Межпланетный путешественник

Гончаров Виктор Алексеевич

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    1924 год   Автор: Гончаров Виктор Алексеевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Межпланетный путешественник ( Гончаров Виктор Алексеевич)

Виктор Гончаров

Межпланетный путешественник

(фантастический роман)

Продолжение и окончание "Психо-машина"

I. КОМБИНАЦИИ ВСЕЛЕННОЙ

Глава I

ТАЙНА ВЕЗА АЙРАНИ

1.

Помещениями небезы были богаты. Квартирный кризис они переживали только один раз — 500.000 лет назад, во время контр-социалистического переворота, когда победители-везы, отчаянно уплотнив побежденных, сами разместились более чем с комфортом: каждый вез занимал по дворцу. По мере вымирания узурпаторов, искусственно — посредством чудовищных мер — разряжалась плотность остального населения. В результате — через 20–30 лунных лет острота квартирного кризиса "благополучно миновала", — как выразился везовский официоз, и с тех пор на этой планете не знали, что значит не иметь помещений для жилья.

Последняя революция, снова поставив у власти народ, дала ему возможность еще просторней расположиться в многочисленных "небоскребах" и дворцах. Но и теперь еще пустовали целые кварталы на заселенном полушарии Луны, не считая давно покинутых жилых строений внутри планеты. Андрею и Никодиму, как они ни протестовали, отвели в знак особого расположения к ним громадный трех'этажный особняк, стоявший наверху 60-этажного "небоскреба".

— Ну, что ты будем делать с ним? — растерянно вопрошали приятели, привыкшие на Земле жить в одной скромной комнатке, вполне достаточной для помещения их небольшого имущества и их самих. А тут, лишь для того, чтобы более или менее подробно ознакомиться с новой своей квартирой, потребовалось несколько дней…

Весь первый этаж занимала библиотека. Шкапы от пола до потолка были заполнены книгами — сокровищницами везовских знаний. Лунные книги совсем не походили на земные. Они скорей напоминали собой граммофонные пластинки, исчерченные с обеих сторон микроскопическими концентрическими кругами. Кайя — женщина-небез, постоянный спутник приятелей — об'яснила, как пишутся эти книги и как их можно читать.

Сходство в изготовлении земных граммофонных пластинок и лунных книг так же, как и в пользовании ими, былое полное.

Как на Земле записывают звуковые волны, в частности человеческий голос, на особой мастике, так на Луне записывают психоволны посредством аналогичного же аппарата и такой же мастики.

И звук и мысль — явление чисто материальное; и то и другое в первом случае — волнообразное колебание воздуха, во-втором — колебание более тонкой материи — эфира.

Лунный ученый, задумавши написать книгу и продумавши ее основательно, становится перед психо-фиксатором и излучает в него свои мысли. Последние фиксируются в виде линий разной глубины на пластинках.

— Таким образом, ваши книжные листы соответствуют нашим пластинкам, а несколько таких пластинок, соединенных вместе, составляют лунную книгу. Чтобы прочитать ее, достаточно взять этот прибор, — Кайя показала небольшой аппаратик с рупорной трубой, — если перевести его название на земной язык, оно будет "психафон", и вкладывать на вертящийся круг его последовательно листы-пластинки. Тогда психафон начнет излучать мысли автора книги.

— Ваши книги занимают очень много места, — сказал Никодим, оглядывая шкапы, заставленные толстыми пластинками в металлических футлярах.

— Вы ошибаетесь, — возразила Кайя, доставая с полки один футляр, имевший в толщину 2 вершка.

— Вот в этой книге, например, изложена вся история лунной жизни, начиная с эпохи зарождения первой живой клетки и почти до настоящего времени.

Она открыла футляр, и приятели вскрикнули изумленные: то, что они принимали за несколько — самое большее десяток — пластинок, заключало в себе до 3-х тысяч круглых листов. Каждый лист был тоньше папиросной бумаги и при этом отличался удивительной плотностью и крепостью.

— Они приготовлены из особого сплава, в который входит наш универсальный металл "базит", — об'яснила Кайя.

2.

Второй этаж служил для жилья. В нем было шестнадцать комнат, каждая с своим особым назначением.

