Пленник гибнущего мира

Смородин Кирилл

Серия: Новые герои [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пленник гибнущего мира (Смородин Кирилл) * * *

Глава 1

Первое задание

«Зебра» кончилась. Андрей Духов перешагнул через покосившийся серый бордюр, остановился на тротуаре и оглянулся. Половина пути осталась за спиной, мандраж усиливался. Поджав губы, Духов сглотнул и почувствовал, как живот наливается тяжестью. Впрочем, иначе и быть не могло, ведь Андрея ждала очень важная встреча.

Взявшись за ремень маленькой сумки через плечо, Духов пошел дальше.

Интересно, как это будет? Андрей представил себя – долговязого девятнадцатилетнего парня с чуть скособоченной копной каштановых волос, серыми глазами и широким носом. Вот он сидит за столом, положив перед собой руки, сцепив пальцы. А напротив – собеседник. Владимир Абрамович Кагановский, писатель-фантаст, автор двадцати с лишним романов и полусотни рассказов – жутких, временами чересчур жестоких, но всегда захватывающих.

Андрей видел его только на фотографиях. Кагановский напоминал старого ворона: цепкий горящий взгляд маленьких темных глаз, внушительный горбатый нос и тонкие губы. Одежда – только серая или черная. Он сутулился, и Духов, разглядывая снимки, все ждал, что писатель оживет, распрямится… и взлетит. Глупости, конечно, но ощущения никуда не денешь.

«А теперь я с ним встречусь вживую», – подумал Андрей и поежился.

Он волновался неспроста, поскольку шел к Кагановскому не за автографом и не за тем, чтобы с блеском в глазах выразить неподдельное восхищение его писательским талантом. Духову предстояло взять интервью. А это посерьезнее, чем выстоять на экзамене в универе.

Неделю назад он и помыслить не мог, что первое задание будет таким серьезным. Все началось с похода в редакцию «Вестника», главной городской газеты. Андрей заканчивал второй курс филфака, собирался стать журналистом. Кое-кто из его группы уже работал, и Духов не желал отставать. Еще только поступив, он пообещал себе стать одним из лучших. Потому и отважился попытать счастья в «Вестнике» – туда мечтали попасть не только студенты-журналисты, но и многие опытные акулы пера. И вот, выбрав день с самыми пустяковыми парами, Андрей с чистой совестью прошел мимо универа и направился в редакцию.

На входе его встретил охранник – добродушный усач внушительной комплекции.

– Там оперативка сейчас, подожди пока в коридорчике, – сказал он, с интересом разглядывая Духова.

«Оценивает, – невольно подумал тот. – Сюда ведь много кто из студентов приходит».

Охранник объяснил, как дойти до конференц-зала. Андрей миновал узкий светлый коридор с зелеными стенами, повернул и остановился у тяжелой серебристой двери. Из зала доносились голоса. Потом кто-то засмеялся. Духов сглотнул и пару раз прошелся по коридору.

Наконец, в зале залязгали стулья. Спустя несколько секунд дверь открылась, и в коридор стали выходить сотрудники «Вестника». По одному, по двое, веселые и сосредоточенные, с блокнотами, ручками, распечатками. Невысокая женщина в сером брючном костюме, в очках с толстыми линзами и с короткими седыми волосами окинула Андрея любопытным взглядом, сдержанно улыбнулась. Остальные, казалось, не замечали высокого, растерянного паренька в пестрой ветровке и синих потертых джинсах, прижавшегося к стене.

«Может, так оно и есть», – Духов сглотнул. Он не раз слышал, что в «Вестнике» работает элита городской журналистики, а потому новичков берут редко.

– После вычитки ко мне неси. И не позволяй затягивать, материал им нужен, а не нам!

Услышав громкий и довольно высокий голос, Андрей вздрогнул и повернулся к дверям конференц-зала. Вот он, главный редактор «Вестника» Юрий Миронович Бобылев. Коренастый, пузатый, с обширной лысиной. Одетый в зеленую рубашку и широкие штаны с потертостями и множеством карманов и застежек. Он разговаривал с высоким усатым мужчиной в черном костюме. Тот поспешно кивнул, пробормотал что-то сиплым голосом и направился к лестнице на второй этаж. Путь к главному редактору оказался свободен.

«Пора», – сказал себе Андрей и сделал первый шаг.

