Проклятый

Дэй Алисия

Серия: Лига черного лебедя [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Проклятый (Дэй Алисия)

ГЛАВА 1

2 часа ночи.

Центральный парк, Нью-Йорк, на арке Рамбл-Стоун.

После ножевой раны счет из химчистки просто астрономический.

Люк Оливер посмотрел вниз, на серебряный клинок, застрявший меж его ребер, а потом перевел взгляд на единственного человека среди живых, с которым знаком еще с той поры, когда отзывался на имя Лючиан Оливьери.

— Маэстро, любого другого я бы за такое убил.

Люк вытащил нож, поморщившись, когда лезвие задело ребро, вытер клинок о джинсы, а затем положил его в карман.

— Ты же не хочешь его вернуть, верно?

Другой мужчина, лицо которого было скрыто в тени, отбрасываемой полями фетровой шляпы, рассмеялся. Такой звук мог бы получиться, реши какой-нибудь гигант подробить сапогами булыжники. Слушать это — то еще удовольствие. Люк подозревал, что маэстро сознавал эффект от собственного смеха и использовал его как главное оружие всей своей жизни.

— Считай это подарком. И я просто проверил на всякий случай. Как только серебро начнет жечь тебя как кислота… — пояснял маэстро.

— Я знаю условия своего проклятия, — перебил Люк, не желая слушать очередное напоминание. Прошлое пора отбросить прочь. – Чего ты хочешь? Мне пора на работу.

— Ты все еще этим занимаешься? Пытаешься спасти мир из своего убежища в сырых, унылых закоулках Бордертауна?

Теперь уж рассмеялся Люк.

— У меня нет никаких убежищ — всего лишь дрянной офис. И я пытаюсь спасти только одного человека. А мир пусть катится ко всем чертям, мне плевать. Сейчас я слишком занят, чтобы вспоминать старые добрые времена.

— У нас таких воспоминаний нет. Мы сражались на противоположных сторонах. Твоя мать была убийцей.

— Даже у врагов есть старые добрые времена. И моя мать была убийцей-аристократкой. Нельзя не признать, что Лукреция Борджиа убивала стильно, — спокойно возразил Люк и умолк, наблюдая, как трое головорезов, вонявших дешевым бухлом и едким дымом, прогуливаются под аркой, обмениваясь резкими и богохульными ругательствами. Они были уверены, что являются самыми крупными хищниками в темнейшие часы ночи. Люк мельком задумался: а что сделают эти бандиты, если он спрыгнет вниз и покажет им лицо и силу настоящего зверя?

Без сомнения, намочат штанишки и убегут, зовя мамочку.

— Ты все еще охотишься на преступников? – с легким любопытством спросил маэстро, будто интересовался погодой. – Тебя тянет преследовать их, словно дичь? Убивать? Сжигать дотла?

Да.

Всегда.

Нет.

Никогда.

По крайней мере не снова.

Люк решил увильнуть от ответа:

— Если желаешь сообщить мне что-то важное — у тебя ровно одна минута.

Маэстро вытащил из кармана куртки конверт и протянул его собеседнику, а затем произнес два слова, которые Люку не хотелось слышать больше никогда.

— Черный лебедь.

Это потрясало и сбивало с ног не хуже арбалетного болта. И Люк свалился с арки, но вовремя опомнился и с присущим ему изяществом приземлился на дорожку четырьмя метрами ниже.

Маэстро снова рассмеялся и, прежде чем исчезнуть, бросил конверт в объятья ночного воздуха. Люк машинально поймал летящее вниз послание и не удивился, обнаружив в уголке рельефный черно-красный знак: яркая, изгибающаяся шея черного лебедя на фоне креста Тамплиеров словно насмехалась над детективом своей элегантностью.

Люку нужно вернуться в Бордертаун, назад в свой офис. Пропавший ребенок клиента намного важнее, чем все, что находится в этом конверте. Люк сожжет его. Уничтожит все свидетельства того, что Лига запустила свои скользкие щупальца в его сторону, и продолжит жить так же, как последние несколько дней. Люк убеждал себя в этом, разрывая конверт прямо на дорожке и вынимая наружу содержимое. Фотографию.

