Пасынок Судьбы

Громов Мефодий

Серия: Летопись Зарефа [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пасынок Судьбы (Громов Мефодий)

Часть 1

Глава 1

Я бежал по темной улице, перебежками скрываясь в тенях некоторых освещенных улочек ночного города Парм…

Этот город один из самых больших в Редуме. Хоть и Редум не очень большая страна с малым процентом населения людей с высоким развитием интеллекта, ее кормят поистине талантливые ремесленники и кузнецы, мало кто из других стран может сравниться изготовлениями, которые делают «Редумские мастера». В Парме охотно принимают мастеров разных специальностей, будь то кожевник, тряпочник (читай: портняжник), лекарь или писарь; являясь как бы связующим звеном с другими странами в деле продаж, контрактов и торговли. Однако не только ремесленники живут и зарабатывают хорошие деньги в Парме; в богом забытых улицах, ходах и переулках получают задания люди, которых называют Убийцы…

…Пьянящее чувство свободы, ветер несется в лицо, я ускоряю бег, что бы насладиться этим чувством еще больше, но, как назло, мне надо поворачивать в очередной переулок. Я — Убийца. Я работаю, когда нормальные люди давно нежатся в своих кроватках, наслаждаясь хорошим сном. Я убиваю, чтобы дать возможность жить дальше еще большим людям. Убийство — моя профессия. Многие даже не подозревают о существовании Гильдии Убийц. Те же, кто знают, либо пытаются нас остановить, охотясь на нас, и те, кто не имеет такой возможности, умирают…

В эту Гильдию попадают в основном сироты, которых бросили родители и которых ни в какие гильдии не принимают, потому что доступные они с шестнадцати лет. Таких сирот воспитывают с самого детства, тренируют в единственной Гильдии Убийц Редума не только, как правильно убить. Попавший сюда должен овладеть начальным этапом подготовки: умственное и физическое развития. И только после разговора с главой Гильдии, новички могут поднимать свое мастерство дальше.

Начальный этап — это один из самых… даже, пожалуй, самый важный этап подготовки. В нем учат не только отжиматься и решать головоломки, на самом деле физический и умственный уровни сильно зависят друг от друга.

С помощью медитации можно значительно повысить выносливость своего организма. В свою очередь, с помощью тренировки тела уровень внутренней энергии возможно повышать пропорционально самой тренировки. Так что те, кто мало уделяют внимание этому уровню, на заданиях часто погибают…

Дальше следует уже подъем мастерства: владение кинжалом, сердцеедкой, боевые искусства, управление внутренней энергией, скрытность, преодоление препятствий, растворение в толпе, в тени и многое другое, что поможет выжить не только до и после выполнения задания, но и в житейской обыденности. Парм хоть и большой красивый город, но, в семье не без урода, и тут найдутся тот, кто захочет себе такой же плащ, либо кошелек.

…Переулок оказался банальным тупиком, но, разве это препятствие на пути у мастера боевых искусств, мастера скрытности и… мастера делать ноги — Альтаира? Альтаиром назвали меня в Гильдии, объясняли они это имя тем, что в самой Гильдии Убийц ходила легенда о великом мастере, звали его Альтаир, он никогда не показывал свое лицо, только перед жертвой, только она могла увидеть его лицо в последний момент своей жизни. Его подбросили в июньский день у порога Гильдии, так же как и меня. До сих пор неизвестно, кем был этот странник, знающий о том, где и, главное, КАК найти Гильдию. Идея Альтаира скрывать лицо мне понравилась, правда многие, кто был знаком с ним, говорили, что он поистине красив, и я заимствовал ее, выполняя Заказы в капюшоне. Позже добавил плащ (не тот, который украшает красавцев-рыцарей на белом коне), что бы капюшон надежно закреплялся на голове, закрывая мое лицо, в то же время я мог полностью видеть, что творилось по бокам, потому что в бою, когда ты видишь только перед собой можно очень быстро лишиться головы.

