Алхимия вечности

Уильямс Эйвери

Серия: Инкарнация [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Алхимия вечности (Уильямс Эйвери)

Пролог

Лондон 1349г.

Я чувствовала себя так, будто ждала этого маскарада всю жизнь. В четырнадцать лет я, наконец, могу вступить в брак и присутствовать на балу. Мерцают факелы на песчаном фасаде Святого замка, расположенного на Темзе, и розы, вплетённые в мою причёску, источают сладкий и пьянящий аромат. Я помню, что нужно опустить маску до прохода под большой аркой.

Ловлю своё отражение в зеркале.

На мне белое платье с высокой талией и акцентами золотом на швах, струящееся, словно вода, по моей фигуре. Рукава чуть собраны на плечах, а на локтях расширяются подобно крыльям. Золотая маска в форме бабочки усеяна кристаллами и стеклярусом, она собирает волосы, открывая лицо, и удерживает их плотным пучком под короной.

Мгновение я дезориентирована из-за маски, не веря, что это действительно моё отражение. Рукой касаюсь своей щеки — девушка в зеркале вторит моему движению.

Удовлетворённая, я оборачиваюсь и следую за родителями навстречу звукам лиры и лютни, тамбуринов [1] и барабанов — пока мы ни прибываем в бальный зал. На миг я замираю, наблюдая за танцорами в масках: женщины в шёлковых и бархатных платьях, скользящие по полу, вращаются в большем кругу окружающих их мужчин; волнообразный жар канделябров вспыхивает от их шлемов. И, даже прожив всю жизнь в Лондоне, я не вижу знакомых лиц.

Почувствовав чьё-то присутствие, я оборачиваюсь. Золотоволосый молодой человек в чёрном и в красно-белой маске стоит рядом со мной. Он предлагает мне кубок гранатового вина, и я делаю глоток, орошая язык горящей сладостью.

— Вы должны танцевать, — говорит он мне.

— Но я здесь никого не знаю, — отвечаю я, задумавшись об его имени.

— В этом вся суть, — замечает он, его голубые глаза сияют сквозь прорези маски. — На маскараде мы вольны делать всё, на что обычно не решаемся, маски позволяют нам притвориться другим человеком на одну ночь.

Мгновение я изучаю его.

— Мы знакомы?

Он, отбросив голову назад, смеётся.

— Я так не думаю, я бы запомнил Вас, уверен. Но всё может быть. Мы никогда этого не узнаем.

Он предлагает мне свою руку и сопровождает к танцующим парам.

На время мы становимся партнёрами — вскоре мы расстанемся. Но каждый раз, когда я бросаю взгляд на него, и каждый раз, когда он смотрит на меня, комната вокруг меня сияет блеском голубых глаз. Я рада, что моё лицо скрыто вместе спообыкновению жарким румянцем на щеках. С последними аккордами мелодии он уходит.

Разгорячённая, с хмельной головой, я блуждаю среди гостей. Вино, танцы, люди из прессы — это слишком. Я следую за светом факелов по коридору с каменными стенами, через внутренний двор в открытый сад, где фокусник развлекает толпу. И наблюдаю, поражаясь, когда он, буквально сотворив голубя из воздуха, подбрасывает птицу над головой.

— Он шарлатан, — раздаётся голос позади меня.

Я резко оборачиваюсь и вижу человека в красной маске.

— Это удивительно! — восклицаю я. — Он наколдовал птицу.

— Он этого не делал. Он просто обманывает Вас. Но, — он протягивает руку, — если Вы присоединитесь ко мне, я покажу Вам нечто действительно удивительное.

Я заинтригована. Беру его руку и позволяю ему увести меня от толпы. Когда мы оказываемся у дворцовых ворот, я колеблюсь.

— Я не должна уходить отсюда. Мои родители будут волноваться.

— Это недалеко, — обещает он, и я неохотно следую с ним за угол к саду розовых кустов напротив Темзы. Мы останавливаемся рядом с каменной скамьёй, и он выпускает мою руку.

— Могу я…? — спрашивает он.

Я не уверена в его дальнейших действиях, но всё же киваю, соглашаясь. Он тянется к моим волосам, мягко вытаскивает одну розу и держит её в колыбели своей ладони. Она всё ещё темно-красная, но края лепестков уже поникли.