Лунный свет, казалось, ласкал женщину на картинке, освещая ее идеальные скулы, изгиб щеки и выражение лица, настороженное, но вместе с тем — кристально чистое. Мир сошел со своей оси, и кончики пальцев Люка засияли синим огнем и чуть было не сожгли изображение прежде, чем он успел потушить пламя. Люк уставился на фото, так и оставшееся в идеальном состоянии, не считая обожженных краев. И тут внутри него запылал другой костер. Он знал эту женщину: ее звали Рио Джонс. Она работала велокурьером в службе доставки. Иногда Рио завозила ему в офис посылки, но Люк сводил общение с ней к минимуму. Восхищался ею издалека, но и пары слов в ее присутствии не сказал.

Она была слишком красива, слишком энергична и слишком опасна для Люка с его ограниченным запасом самообладания. Последнее, в чем он нуждался, – такая помеха в жизни. Но теперь Лига Черного лебедя вернулась, приказывая ему связаться с Рио Джонс.

Бессмертному ни минуты не дают вздохнуть спокойно.

ГЛАВА 2

Рио Джонс чувствовала, что у нее остался максимум час до того, как ее найдут. Такое вот «везение»: то она оступится на колдобинах на обочине, то упадет с велосипеда на центральной дороге Бордертауна в час-пик, а вот теперь средь бела дня на ее глазах какой-то злодей со сверхъестественными способностями похитил ребенка.

Сильнейший маг. Рио уловила в его мыслях что-то неправильное – что-то чужеродное – и чуть не попала в аварию на велосипеде, когда повернулась, чтобы посмотреть, кто или что издает этот ужасный шум. Такси не сильно-то ее и подрезало – работая в «Поставках Сирены» и доставляя посылки, Рио попадала в переделки и похуже.

Правда, сотрудники большинства модных компаний, куда осуществлялась доставка, вряд ли поверят, что хозяйка нанятой ими курьерской службы – настоящая сирена. Их волновала лишь гарантия пунктуальности. Офелия предпочитала использовать в качестве курьеров людей. Она утверждала, что пусть они и медленней, но их не так уж легко отвлечь. И люди надежнее. Поэтому сирена могла без помех заниматься своей оперной карьерой, вместо того, чтобы тратить время на разборки между фейри и демонами, неспособными доставить посылки вовремя. Пунктуальность правила бал в жестоких войнах компаний велокурьерской доставки, а Рио замечательно умела притворяться обычным человеком.

Она чуть не зарычала при мысли о начальнице и ее чертовых правилах. Если бы не необходимость доставить посылку в срок, то Рио никогда бы не срезала путь через этот переулок, и не свернула бы за угол, и не заметила бы, как высокий темноволосый мужчина выскочил из лимузина и схватил малышку.

Девочка закричала, Рио ударила по тормозам и перелетела через руль велосипеда. А ублюдок-похититель окинул ее таким взглядом, что между ними пронеслась горячая волна темной энергии. Черные, практически лишенные белков глаза мага попытались проникнуть в сознание Рио, но сопротивляющаяся девочка снова вскрикнула. Злодей швырнул ее в лимузин, захлопнул дверь и еще раз мельком взглянул на свидетельницу, стоящую на коленях на грязном асфальте и истекающую кровью. Затем долговязый похититель устроился на переднем сиденье рядом с водителем. Когда преступник передумал и остановил лимузин, Рио уже убегала со всех ног, оглядываясь через плечо. Она позвонила по одноразовому телефону в контору шерифа, анонимно сообщив о похищении и продиктовав номера машины, хотя все это без толку.

Закон покинул Бордертаун во время последней устроенной демонами революции, когда бунтовщики съели шерифа. И беззаконие притягивало очень многих — как людей, так и других тварей. Они жили, работали и играли на пяти квадратных милях иной реальности, что скрывалась за, под и между улицами Манхеттена. Бордертаун напоминал Дикий Запад, где роли ковбоев и преступников обычного пограничного городка исполняли демоны и фейри.

Смертельно опасные создания, независимо от наличия у них шестизарядного револьвера.

Но Рио все равно сделала этот бесполезный звонок и несколько минут спустя, дрожа от нервозности, бросила телефон в первую же попавшуюся урну, почему-то смутно припоминая, что похититель может выследить ее по мобилке.

Алфавит

Похожие книги

Лига черного лебедя

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.