Попав к ним сиротой, с самого рождения меня воспитывали и тренировали; я любил тренировки, особенно боевые искусства. Но тянуло меня к ним не только из-за того, что это было частью моего развития, а из-за мастера, который тренировал нас.

Боевыми искусствами нам разрешали заниматься только с пяти лет — тело гибкое и лучше воспитывать с рождения, чем перевоспитывать взрослых.

Это был человек возрастом больше полсотни лет, с просматривающейся сединой, холодным, оценивающим противника взглядом, взглядом, который поистине будто заползал в глубины твоей души и выискивал место, ждал момента, нанесения удара. На первый взгляд это был обычный престарелый человек, неспособный постоять за себя, но это только на первый взгляд… В один из дней мы попросили мастера Дарвина провести показательную тренировку, выглядело это так: по приказу мастера один или несколько учеников вставали и нападали на него, любыми способами пытаясь лишить его равновесия и повалить на землю. То, что я увидел на тренировке по боевым искусствам, врезалось в мою память на всю жизнь. Сначала мастер показал на троих ребят пятнадцати лет, они встали, поклонились, окружили и напали на него, весь бой длился секунду: дряхлый старик мгновенно превратился в мастера боевых искусств и отразил сразу три удара, скорее даже не отразил, а продолжил их атаки и, поравнявшись с противниками, ударил по болевым точкам. Бой закончился. После этой тренировки я спросил у мастера разрешение приходить на тренировки все дни в неделе (у каждой группы расписание в разные дни). Мастер посмотрел на мой горящий полной решимости взгляд, улыбнулся, и разрешил. На этом не закончилось мое увлечение, я с энтузиазмом занимался и в неурочное время. Так же я занимался ночью, во все том же тренировочном зале, но не каждый день, а раза три в неделю. Мастер видел мои успехи и в один из дней тренировок он подошел ко мне.

— Малыш, — на малыша обижаться было глупо, потому что Мастер Дарвин называл так всех кто младше его, — мне надо с тобой… поговорить, — Когда он это сказал я заметил, как его обычное лицо радующегося старика резко изменилось: брови нахмурились, взгляд стал жестким, будничная улыбка слезла с его лица и он стал похож на бывалого воина.

— Я вас слушаю, Мастер? — Мне было интересно, о чем он хочет поговорить.

— Не здесь, — он снова улыбнулся и превратился обратно, и как ему это удается в его то годы… — Отойдем.

Мы вышли из зала, провожаемые удивленными взглядами моих знакомых, и остались стоять в дверном проеме.

— Альтаир, мне надо кое-что тебе сказать, — он снова превратился в воина, похоже, то, что он хочет мне поведать для него очень серьезно и не менее важно: — Я видел твои успехи, твое мастерство выше всех моих учеников, даже бывших. У тебя великолепная реакция, твоя ловкость тоже не плоха, но ее надо чуть-чуть подлатать, твое оружье — это ловкость и скорость, они решают твою судьбу в бою, у сильного бойца отменный удар, но только силой нельзя надеяться на победу, в бою важно очень многое. Во время боя я заметил, что у тебя просыпается фантазия, когда я это увидел, мне показалось, что из тебя ничего путного не выйдет, но не тут-то было… Ты объёдинил ее и мастерство, добавил ловкость и мало того, ты научился владеть внутренней энергией лучше всех в этом зале! Из тебя получится великий боец. Тут мастер замолчал. То, что он сказал, не укладывалось в голове: почему, для чего, а главное — зачем он это мне рассказал?! Именно так я и спросил у Дарвина.

— Зачем? Альтаир, я предлагаю тебе стать моим учеником, — после этих слов у меня с удесятеренной силой забилось сердце, а с ним закружилась голова, мурашки пробежали по коже и я начал трястись. Я мало помню из того, что со мной происходило в ту секунду, но, через некоторое время я очнулся. Я стоял все там же, в дверном проеме, передо мной мастер, смотрящий на меня твердым взглядом, ожидающий моего ответа.

Я лихорадочно думал. А вдруг это шутка? Посмотрел снова на Мастера и передумал. Нет, не шутка… Значит, он хочет, что бы я был его учеником?

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.