Дневник Сестры

Анна Джейн

Жанр: Фэнтези  Фантастика    Автор: Анна Джейн   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Джейн Анна – Дневник сестры

1

Я не знала, что происходило с моей старшей сестрой. Она мало спала по ночам, бродила приведением в белой длинной ночной рубашке по всей квартире. Несколько раз, когда сестра возвращалась домой после долгих прогулок с друзьями, ее одежда была в чем-то буром, а руки и лицо – в странных порезах. Алика старательно прятала это, и родители с радостью ничего не замечали. Она похудела и выглядела больной, ее тональный крем совсем не помогал скрыть бледность лица. Однажды я нашла в ее сумке страшный искривленный нож и прямоугольный амулет с непонятными знаками, а пару дней назад я видела, как она сидит в своей комнате, запрокинув голову вверх, так, что некрасиво проступали скрытые тонкой кожей вены, и хрипло смеется. Сестра смотрела в одну точку, не слыша, как я окликаю ее. Мне стало неуютно, и в голову закрались уже не первые подозрительные мысли: что с Аликой? Нервы? Депрессия? Ссора с друзьями? А может быть…. алкоголь, наркотики?

Конечно, я спрашивала ее, что случилось? Много раз спрашивала, а Алика только отмалчивалась с безразличным видом или с невеселой улыбкой отвечала: «Тебе все кажется, сестренка. Успокойся».

Алику никогда нельзя было назвать веселой и жизнерадостной, но в последние два месяца она стала настоящим символом вселенской скорби и глобальной задумчивости. Я частенько называла ее «фанатиком гляделок в одну точку». Она перестала даже злиться на мои шуточки.

О том, что сестра странная, я пыталась сказать вечно занятым родителям, но они от меня только отмахивались, как и брат, который всегда не очень-то меня и слушал. Они всепросто ничего не замечали.

А потом Алика пропала. Она ушла гулять куда-то со своими друзьями, и больше не вернулась. Ни вечером, ни ночью, ни следующим утром. И через день, и через два, и через четыре сестренка не появилась.

Она пропала, как и тысячи людей, об исчезновении которых говорят по телевизору. Я никогда не могла подумать: то, что случается лишь на плоских экранах, произойдет в нашей семье. Это казалось абсурдом.

В первый день, после того, как сестра не явилась ночевать, не позвонив и не предупредив (телефон она не взяла с собой – он так и лежал в прихожей), родители были очень раздражены, думая, что «Алика загуляла с друзьями». Такое с ней было пару раз: еще в ту пору, когда она училась в школе. Не обнаружив сестры утром, родители ушли на работу в полной уверенности, что старшая дочь к их приходу будет дома. Когда она не ночевала вторую ночь, родители, наконец, действительно встревожились, стали куда-то звонить, ругаться, даже плакать. Приехали наши родственники. Старший брат успокаивал маму, отец и дядя – бабушку, а я, пропустив школу, заперлась в своей комнате: при все плакать мне было неловко. Наверное, в этом мы были похожи с сестрой – мы всегда плакали в одиночестве, деликатно не замечая слезы друг друга.

На следующее утро вся семья была в панике, к тому же мама внезапно вспоминала, что в городе завелся маньяк. О нем твердили все местные СМИ еще пару недель назад. Услышав это, я поняла, что такое выражение как «кровь холодеет от ужаса», правдиво. Вот и моя остыла и ледяным потоком обрушилась с сердца во все жилы: так страшно мне стало за сестру. Бабушке пришлось вызвать врача, а тетя и сама мама еще долго не могли успокоиться и пили какие-то таблетки. Отец то и дело срывал зло на мне, брате или многочисленных подчиненных, которые постоянно ему названивали и приезжали. Дядя, занимающий в милиции какую-то важную должность, развивал нехилую деятельность по поиску племянницы. Именно он к вечеру, приехав, успокоил нас немного, заявив, что того самого маньяка поймали буквально накануне, потому если Алика и стала жертвой убийцы, то только совсем другого. После этого не слишком тактичного заявления врач снова понадобился бабушке. Ее доктор как раз находился в доме – на тот самый случай, если кому-то в семье станет плохо.