Спальня бывшего домохозяина занимала 1/4 всего этажа и отличалась крайней простотой обстановки и полной неуютностью. Посреди громадной комнаты с 10-аршинными стенами стояла миниатюрная кровать без всякого балдахина; около кровати — столик и два стула. Высоко в потолке — искусственное солнце из матового стекла; в стенах — четыре бесшумных вентилятора, постоянно работающих, и вдоль стен, до половины их высоты — декоративно переплетенные и искусно маскированные трубы отопления. И… ни одного окна!

— Нечего сказать, уютненько! — рассмеялся Андрей, узнав о назначении странной комнаты.

Кайя не поняла смеха. Тогда ей растолковали, что на земле спальные помещения, тем более когда они представляют собой единственную комнату жильца, всегда имеют окна с гардинами или занавесками, мебель, вообще обстановку, безделушки, ковры и пр., т. е. все то, что придает уют.

— Но это же страшно вредно! — воскликнула Кайя (подобно женскому полу на земле, она также любила усилять выразительность фразы словечками, хотя и мысленными, в роде: страшно, ужасно, прелесть и пр.).

— Гардины, мебель, ковры и всякая лишняя обстановка ужасно много задерживают пыли!..

Вы затрачиваете на сон только 8 часов из своих суток, т. е. проводите во сне 1/3 своей жизни, мы же спим в сутки 352 часа, т. е. половину своего века… А наш век, как вы знаете, продолжается 1.000 — 1.500 лет, а теперь, когда мы сбросили с плеч везов с их губительными машинами, наш век, наверное, удлинится до 3.000 лет, каким он и был раньше… Следовательно, в течение половины своей жизни — 1.500 лет — мы вдыхали бы в себя пыль, если бы следовали земному обычаю украшать свои спальни, придавать им уют, как вы выражаетесь… На что бы походили тогда наши легкие?!.

Андрей уже чувствовал себя посрамленным, а Кайя по инерции катилась дальше:

— Вы говорите: в наших спальнях нет окон!.. На что они нам? Только лишние пути для проникновения пыли!.. Солнце? У нас оно искусственное… и все-таки обладает всеми свойственными ему оздоравливающими качествами, включая сюда и микробо-убивающее действие, которое, кстати сказать, у вас теперь является совсем лишним. Мы перебили всех микробов еще во время 1-ой республики…

— Над чем жe вы смеялись? Наоборот, мне нужно смеяться над вами; ваши комнатные украшения, препятствуя доступу солнечного света, кроме того служат прекрасным убежищем для болезнетворных микробов, которые на земле кишмя-кишат: и в воздухе, и в воде, и в пище, и в почве…

Разбитый по всем пунктам, Андрей, чтобы перевести психо-разговор на более лойяльную тему, вставил:

— Как давно вы покончили с миром невидимых врагов, с микробами?

Кайя легко поддалась на удочку:

— О!.. это еще на заре нашей Коммунистической республики… Наше времяисчисление — вы знаете — идет от рождения великого небеза, которого одно время считали богом, от Хри 10-го… что? Вы удивляетесь сходству с вашим Христом? Так вам придется еще более поразиться, когда я скажу, что наша первая революция произошла в 1915 году после рождества Хри 10-го, т. е. лишь немного не совпала с вашей Октябрьской…

— Ну, так вот: с микробами мы покончили уже в 2011 году, после чего продолжительность нашей жизни стала быстро возрастать…

Андрей спросил:

— Чем же об'ясняется такой внезапный и гигантский прогресс вашей науки? Случайностью?

— Что вы!? Что вы!? — возразила несколько шокированная Кайя: — вы не знаете самых элементарных вещей! Ведь до коммунистического строя науке у нас могли посвящать себя только избранные из класса имущих, поэтому наука двигалась очень, очень медленно… С момента же Великого переворота наука, как и все, сделалась достоянием всего народа. Ей отдавались не единицы, не сотни, а тысячи и миллионы небезов, почему уже через 100 лет после Переворота у нас сказался такой громадный прогресс: было сделано великое открытие, была побеждена преждевременная смерть.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.