— Люди всегда ищут волшебство, когда царство природы творит чудеса, — вытаскивая из кармана маленький стеклянный пузырёк, говорит он. — Этот цветок мёртв. Никакие законы не нарушены, моя леди, — улыбается он.— Но розы здесь, в саду, по-настоящему живы.

Он открывает пузырёк и позволяет нескольким каплям упасть на конец стебля мёртвой розы, затем несёт её к тернистой ветви розового куста. Через несколько секунд он убирает руку, и я задыхаюсь.

Красная роза из моих волос расцвела, увядшие края её лепестков снова стали бархатистыми.

— Магия? — шепчу я.

— Наука, — отвечает он мне.

Я изумлена и восхищена.

— Мне всё равно, как Вы это называете. Для меня это всё ещё магия, — говорю я.

— Вы снимете свою маску? — спрашивает он, глубоко заглядывая в мои глаза. — Я должен знать, кто Вы.

— Только после Вас.

Я киваю и развязываю ленты своей маски-бабочки, сдвигая её в сторону и открывая лицо. Он вторит мне со своей алой, словно моя роза, маской.

Мы смотрим друг на друга и слегка задыхаемся от удивления.

— Серафина, — затаив дыхание, произносит он.

— Кир, — говорю я удивлённо. Кир — сын аптекаря, и я украла чуть больше украдкой брошенных на него взглядов, когда они с отцом приезжали в наш дом. Он красив: светлые — практически белые — волосы, высокие скулы и яркие глаза. Когда я мечтаю о замужестве, всё чаще моим суженным становится именно Кир.

— Ты много прекраснее, чем я помнил, — после этих слов я понимаю, что он тоже думал обо мне. — И я тебе обещаю. Я приеду в твой дом и поговорю с твоим отцом. И в следующий раз принесу нечто большее, чем цветы.

Он не сдержан; я густо краснею. Я поражена, ошеломлена, ослеплена. Аромат роз стремительно наполняет все мои чувства, и я закрываю глаза. Это моя судьба?

Мы едва замечаем, когда две фигуры отделяются от теней и приближаются к нам: мужчина и женщина в грязной одежде с прикрытыми лицами. Однако мечи, привязанные к талии, с виду ладные и хорошо заточенные.

— Сэр, — выплёвывает мужчина, обращаясь к Киру, — отдайте мне ваш кошелёк.

Я в испуге напрягаюсь, и Кир загораживает меня собой.

— Уходите, — командует он, — у меня для вас ничего нет.

Мужчина достаёт свой меч.

— Тогда ваша леди.

Я не ношу с собой денег. Но у меня есть украшенное драгоценными камнями распятие, которое я, не снимая, ношу на шее, и я поспешно расстёгиваю его и отдаю мужчине.

Он выхватывает его, чуть не порвав цепочку.

— Это что? — ворчит мужчина и, повернув голову, сплёвывает на землю.

— Это всё, что у меня есть, — говорю я ему дрожащим голосом.

Опережая мои движения, он хватает меня под руку. У него гнилые зубы, а изо рта несёт алкоголем.

— Отойди от неё! — кричит Кир, переходя к активным действиям. Одним движением он выхватывает меч у женщины, пинает мужчину и погружает меч тому в живот. Его кровь, отвратительно тёплая, льётся спереди на корсаж моего платья. Тело резко падает на камень.

Кир перехватывает мой взгляд, и я вижу, как его глаза округляются в испуге. И затем — во второй раз за этот вечер — мой мир меняется навсегда.

Сказать, что маленький кинжал женщины входит в мою спину, — не сказать ничего. Вспышка боли. Я чувствую, как входит нож, чувствую, как он царапает кость, чувствую горячий поток крови, льющийся по моей спине, вырываясь в унисон с моим сердцем.

Кир отталкивает от меня женщину. Она тяжело падает с сильным ударом головы о камень. И не встаёт.

Я падаю на колени, смотря на ярко-сияющую луну, словно в этот момент не произошло ничего ужасающего.

Я чувствую обнимающие меня руки Кира, чувствую его приближающееся дыхание, когда он наклоняется зажать рану, а моя алая кровь течёт сквозь его белые пальцы.

Сквозь туман я вижу, как он разрывает свою тунику и достаёт маленький флакончик. Мир темнеет, и мои глаза закрываются.

— Я спасу тебя, Сера. Не оставляй меня! — он капает немного жидкости из пузырька на кончик пальца и прижимает его к моим губам.

При первой капле жидкости на языке я кричу от боли.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.