Династия. Семь обретенных Я

Тальвердиева Рита

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Династия. Семь обретенных Я (Тальвердиева Рита)

Компас монаха Авеля

Надо быть очень осторожным в выборе своих родителей.

Генрих Гейне

Нельзя дотронуться до рассвета, не пройдя по тропинкам ночи.

Халил Гибран

Вместо пролога

У въезда к старинному театру постройки 1914 года царило оживление. Винтажный баннер с метровыми буквами «Королевский бал» горел особым шиком и вгонял в неясную ностальгию.

Волшебное слово «бал» висело в воздухе бриллиантовой взвесью, озаряя лица особым светом. Не свистящее слово тусовка, не банальное вечер, не куце-аморфное partyи тем более не каркающее корпоратив(язык сломаешь!), а сияющее слово «бал»…

Не случайно именно на королевском балу Золушки находят своих принцев и непостижимые чудеса ткут добрые феи.

Колесо фортуны

Мечтайте, ибо по красоте грез своих вы займете свое место в будущем!

Д. Свифт

За две недели до бала

Мы наслаждались ароматом кофе и щебетом девушек за соседним столиком. Смакуя кофе, Мармаров обычно брал паузу. Я со скучающим видом огляделся. Оживление соседок достигло предела, к ним невольно прислушивались.

— Я купила такой костюмчик, — сияла блондинка, — юбка в пол, воротничок из брюссельских кружев, узкое глубокое декольте и…

Она выпрямила спину, и пластмассовый стул с подлокотниками на миг показался троном.

— И?! — вежливо выгнула бровь брюнетка, но рукам она не была хозяйкой — салфетка смялась в кулаке.

— Эполеты! — щелкнула пальцами блондинка.

— Цвет? — слегка позеленела подружка.

— Если платину, золото и перламутр смешать в блендере — получится самое оно. Лапа, — вмиг утратив королевскую осанку, перешла на шепот блондинка, — разве могли мы мечтать, что окажемся на балу, посвященном ко-ро-на-ции!

— Подумаешь, — пожала плечом брюнетка, — всего лишь историческая дата.

— 400-летие Дома Романовых — всего лишь дата?!! Да что с тобой, Натуль?! Вчера еще…

— Я никуда не пойду, Каролина! — скомканная салфетка полетела на пол. — И с пригласительным еще неясно, и… Мне надеть нечего, — спустя мгновение выдохнула она.

— А твое розовое?

— Издеваешься?! — жалобно звякнула в руке чайная ложка. — И дедунь опять с ума сходит! Шкаф, говорит, трещит от барахла. Уже в долг у него просила! — Голубые глаза, отретушированные гневом, потемнели. — Говорю, викторину по истории Дома Романовых могу выиграть… На кону крупный денежный приз!

— А он?

— А! — отмахнулась брюнетка.

— Ну, допустим, на билет я тебе одолжу. Есть у Костика человечек — потихоньку толкает пригласительные по стольнику — в баксах. Через неделю цены могут удвоиться.

— Не трави душу… Я зубрила, схемы чертила, ночью разбуди — всю династию от «А до Я» разложу по порядку. На главный приз метила, дура!

— Что, не знаешь, где твой дед бабки держит? — зашептала блондинка. — Клофелинчик в кефирчик — и ты свободна…

— Как они меня достали… И маман с ее неапольским мачо, и дедун-скопидун… Ненавижу.

— О! За мной уже Костик приехал. Заболтались мы с тобой, — Каролина с сожалением окинула взглядом нетронутые деликатесы. — Ты не торопись, поешь, посиди… Если решишься, я Костика подключу. Он кого хочешь убедить сумеет, — многозначительно добавила она и вспорхнула. — Ну пока, лапа! На связи.

Я не сумел сдержать улыбку.

Девушка — слезы.

Мармаров отчего-то нахмурился.

— Думаешь, это мы отмечаем юбилеи гигантов? — отодвинул Мармаров уже пустую чашку. — Это они, — указал он пальцем вверх, — отмечают поворотные вехи нашей судьбы, чтобы явиться подсказкойв нашу чахлую повседневность. Либо… — осекся на миг Мармаров, — либо перепахать ее! Кажется, нас подслушивают, — добавил он едва слышно.