Легче никому не стало и после того, как милиционеры, прибывшие ранним утром, совместными усилиями нашли в вещах Алики письмо, где своим мелким прямым почерком она написала, что уходит, но скоро вернется, и что не следует беспокоиться за нее – она «сама сделала свой выбор». Она скромно подписалась «ваша Алика» и добавила чуть ниже «простите меня, я не хотела бы, чтобы вы волновались из-за меня. Я вас очень люблю»

Страх за нее, конечно, намного уменьшился, но не исчез. Появилось тревожное недоумение: зачем Алике, абсолютно благополучной девушке, уходить из дома? Без вещей, денег, телефона. Может быть, кто-то заставил ее написать эту записку, или, может быть, ее загипнотизировали?

Я честно рассказывала милиции и родственникам обо всех странностях сестры, и это очень заинтересовало и милицию, и папу с его частными сыщиками, которых он нанял в лучшей детективной конторе. Они задавали мне миллионы вопросов несколько часов, а потом за меня взялась мама.

– Почему ты раньше не говорила, что сестра стала странной? Почему молчала? – Сегодня она не накрасилась – и было непривычно видеть ее такую: бледную, с естественного цвета губами.

– Я говорила. Вы меня не слушали. – Отвечала я тихо, но все-равно удостоилась чести послушать сомнительную и истерическую лекцию по поводу того, как невнимательно относилась я к сестре.

В тот же день выяснились странные вещи. Оказалось, Алика давно, уже как три месяца, перестала общаться со своей прежней компанией, в меру неформальной, в меру инфантильной. Непонятно, с кем она каждый день уходила гулять и с кем, запершись в комнате, болтала часами. Сестра поддерживала связь только лишь с одной подругой – томного вида девочкой, чьи медовые гладкие волосы до бедер были похожи на парик. Ее звали Алина, и общались они с сестрой со средней школы. Все умилялись: «Алика и Алина – подружки, надо же!« Эта молчаливая вежливая Алина ничего о сестре не знала, сказав, что в последний раз они виделись неделю назад, а почему Алика покинула их компанию – ей тоже неизвестно.

Зато у старшей сестры был парень, которого она с упорством скрывала ото всех. Родственники и милиция немедленно заинтересовались им, но вообще ничего не смогли выяснить. Парня видело буквально несколько человек, и все они твердили, что он был красивым: черноволосым, светлокожим и в больших солнечных очках; богатым: разъезжал на шикарной машине, и одежда его была явно дорогой. А еще он был странным: прятал лицо, носил только лишь черную одежду. Еще одна подруга Алики, случайно видевшая их вместе сказала, что «этот молодой человек как будто излучал опасность». В день своего исчезновения соседи видели, как сестра садилась в его машину, на которой, кстати говоря, не было номеров. И это все, что удалось узнать.

2

Этот вечер, четвертый без сестры, был таким же долгим и сумрачным. Родители ругались, обвиняя в случившемся друг друга.

– Это ты во всем виноват! – Кричала мама, то закрывая ладонями рот, то все лицо. – Она сбежала из-за тебя!

– Это почему, интересно, из-за меня? – Сощурившись, поинтересовался отец.

– Ты никогда не уделял детям должного внимания! Ты живешь только ради себя! –

– Я? Я живу для себя? Что ты мелешь! Я зарабатываю вам всем деньги, и не малые деньги, заметь! – Орал в ответ папа, размахивая руками не из стороны в сторону, а вверх-вниз. – Это тебя никогда дома не бывает. Шляешься черте где!

– Кто бы говорил! – Взвизгнула мама. – Ты не признаешь вину перед детьми! Вечно занят!

– Я известный бизнесмен, между прочим! У меня день расписан по минутам! Нет ни свободной секунды! А ты, дорогая моя, между прочим, мать троих детей! Хранительница очага! Ты должна была следить за Аликой! А она сбежала с каким-то выродком! Или вообще в секту попала!

– Расписан день по минутам? – Сквозь слезы, которые никак не могли повредить водостойкому макияжу, прошипел мама. – По секундам? И любовницы твои тоже расписаны? На девок время находишь, а на родную дочку не смог?

– Немедленно замолчи! – Зарычал отец, почему-то метнув злой взгляд на меня и брата, притихшего, как и я. – Что ты несешь?!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.