват. Люди Лысенко уже находились на рынке, маскируясь под обычных покупателей, и были готовы немедленно действовать по сигналу старшего.

Забелин испытывал обычное возбуждение, которое появлялось у него при участии в делах такого рода. С 1991 года, когда в КГБ создали отделы по борьбе с коррупцией, контрабандой и организованной преступностью, ему уже приходилось несколько раз участвовать в операциях по захвату бандгрупп или как их называли «бригад», возникших в начале девяностых, как грибы. Он не мог припомнить другие годы, по сравнению с нынешним 1994-м, чтобы было столько сообщений в прессе и телевидении о вымогателях и их захватах. Как будто криминальная лавина обрушилась на города и веси России, грозя полностью снести жалкие обломки системы правосудия оставшейся от советских времен.

— Через десять минут буду у рынка, — четко прозвучал по рации голос Цыганкова из «семерки».

— Всем приготовиться! — отдал команду Шумилов.

Шоссе Новаторов тянулось вдоль всего города, местами уходя под мосты и часто прерываясь кольцевыми развязками. Такую длинную дорогу Забелин встречал только однажды, в Волгограде, будучи в служебной командировке. По волгоградской дороге можно было проехать, не останавливаясь через весь город, который растянулся по берегам Волги на несколько десятков километров.

Погода в мае не баловала теплом, светило яркое солнце, но было прохладно — дул северный ветер. Большинство оперативников надели черные кожаные куртки, которые еще осенью в большом количестве коммерсанты завезли на местные рынки из Китая.

Забелин был одет как все. Если бы не современный буржуазный антураж: иностранные машины, многоэтажные дома, рестораны, рекламные вывески, то могло показаться, что чекисты времен революции в черных кожанках едут на операцию. Только вместо маузеров в кобуре скрытого ношения пистолеты Макарова.

Сергей внимательно следил за происходящим на шоссе. Машина, в которой он находился, ехала по левому ряду, так же как и «семерка» Цыганкова, поэтому Забелин мог спокойно наблюдать за всеми автомобилями, следовавшими за Цыганковым или обгонявшими его. Изредка он поглядывал в боковое зеркало заднего вида, чтобы убедиться в отсутствии чужого преследования. Постоянно следующих за ними одних и тех же машин он не заметил.

Вскоре несколько тяжелогруженых фур-КАМАЗов догнали машину Забелина, а потом, тяжело урча, поползли по крайне правому ряду вперед. Обойдя три машины, они поравнялись с «семеркой» Цыганкова и один из КАМАзов принял влево, полностью закрыв обзор Забелину. На КАМАЗах были казахстанские номера, вероятно машины шли транзитом от одной границе к другой.

Приближался перекресток со светофором, от которого до рынка ехать совсем недалеко.

Внезапно КАМАЗы резко затормозили, и Забелин увидел, как у самого светофора одну из большегрузных машин подрезала белая вазовская «девятка». На светофоре зажегся «красный цвет», движение прекратилось. Того, что происходило там, у самого перекрестка, Забелин видеть не мог — мешали КАМАЗы.

Он взял рацию и вызвал Шумилова:

— Я «Третий», «База», ответьте!

— Что там у вас?

— Ко «Второму» подошла чужая «девятка». Они встали у перекрестка. Я их не вижу, ситуацию не контролирую.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.