Страна Гонгури. Полная, с добавлениями

Савин Влад

Жанр: Альтернативная история  Фантастика    Автор: Савин Влад   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Страна Гонгури. Полная, с добавлениями ( Савин Влад)

СТРАНА ГОНГУРИ

* * *

АННОТАЦИЯ

Страна Гонгури.

Мир — прекрасный и яростный? Где Любимый и Родной — так называют Вождя, сказавшего — пусть лучше умрут десять невиновных, чем уйдет от расправы один враг революции.

Мир, где про историю НАШЕЙ революции один из персонажей говорит: «И еще — тот мир более приземленный, мягкий, сглаженный, что ли… А мы для них — мечта романтиков, мир прекрасный и яростный, без полутонов, не верь что в Зурбагане высохли причалы! — там нет Зурбагана, это у них как вымышленный город мечты»

Верной дорогой идете.

Продолжение Страны Гонгури. Та же страна, тот же Вождь.

Особенности революционной охоты.

Еще двадцать лет после «Верной дорогой идете..» Революция должна уметь защищаться! И нападать? Даже АБСОЛЮТНОЕ прогрессорство, модернизация — еще не гарантия победы. Нужно — что-то еще. Что?

Страна Гонгури

— Если бы Сталин проиграл! Не было бы сталинского террора!

— Был бы троцкистский террор! Все то же самое, плюс спалить страну и народ, расходным материалом мировой революции. А при неудаче — повторить еще, уже в другой стране. Найдя страну — которую не жалко.

(В. Итин «Страна Гонгури» — роман, написанный в 1919 г. В НАШЕМ МИРЕ. Гелий — имя героя. Содержание примерно соответствует «Алой звезде» — у нас отсутствующей).

Четвертый год страну разрывала на части гражданская война. Сначала была революция, вдохновленная самыми лучшими целями и самыми высокими идеями. Затем брат поднялся на брата, сын — на отца, мирные поля превратились в плацдармы, по городам прокатился фронт. И никто уже не видел иного выхода, кроме победы, последнего и решительного боя — после которого одна из сторон просто перестанет быть. Пощады никто не просил, да пленных и не брали. Так было — и будет, пока людям одной крови достанет безрассудства убивать друг друга.

И некому стало сеять хлеб — потому что все воевали. И незачем — потому что завтра его могли отнять. Тогда пришел голод. Рабочие падали без сил прямо в цехах у машин, женщины и дети — в бесконечных очередях возле закрытых хлебных магазинов. Голод не щадил никого и не различал фронта и тыла, от него умирали больше, чем от пуль врага. И самые слабые — первыми.

Тогда Вождь революции, Любимый и Родной, призвал к войне с голодом. Наводить порядок взялись железной рукой чрезвычайных комиссий, установив жесткое распределение и твердые цены. Чтобы добыть и доставить хлеб, были посланы особые отряды из преданных революции добровольцев. Хлебородные губернии теперь были ничьей землей, где всякая власть кончалась в десятке верст от железной дороги, там можно было встретить и банды, и дезертиров, и войска врага. Хлебные отряды уходили туда, как в неведомую страну, и везли назад не просто зерно — жизнь для голодающих городов, для рабочих и их семей. Иногда отряды не возвращались — и никто не мог узнать, что с ними стало.

Один такой отряд уже две недели шел по южной степи. Сто и еще два человека — все верные, надежные товарищи, готовые отдать жизнь за народную власть. Старшим в отряде был товарищ Итин — из числа тех железных героев революции, кто начинал с Вождем еще в прежние времена, пройдя огонь и суровую школу революционного подполья, каторги и ссылки. А самым юным из бойцов был Гелий — но это не было его настоящим именем: прибавив себе лишний год, чтобы записали в добровольцы, он заодно взял себе имя героя знаменитого романа Николая Гонгури «Алая Звезда» — о светлом и прекрасном будущем, где все живущие станут свободны и счастливы. Этой весной Гелий ушел из дома в революцию — взяв лишь гитару, что висела сейчас за его плечом вместе с винтовкой, узелок с полотенцем, мылом и сменой белья, карандаши и толстую тетрадь в красной клеенчатой обложке. По вечерам он пел своим товарищам, на привалах у походного костра.

Люди, проснитесь — хватит спать! Близок уже рассвет В наши ряды спешите встать — Чтобы увидеть свет. Старая жизнь — это тьма. Голод, нужда и грязь. Ночь — не закончится сама, За наше рабство держась. Хватит — покорности тюрьмы! За нашу правду — в бой! Мы — не рабы. Рабы — не мы. Все — в наш железный строй. Годы смирения — для святых. Счастья хотим — сейчас. Хватит — красивых слов пустых. Лишь справедливость — указ! Пусть пропадают семья и дом — Нам не о том жалеть! Весь старый мир — обречен на слом, В нашем пожаре сгореть! Или победа, или смерть. Третьего — не дано. И если многим придется пасть, Значит — так суждено. Или ты с нами, или ты — враг. Сейчас — не время любви! Нас били так — что стал наш флаг Цвета пролитой крови! Пусть нас простят погибшие зря, Убитые без вины. Когда повсюду всходит заря — Жизни одной нет цены. В крови и муках строит народ Мир самой светлой мечты. Ради него — мы рвемся вперед, Сзади сжигая мосты. Кто-то упав, не дойдет — и пусть! Слабые нам не нужны. Кто с нами вместе, в новую жизнь — Сильными все быть должны. Пусть уйдут все, кто не готов В светлом будущем жить. Кто не сумел снять с души оков, Через себя преступить. Наш первый шаг — из грязи и тьмы К миру новых людей. Чтобы они жили лучше, чем мы, Лучше и веселей. Наш первый шаг — к торжеству мечты, Через истории хлам. Чтобы потомки, спустя века Стали завидовать нам.

— Как война кончится, учиться пойдешь — говорил Гелию товарищ Итин — наш будешь, по таланту, народный артист, или поэт.

Еще в походном мешке Гелия, лежала та самая книга, заботливо завернутая в полотенце, но уже затертая и зачитанная до дыр. Про то, как молодой революционер, заснув в тюремном каземате, проснулся вдруг в далеком и прекрасном будущем, где все были друг другу как братья и сестры, давно забыв о голоде, нищете, несправедливости, с тех пор как прогнали эксплуататоров и паразитов. Там были светлые города из стекла и алюминия, электрические заводы и фермы, чудесные ученые лаборатории, быстрые воздушные корабли. Все жили в белых домах в пять этажей, вместо трущоб, занимались творчеством и наукой; люди летали уже к другим звездам и планетам, чтобы поднять там алый флаг объединенного Братства Людей; все тайны природы, и даже само время покорялись уже их разуму и воле. Гелий прочел всю книгу не раз, до самой последней страницы — но при каждой свободной минуте открывал снова, чтобы еще раз оказаться в том чудесном мире хотя бы мечтой.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.