Кронос

Шмелев Николай Петрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кронос (Шмелев Николай)

Пролог

Около 3000 лет до Р. Х. Континент Пангея, до своего раскола. Район современной северной Африки.

Шли бесконечные войны, потрясая планету бессмысленной жестокостью, поставленного на поток процесса братоубийства. Периоды затишья, лишь предшествовали новому всплеску междоусобицы. Сет и Гор, в вечном противостоянии, проявляли изощрённость в изобретении нового вооружения и средств защиты, от него. Значительная территория, бывшая некогда цветущим регионом, превратилась в безжизненную пустыню, покрытую расплавленным камнем и зелёной плёнкой расплавленного стекла. Подвергнутая сверхвысоким температурным воздействиям, жизнь покинула эту равнину. Строились подземные убежища, способные противостоять разрушительной силе страшного оружия, изобретались новые способы ведения войны.

Пирамида гудела, вступая в резонанс своим основанием со скалой, на которой она была воздвигнута. Температура поднялась до такой степени, что её поверхность стала дымиться. Из треугольного прозрачного камня, служившего навершием пирамиды, вырвался пронзительный белый луч, поразивший подлетающий объект. Луч разнёс его вдребезги, а внутри строения, от чудовищного давления, из каменных блоков выступила тёмно-коричневая жидкость, тут же застыв, на её поверхности. Даже в защитном строении, размещённом на достаточном удалении от пирамид, температура временами зашкаливала. Операторы, находящиеся в этом помещении и управляющие огнём, хоть и были защищены трёхслойными стенами, включающими толстый гранит — мучились от нестерпимой жары. Две другие пирамиды поразили наземную технику, с двух сторон подбирающуюся к плато. На перезарядку конденсаторов, требовалось время, чем и воспользовались противоборствующие стороны. Небо прочертил огненный след, оставленный сигарообразным телом, и наступила мёртвая тишина. Внезапно, яркая вспышка поглотила свет солнца, затмив его своим сиянием. А дальше был хаос, перемешанный с огромными тучами пыли и расплавленной породы. Взрывная волна снесла всё, что было не приколочено, и что не унесли воры, переместив добро в пустыню. От силы взрыва, с пирамид осыпалась половина облицовки, остатки которой, чудом уцелели наверху строения. Сидевшие под землёй — в убежищах люди, с ужасом прислушивались к тому, что творится на поверхности. Прикрытые многотонными плитами гранита, они не были уверены в безопасности. Им казалось, что даже природные скалы, в основаниях которых, были устроены схроны, не могли их защитить от сумасшествия.

Около 3000 лет до Р. Х. Континент Пангея, до своего раскола. Район современной Южной Америки.

Пирамида застыла в молчаливом ожидании атаки. Подозрительная тишина не предвещала ничего хорошего, и ожидания обслуживающего персонала защитного комплекса, оправдались неожиданным появлением вимана. Он вынырнул из-за горного кряжа внезапно, в точном соответствии с выработанной тактикой предыдущих атак, но на этот раз, что-то пошло не так. Разведданные оказались дезинформацией, и ложные сведения подставили летательный аппарат под прямой удар противника. Ярко вспыхнул пронзительный луч, сорвавшийся с вершины каменных глыб, выложенных треугольником, разнеся виман вдребезги. Раскалённые обломки, светясь, падали на землю, оставляя за собой дымный шлейф. От пирамиды валил пар, и несло нестерпимым жаром. В помещение командного пункта, который, в данный момент напоминал парилку, ввалился растрёпанный человек, с бешено вращающимися глазами:

— Вода в дренажных каналах испаряется — добавить нужно! Если этого не сделать, то реактор перегреется!

— А где взять? — ответил обречённо его коллега. — Сезон дождей не скоро! Вот настанет, и запасёмся, не то что впрок, но и на год вперёд.

— Послушай, Темпукаль! — развёл руками вбежавший и, плюясь, по поводу прозвища товарища, при произнесении которого, язык можно сломать. — А куда, она делась?