Бобылев уже заметил его и, прищурившись, застыл в дверях.

– Юрий Миронович, здравствуйте. – Духов подошел, протянул руку. Бобылев ответил на рукопожатие, и Андрею немного полегчало.

Приободрившись, он назвался, рассказал, что учится на отделении журналистики филфака и хотел бы работать в «Вестнике». Секунд пять Бобылев молчал, и Духов успел изучить его лицо: чуть обвислые щеки с редкими оспинами, маленький курносый нос, прохладные глаза за прямоугольными линзами очков. Потом редактор кивнул, тихо сказал:

– Хорошо, пойдемте побеседуем, – и прошел в конференц-зал.

Андрей последовал за ним и, остановившись у длинного овального стола, бегло огляделся. Серебристые стены украшали большие снимки в рамках – в основном рабочих с комбината: металлургов на фоне пылающих ручьев жидкого металла или рядом с дождем оранжевых искр, экскаваторщиков, машинистов, строителей. Было несколько промышленных пейзажей: высокие, покрытые сажей здания с маленькими окнами, дымящие трубы, длинные железнодорожные составы под серыми горами шлака. В углу, на нескольких стульях, лежали кипы газет. Подоконник, прятавшийся за вертикальными жалюзи, устилали черно-белые распечатки. Их было немало и на столе – аккуратно разложенных по стопочкам, исчерканных красной ручкой.

– Ты садись, потом налюбуешься, – сказал Бобылев, устраиваясь за столом.

«Вот и на «ты» перешел, – мысленно отметил Андрей, отодвигая стул рядом с редактором. – Хороший ли это знак?»

Юрий Миронович дотянулся до пульта с маленьким экранчиком и множеством кнопок, нажал на одну. Под потолком загудел кондиционер.

– Так, – Бобылев крякнул, взял ручку. Повертел в пальцах, отложил. – Значит, хочешь у нас работать?

– Да, – для убедительности Андрей кивнул.

– Хорошо, – редактор задумчиво смотрел в пол. Пожевав губами, он тихо проговорил: – Нам вообще парни-журналисты нужны… Ну а как планируешь работать? По заданиям или какую-то определенную тему поднимать?

– Наверное, сначала по заданиям, – ответил Духов. Слова Бобылева про нужду в парнях-журналистах приободрили. – А уже потом, когда освоюсь, начну и с определенными темами работать.

– Если освоишься, – Юрий Миронович сделал ударение на «если». По спине Андрея пробежал холодок. – Вас, юных дарований, ведь много приходит. Шанс мы даем каждому, но не все его используют. Так что, в случае чего, обиды на нас не держи. Понимаешь? – он посмотрел на Духова поверх очков.

– Понимаю, – тот робко кивнул. – И обещаю стараться.

«Идиот! – тут же мысленно обругал себя Андрей. – Ничего умнее сказать не мог?!»

– Ладно, – пробормотал Бобылев. – Если так… Скажи-ка, увлечения у тебя какие?

– Спорт люблю, акробатикой десять лет занимался… Музыка, компьютерные игры…

– А читать любишь? Ты ведь на филфак не просто так пошел?

– Люблю, – подтвердил Андрей. Это была правда: без книги он не проводил ни вечера.

– И что в основном читаешь? – Юрий Миронович пристально поглядел на Духова. Словно рентгеном просветил.

– В основном… – тот запнулся и смущенно договорил: – Фантастику.

– Фантастику, – задумчиво повторил Бобылев. Он снова пожевал губами, разглядывая листки на столе. – Фантастику, значит…

«Уж не придумал ли он мне задание?» – Андрей не отрывал от главного редактора взгляда. Больше всего на свете ему хотелось узнать, о чем тот думает.

– И какую фантастику ты читаешь?

– Ну… – Духов помедлил, потом стал перечислять уверенным тоном: – Беляева почти всего прочел, Стругацких. Зарубежных классиков – от Жюля Верна до Роберта Шекли. Ну и современных читаю.

Юрий Миронович щурился, по-прежнему глядя на бумаги. Андрей напряженно ждал.

– Скажи-ка мне вот что… Слышал когда-нибудь о Владимире Кагановском?

– Конечно! – с жаром ответил Духов. – Это наш земляк, написал двадцать с лишним романов, много рассказов. Я пару его книг прочитал. Очень понравилось, хотя многие считают их слишком жестокими.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.