Герой

Мартин Джордж Р.Р.

Серия: Произведения из сборника «Ретроспектива І: Башня из пепла» [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Герой (Мартин Джордж)* * *

Герой

[1]

Город умер, и пламя пожаров окрасило в алые тона серо-зеленое небо над ним.

Он умирал долго. Сопротивление продолжалось почти неделю, и время от времени на улицах шли жестокие сражения. Но, в конце концов, захватчики разбили защитников, так же, как одержали верх над многими другими в прошлом. Они воевали и побеждали под лазурными небесами, и под испещренными золотистыми вспышками, и под чернильно-черными.

Первыми нанесли удар парни из Метеослужбы, в то время как главные силы находились в сотнях миль к востоку. Буря и грозы сменяли друг друга, день и ночь метались по улицам города, мешали защитникам строить оборонные сооружения, воздействовали на боевой дух горожан.

Подойдя к городу, захватчики спустили на него ревунов. Несмолкаемый пронзительный вой заполнил улицы и деморализованное население попряталось в своих домах. А потом в дело вступили основные силы и сбросили бомбы, начиненные вирусом чумы, что принес западный ветер.

Но даже и тогда жители пытались оказать захватчикам сопротивление. Прячась за своими защитными укреплениями, которые кольцом охватили город, оставшиеся в живых горожане обстреляли врага из ядерного оружия, и им даже удалось уничтожить целый полк, чьи защитные экраны не выдержали перегрузки во время неожиданной атаки. Впрочем, это был всего лишь жалкий жест отчаяния. Зажигательные снаряды дождем посыпались на город, и огромные тучи кислотного газа нависли над долиной.

Прячась в этих тучах, в наступление пошла армия Земного экспедиционного корпуса и смяла последние защитные рубежи местных жителей.

Каген хмуро разглядывал помятый пластоидный шлем, валявшийся у его ног, и проклинал свое везение. Простая зачистка, подумал он. Обычная, рутинная операция – а его обстрелял тщательно замаскированный автоматический ядерный перехватчик. Проклятье!

Он чудом не пострадал, но ударная волна повредила его набедренные ракеты и сбила в богом забытое ущелье, расположенное к востоку от города. Легкий боевой шлем из пластоида принял на себя основной удар.

Каген присел на корточки и взял в руки помятый шлем. Коммуникатор, работавший на длинных волнах, и все сенсорное оборудование вышло из строя. Оставшись без ракет, он стал глухим, немым и полуслепым – в общем, настоящий инвалид. Каген снова выругался.

Неожиданно его внимание привлекло мимолетное движение на вершине неглубокого ущелья, а в следующее мгновение он увидел пятерых дикарей, вооруженных автоматами со спусковыми крючками, требующими лишь легкого нажатия пальцем. Растянувшись в линию и контролируя Кагена справа и слева, они держали его под прицелом. Один из них начал говорить.

Он не закончил свою речь. Еще секунду назад акустический пистолет Кагена лежал у его ног, но уже в следующее мгновение, словно по мановению волшебной палочки, оказался в руке.

Пять человек склонны поддаться сомнениям, один – нет. Пальцы дикарей не успели нажать на спусковые крючки, Каген не колебался, Каген не терял времени попусту, Каген не думал.

Каген убивал.

Его пистолет издал громкий, пронзительный вопль, и командир вражеского отряда вздрогнул, когда невидимый луч концентрированного звука, передаваемого на высоких частотах, вонзился в его тело. А в следующее мгновение его плоть начала превращаться в жидкость. К этому моменту оружие Кагена успело поразить еще двоих неприятелей.

Автомат одного из двух оставшихся в живых дикарей, наконец, начал стрелять, и на Кагена обрушился дождь из пуль. Он резко отскочил вправо и сердито фыркнул, почувствовав, как пули ударяют в боевой скафандр. Затем он навел свой пистолет на следующую цель, но случайный выстрел выбил его из руки Кагена.

Каген, не колеблясь и не теряя ни минуты, легко запрыгнул на вершину ущелья и оказался рядом с одним из солдат.