— Просто прислушиваются, — подмигнул я голубоглазой брюнетке и протянул чистую салфетку. — У вас тушь потекла.

— Вы?! — вдруг привстала она, не сводя глаз с Мармарова. — Я узнала вас, Михаил Данилович. — Пару дней назад… По TV… Интервью… Вот с ним. — Тут она впервые осмысленно на меня взглянула и вытащила из сумки платочек.

— Не возражаете? — приглашающим жестом отодвинул я стул у нашего столика между мной и Мармаровым.

Девушка пересела, устроившись в полуобороте от меня, оставив для обзора гриву роскошных волос.

Шустрый официант переставил с ее столика блюдо с канапе (икра черная, икра красная, сыр-рокфор и пармезан) и склонился в предупредительном полупоклоне. Спустя несколько минут перед нами дымился свежесваренный кофе и истекали шоколадной глазурью шарики пломбира.

— На месте ваших родных, Натали, я бы тоже не поощрял балы — похитят! — моя неуклюжая попытка привлечь ее внимание не удалась.

— Причем тут это, — всхлипнула она, продолжая ловить взгляд Мармарова. — Деду просто денег жалко, хотя маман шлет их достаточно. Как я мечтала об этом бале… Как мечтала о Гран-При… — И, не сводя глаз с Мармарова, взмолилась: — Как вы думаете, сбудется?

Мармаров опешил.

Девчонке удалось смутить моего друга!

— Это изысканный комплимент? — взметнул он соболиную бровь.

Девушка качнула головой.

— Тогда определитесь с темой, — неожиданно снизошел Мармаров. — Вопрос должен быть один. За Гран-При отвечает Юпитер, за бал — Венера, а за прижимистого дедушку, скорее всего, Сатурн.

— А за все-все?! — с вызовом бросила она.

— За все-все, — усмехнулся магистр, — отвечает… колесо Фортуны. Сдвинуть его с мертвой точки поможет закон «Семи Я». Слыхали? — бросил он ей риторический вопрос. — Но прежде… Доставай блокнот, Арсений, и рисуй наш чудо-компас.

Мармаров знал: в выходные я мог оставить дома мобильник, но привычку носить с собой блокнот изжить не мог. Бывало, зафиксирую обрывки идей на бумаге, а спустя время из пары закорючек восстанет интересный ход, воспарит замечательная идея, вмиг перестроится в боевые фаланги беспорядочный рой мыслей. Мармаров объясняет это сильным ретро-Меркурием в моей карте, я — репортерской привычкой.

— Компас монаха Авеля? — подмигнул ему я.

— А-а-а… Вспомнил?! — повеселел Мармаров и придвинул к девушке вазочку с мороженым. — Растает!

Теперь я мог любоваться ее профилем.

Кстати, о «компасе Авеля» я впервые (и практически мимоходом) услышал от Мармарова пару лет назад. Тогда, в предыдущий свой приезд на Воды, Мармаров с помощью загадочного «компаса» спас от безнадеги нечаянного попутчика. [1]

Пари

Вспоминая прошлое, мы смотрим в свое будущее…

Чеслав Милош

Предвкушая, как решится ситуация с Натали, я одним движением изобразил круг, на котором обозначил и стороны Света.

— Чья школа? — придвинул к себе блокнот Мармаров.

А его пальцы уже поигрывали остро заточенным карандашом с впаянным ластиком. У каждого свои причуды… Но! Простой карандаш в руках Мармарова жил своей жизнью, на глазах превращаясь в отмычку к тайнам Вселенной. Именно простым карандашом он сделал верные метки, расшифровывая карту древних сокровищ; именно им вычертил местонахождение паренька, обладающего даром яснослышания и, сверяясь по звездам, вернул к жизни тезку по дате рождения несравненной Мерилин Монро, не говоря о десятках скорректированных им судеб. Это только то, чему я очевидец! [2] .

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.