Волшебное наследство

Ржезач Вацлав

Жанр: Сказки  Детские    1991 год   Автор: Ржезач Вацлав   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Волшебное наследство (Ржезач Вацлав)

Глава I

Кум Матей покупает зимнюю шапку Конные рейтары Шапочник Войтех оказывает сопротивление

— Зима в этом году будет не приведи господь, — пророчила тетка Вавржинцова. И произносила свои прорицания довольно громко, так, чтобы было слышно тетке Якубцовой, стоявшей на самом углу площади.

— Но почему, с чего это вы взяли? — встряла в разговор невесть откуда взявшаяся третья кумушка.

Головы сдвинулись, и тетушки загалдели, не прекращая, однако, своих наблюдений за кумом Матеем, который в этот момент двигался по направлению к мастерской шапочника Войтеха.

Кум Матей жил бирюк бирюком и направлялся к шапочнику, конечно, не ради пустой болтовни. Не иначе, шел купить шапку. И если уж скряга Матей, вечно ходивший с непокрытой головой, решился на покупку — то непременно следует ждать суровой зимы. Так рассудили кумушки.

Но как придирчиво осматривал кум Матей предложенный товар и какую выбрал бобровую шапку, этого они уже не могли видеть.

— Отличный мех, не правда ли, кум? — Шапочник Войтех говорил с такой гордостью, будто это у него, а не у бобра выросла столь мягкая шерсть. Потом он подул на мех, так что волоски разлетелись, обнажив узкий пробор, и снова протянул шапку куму Матею. — А уж легкая, просто перышко, да и только.

Кум Матей молчал, не спешил соглашаться. Незачем нахваливать торговцу его товар, он и так всегда готов набавить цену. Но шапку Матей примерял снова и снова, при этом слегка поводил головой, словно желая убедиться, что шапка эта и в самом деле так удобна, как ему бы хотелось.

Я чуть не забыл сказать, что, кроме двух кумов, в лавке шапочника находился и Вит, сын шапочника Войтеха. Глядя на дядюшку Матея, он живо представлял себе, как здорово сидела бы эта роскошная шапка на его собственной голове. Но ведь сапожник ходит без сапог, так и сын шапочника Войтеха обходился без шапки. Да не только на задний двор, даже в школу и в костел бегал среди зимы с непокрытой головой.

Вит вовсе не огорчался из-за того, что у него нет своей шапки. И что тут огорчаться, если вокруг тебя одни шапки: и в лавке, и в отцовских руках, и на головах горожан. Но теперь, когда дядюшка Матей примерял этого красивого бобра, ему впервые захотелось такого же.

— Вам ее до самой смерти не сносить, — уверял шапочник кума Матея.

Теперь дядюшка Матей или будет торговаться, или заплатит, если они уже сошлись в цене. Но этого не случилось. Раздавшееся неподалеку цоканье копыт заставило всех троих встрепенуться и прислушаться.

Звук, поначалу очень слабый, все усиливался. Всадников было не так уж мало, скорее много, даже, наверное, очень много, и они приближались.

Шапочник и кум Матей переглянулись. Вит переводил взгляд с одного на другого, пытаясь угадать, что все это значит, если взрослые как воды в рот набрали. Он схватился было за ручку двери, собираясь выскочить наружу, но отец задержал его.

— Стой, — строго приказал он.

Вит не хотел получать выговор при дядюшке Матее, но ему не терпелось узнать, кто там едет по их улице. С этой целью он пристроился поближе к входной двери и навострил уши.

Конские копыта цокали по мостовой, и Вит представил, как летят из-под них искры.

— Рейтары, — сказал наконец кум Матей.

Скорее даже не сказал, а выдохнул, и Виту показалось, что в его голосе прозвучала такая тревога, какой он прежде не слыхивал.

Отец Вита стоял неподвижно и все еще прислушивался, как будто не желая верить ни Матею, ни звуку, доносившемуся с улицы.

Всадники остановились. Топот стих, но то здесь, то там чей-то беспокойный конь нет-нет да и ударит копытом по мостовой.

Вит опасливо покосился на отца. Мальчик приметил, что тот обеспокоен, а лоб собрался морщинами — отец явно был чем-то озабочен.

— Что за черт… Что это значит? — воскликнул он, как будто хотел отогнать страх, овладевший им против его воли.

Потом подошел к двери и запер ее на ключ.

— Ишь вы какой, куманек, — попытался улыбнуться Матей. — Вы меня запрете, а как же я домой попаду?

От Вита не ускользнуло, что, говоря это, дядюшка Матей напряженно прислушивался к тому, что происходит снаружи: он понизил голос и не спускал глаз с отца.

Шапочник Войтех вернулся от двери к прилавку и сказал:

— Лучше бы вам подождать, пока этот сброд не уберется отсюда. Не стоит попадаться им на глаза.

«Рейтары, — повторил про себя Вит, — что это за злыдни такие, если отец закрывает дверь на ключ, а дядя Матей с удовольствием послал бы их куда подальше?»

Не успел он так подумать, как раздались удары в дверь: бух! бух!

В мастерской стояла такая тишина, что можно было услышать, как падает иголка. Это не походило на стук нетерпеливого заказчика — работали кулаки. И снова: бух! бух! Сердце у Вита бешено заколотилось. Бух! Бух! — стучало оно теперь как бы в унисон с ударами в дверь.

— Отворяй, болван, — раздался властный голос, — не то дверь в щепки разнесем!

Вит с тревогой посмотрел на отца. Откроет или нет? Но и пан Войтех не мог решиться; после недолгих раздумий он оставил дверь запертой.

— Нечего им тут делать, — пояснил шапочник. — Здесь все принадлежит мне. Мой дом, моя мебель, моя мастерская, мои шляпы.

— Ваша правда, кум, ваша правда, — тихо поддакивал дядюшка Матей. — А что, если нам подпереть дверь! Ежели навалятся изо всех сил — беда!

И вот он уже подтащил стулья и скамейки, а потом им с паном Войтехом удалось пододвинуть к двери и шкаф, где на полках были сложены товары для продажи. Вит тоже не сидел без дела. Выбравшись из своего закутка, он подтаскивал все что попало, по возможности потяжелее и попрочнее, чтобы как следует подпереть дверь. Работа их отвлекла, они старались превзойти друг друга и даже чуть не позабыли о причине — о разбойниках-рейтарах, стоявших на пороге дома. Виту все это тоже очень нравилось. Работать он мог наравне с отцом и дядюшкой Матеем, поэтому они с радостью приняли его в компанию и обращались с ним как с ровней.

Пока они обеспечивали таким образом свою безопасность, за дверями было тихо. Рейтары выжидали — им вроде как было даже любопытно, чем все это кончится. Конечно, они могли подналечь и выбить дверь, не дожидаясь, пока шапочник доведет до конца свои оборонные мероприятия. Но они были абсолютно уверены в своих силах, эти молодцы из числа герцогских наемников, всегда охочие позубоскалить и позабавиться за чужой счет. Что за интерес прийти прямо на готовенькое, войти в услужливо открытую дверь, забрать то, что им приказано, и исчезнуть? А так они, по крайней мере, хоть немного поупражняются в своем ремесле, где осада и грабеж играют главную роль. В этот проклятый ненастный день не грех и разгуляться, изгнать из-под плащей холод, забравшийся туда вместе с пронизывающим северным ветром, отчего бы и не позабавиться, а заодно и внушить еще больше уважения к герцогу. Сделают они свое дело, и снова у горожанина отнимутся от ужаса руки-ноги — должен ведь он осознать, что желание герцога закон и нет спасения от силы его и власти.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.