Тот на секунду замер на месте, но потом сумел справиться с собой и поднял автомат. Этой короткой секунды Кагену хватило, чтобы, воспользовавшись инерцией, вдавить правой рукой приклад автомата в лицо врага, а левой, наделенной силой в полторы тысячи фунтов, нанести удар под грудину.

Затем, схватив труп дикаря, он швырнул его в последнего оставшегося в живых неприятеля, который прекратил стрелять в тот момент, когда между ним и Кагеном оказалось тело его товарища. Он быстро отступил назад, снова поднял автомат и открыл огонь.

И тогда Каген его настиг. Он почувствовал мимолетную вспышку боли, когда пуля ударила ему в висок, оставив там большой синяк. Не обращая на это внимания, он нанес врагу удар ребром ладони по горлу. Тот упал и остался лежать на земле.

Каген быстро развернулся в поисках следующего врага.

Он был один.

Тогда он наклонился и, морщась от отвращения, вытер кровь с руки о форму одного из дикарей. Далековато придется топать до лагеря, подумал он и рассеянно бросил испачканную кровью тряпку на землю.

Да, сегодня явно не его день.

Он мрачно фыркнул, затем снова спустился в ущелье, чтобы забрать свой пистолет и шлем.

На горизонте горел город.

Веселый голос Рагелли довольно громко звучал из коротковолнового коммуникатора, который Каген зажал в кулаке.

– Так это ты, Каген, – смеясь, проговорил он. – Ты вовремя подал сигнал. Мои сенсоры начали улавливать постороннее присутствие, еще немного, и я расстрелял бы тебя из акустика.

– Мой шлем вышел из строя, а с ним и сенсоры, – ответил Каген. – Довольно трудно оценить расстояние. Длинноволновый коммуникатор тоже не работает.

– Начальство интересовалось, что с тобой случилось, – перебил его Рагелли. – Они даже слегка струхнули. Но я знал, что ты рано или поздно объявишься.

– Естественно, – сказал Каген. – Один из их земляных червей повредил мои ракеты, так что на дорогу назад ушло некоторое время. Но я уже совсем рядом.

Он выбрался из кратера, где прятался, так, чтобы его смог разглядеть часовой, стоявший вдалеке. Он двигался очень медленно и осторожно.

Рагелли, чья фигура четко выделялась на фоне заграждения, так же медленно поднял серебристо-серую руку в приветствии. Он был полностью экипирован в дюраллоевый боевой скафандр, рядом с которым снаряжение Кагена казалось сделанным из папиросной бумаги. Да и сидел он за рычагами, управляющими батареей акустических пушек. Его окружало облако излучения защитных экранов, превращая массивную фигуру в едва различимую тень.

Каген помахал ему рукой и длинными, уверенными шагами начал сокращать расстояние между ними. Он остановился перед барьером, у подножия батареи Рагелли.

– Вид у тебя довольно потрепанный, – заявил Рагелли, разглядывая его из-за пластоидного визора, в который были вмонтированы дополнительные сенсорные устройства. – Это легкое обмундирование ни капельки не защищает. Тебя пристрелит любой паренек с детской пугалкой в руках.

Каген рассмеялся:

– Зато мне легко передвигаться. В своем обезьяньем костюмчике ты легко отразишь любое нападение Штурмового отряда, но хотел бы я на тебя посмотреть, если бы пришлось пойти в наступление, приятель. А оборона не выигрывает войн.

– Твоя победа, – заявил Рагелли. – Знаешь, мне до смерти надоело стоять на часах, тоска зеленая.

Он нажал на кнопку на панели управления, часть барьера отключилась, и Каген быстро прошел внутрь. В следующее мгновение барьер снова был на месте.

Каген направился к баракам своего отделения. Дверь автоматически скользнула в сторону, когда он подошел, и он с облегчением переступил порог. Как хорошо снова вернуться домой и почувствовать нормальный вес. От гравитационных дыр через некоторое время у него начинала кружиться голова. В бараках искусственным образом поддерживалась нормальная гравитация Веллингтона, в два раза превосходившая земную. Стоило дорого, но военное начальство твердило, что удобства солдат превыше всего.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.