— Да ты что, Теокцотль? — вяло и лениво парировал его нападки оператор, три раза запнувшись, при произнесении его имени. — Столько атак выдержали!

Дренажные каналы входили в систему охлаждения ядерного реактора, и любой сбой грозил, минимум, отказом оружия, а о максимуме, предпочитали не думать.

Слой слюды, покрывающий стены операторской башни, защищал от электрических разрядов, вызванных пробоем, со стороны возмущённой ионосферы. Теокцотль отломил кусок расплавленного изолятора, вытекшего из-под облицовки и, покрутив его в руке, выкинул, за ненадобностью.

— Что-то тут, не доработано! — возмущённо сказал он.

— Что не доработано? — возмутился Темпукаль. — Пока слюду, между стен, не положили, два комплекта обслуживающего персонала сгорело, поражённые мощным разрядом электричества! Кстати, код на двери сменили?

— Сменили, — равнодушно ответил Теокцотль, — тебя, всё шпиономания мучает?

Послышались шаги, приближающиеся к бункеру. Система идентификации личности, скомандовала подошедшему: предъявить ладонь — к смотру. Рука легла в нишу, и раздался оглушительный электроразряд, превративший в пепел того, кто не имел права, даже приближаться к комплексу…

Около 2400–2300 года до Р. Х. Древний Египет.

Власть фараона, владычествующего на севере, ещё не распространялась на Верхний Египет, где правил его брат. Чуть в стороне, от могучего Нила, и от резиденции царя, возвышались три огромные пирамиды. Фараон мучительно ломал голову над тем, кто их построил и для чего. Неподъёмные блоки колоссальных размеров, будоражили царское воображение. Вельможи сыпали со всех сторон предложениями, о рациональном использовании строений, но ни одно из них не имело под собой, достаточных обоснований. В конце концов, порешили на том, чтобы рядом с ними, и сопутствующими строениям, поставить стелу, на которой и были выбиты вымышленные победы фараона, в сфере строительства. Сюда приплели чеснок, лук и другие продукты, якобы съеденные рабами, при проведении работ. Рядом со стелой, в закреплении мнимых побед, водрузили корявый обелиск, который, ещё не одно поколение, будут обтёсывать камнетёсы, пытаясь выровнять кривизну поверхности. В самих пирамидах, было решено произвести раскопки, а глыбу известняковой скалы, стоящую рядом, доработать примитивными зубилами и покрасить охрой. Получилось неплохо, но опять коряво, а уж по масштабам, с допотопными пирамидами — не шло, ни в какое сравнение.

— Ничего! — бодро говорил фараон. — Потомки вспомнят меня.

Рядом с местом раскопок разбили лагерь для археологов. Один из жрецов, нашёл в побочных постройках, чертёж самой высокой пирамиды. После долгого исследования, он определил место, через которое можно было, самым коротким путём, и соответственно, с наименьшими затратами, проникнуть внутрь. Несколько лет ушло на то, чтобы проделать проход: методично, примитивным инструментом откалывая кусок за куском — от огромных блоков. Знания предков были безнадёжно утеряны, и каменный топор соседствовал с медным зубилом, в попытках проникнуть в тайны былой славы.

Тропическое солнце нещадно палило, раскаляя песок пустыни, до такой степени, что ходить по нему голыми ногами, не представлялось возможным. Из обезвоженных тел рабочих, занятых раскопками, небесное светило, вероятно, пробовало сделать первых мумий.

— Жарко, — вздохнул один археолог, — где эти носильщики, а Хорах?

— Да откуда я знаю? Сам пить хочу — сил нет!

Наконец, со стороны Нила, показались водоносы, груженные большими глиняными кувшинами с водой.

— Вы чего, так долго?! — выкрикнул Хорах, уже готовя каменную кружку.

— Ипусера крокодилы съели! — возбуждённо ответил носильщик, снимая с плеча поклажу.

— Эх — вы! — назидательно воскликнул копатель. — Всему вас учить надо. Сначала, нужно было бросить в стороне, что-нибудь ненужное, или малозначимое — писца, например, а потом спокойно набирать воду, пока рептилии с ним разделываются.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.