Неспетая песнь дракона

Жданова Светлана

Серия: Алауэн [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Музыка для рассказа:

Two Steps From — Mercy In Darkness

Tarja Turunen — Oasis

Blackmor's Night — Diamonds And Rust

Enigma — I Love You… I'll Kill You

M.S.D. — Силы Мне Даи?

Аракс — Странная Ночь

Валерий Кипелов и Артур Беркут — Никто

Океан Ельзи — Обійми

И, как всегда, предупреждения:

1. Это действительно ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ . Не говорите, что не видели и не читали.

2. Прежде всего, в рассказе присутствуют нетрадиционные отношения. Если это как-то задевает вас, неприятно или вам не хочется читать о подобном от данного автора — лучше закрыть файл.

3. Отношения нетрадиционны не только по половому признаку, это все же драконы.

4. Автору было бы стыдно, если бы это были не драконы. Драконы и стыд — несовместимы по определению. Они просто приходят и говорят, что делать.

5. История рассказана довольно рвано, из кусочков раскиданных по тексту основного романа, а так же рассказа «Наша зима».

6. Вас предупреждали.

— Не ходи туда, там тебя ждут неприятности.

— Ну как же туда не ходить? Они же ждут!

No Котенок по имени Гав

Он стоял на одной из ледяных галерей и наблюдал за тем, как во тьме и зареве северной ночи исчезает силуэт дракона. Пред его широкими крыльями, казалось, трепетали даже радужные огни, в нервной дрожи расходясь в стороны яркими искрами. И в то же время кутали, кутали в свои нереальные краски и легкое марево несбыточного. Растворился…

Дракон, стоящий на галерее изо льда, оторвал свой взгляд от того, кто так и не смог спасти его, обращая золото глаз к холодным северным звездам. Они смотрели на него с тем же безразличием, что когда-то и серебристые глаза улетевшего. Им тоже было всё равно, они так же не знали жалости и сочувствия, спеша приговорить лишь к своему холоду.

Сильная судорога рвущейся песни сжала горло, но он смог лишь глухо простонать.

Не тебе петь о боли, дракон. Ты сам виноват. И навечно приговорен.

Первый день поисков Иаллин, таверна «Подорожник»

Он сидел за столом и, довольно щуря глаза, смотрел на племянников. Они вернут Иаллин, в этом нет никаких сомнений. Потом женят рыжего, что Стасу всегда представлялось самым трудным. Стаська со своим рогатым мужем сможет завести еще одного маленького, шустрого, желтоглазого детеныша. Тем более скоро у него появятся внучатые племянники, такие же вредные и кусачие, как и их родители. Такая большая драконья семья. И он даже рад, что Алекс — частично человек, родственные связи для нее будут дороже, чем для драконов, как было когда-то и с Бали, ведь не прогнал асур брата своей жены, да и у самого трое таких же оказалось. Станиславу нравилось греть свои драконьи бока у домашних очагов этих близких и таких родных существ.

Затем его взгляд переместился на Учителя и его молодого ученика. Серебряный, зеленоглазый эльф и точно такой же зеленоглазый, но темноволосый оборотень, тихо переговаривались о чем-то своем, только им понятном. Наверняка Олеандр опять натаскивает мага политического масштаба, ведь оборотни те еще затворники, а харизматичный да бойкий сородич может открыть им шикарные перспективы. Рядом с ними сидя дремал молоденький асур с растрепанной оранжевой шевелюрой. Хороший мальчишка, хоть и частенько поддается чужому влиянию. Но, тем не менее, оставаясь тем самым рациональным зерном, которого иногда так не хватает драконам и мелкому асуру.

По другую сторону стола сидели телохранители Диар, а теперь вот и Александрит. Еще одни Ту в их компании. Братья имели довольно заметные различия внешне, пусть и не критичные. Не слишком высокие для Алауэн, расы отличающейся особой драконьей статью и идеальностью пропорций, но всего лишь на пядь ниже самого Станислава. Длинные волосы Миррана казались почти черными, а вот в мягких волнах его брата оказалось слишком много седины, что делало Ниррана старше, но в то же время придавало импозантности. Оба не лишены особого драконьего шарма, но кажутся слишком отстраненными и какими-то неживыми. То есть издали полюбоваться звериной хищностью и отблесками силы вполне можно, а вот подходить близко к таким субъектам совсем не хотелось.

Стас попытался вспомнить всё, что знал о них, благо в замкнутом обществе Алауэн рано или поздно узнаешь тайны каждого, и картина, предстающая перед внутренним взором Станислава, начинала его пугать. Он бросил короткий взгляд на Алекс, щекой прижимающейся к плечу его племянника, затем перевел взгляд на Миррана, беззаветно преданного той другой, первой Хранительнице.

Ему уже нечего терять, нет, ради чего бороться и блюсти свою честь. Остался лишь приказ Диар. И в данном случае, Стас это чувствовал, ничего хорошего этот приказ его семье не несет. Там куда он смотрел, была только темная пропасть, затягивающая всех вокруг, начиная со своего брата и смеющейся Алекс.

Мирран почуял чужой пристальный взгляд, но когда поднял глаза, смог заметить только едва блеснувшее из-под черных ресниц золото.

«Угрожает», — пояснил он на вопрос брата. Нет, тот не задавал его даже мысленно, им это и не нужно.

«В своем праве. Полукровки официально еще не женаты, это развязывает их родичам руки.»

«Он не отец им.»

«А я не отец Марискин [1] , но убью за ее детей и их детей. Правила созданы, чтобы драконы их нарушали».

Они решили отойти от постоялого двора подальше и только там перекинуться. Все же люди довольно пугливы, особенно когда дало касается драконов. Почему-то даже эльфов, чужих в их мире, принимают легче, чем, можно сказать родных, оборотней. Странности психологии.

— Особенности пропаганды, — заявляет тот самый эльф. — У нас нет славы своевольных, взбалмошных существ, которым даже короли не власть. Люди просто не видят от вас защиты, вот и пытаются найти ее сами. А вы еще и возмущаетесь!

— И не говорите, — поддержала Олеандра Александрит, прижимающаяся бедром к Сери. — Творят, чего хотят! И кого хотят…

— Из твоих уст это так пошло звучит! — ухмыльнулся красноволосый.

— Вот из твоих это точно пошло. Вечно ты всё ставишь с ног…

— Алекс, молчи! — толкнул ее с другого бока второй кровник. — А то я уже даже боюсь, во что он обернет эти слова.

— Он скажет, — обернулся к ним Стас, шедший впереди, — что нет ничего плохого, чтобы поднимать и ставить! Ну или…

Продолжать он не стал, только ухмыльнулся и окинул компанию взглядом из-под ресниц. Но даже когда Станислав отвернулся, изгиб спины, легкая пружинящая походка и какая-то особая энергетика шлейфом остававшаяся за ним и заставляющая подниматься… волоски на руках особо впечатлительных, говорила куда выразительней всех слов.

— По-моему, в вашем плохом воспитании отметились все! — вздохнула Алекс, закатывая глаза.

— Плохое — это составляющая драконов. И учи, не учи, судьбу не обманешь.

Станислав, услышавший эти тихие слова, чуть заметно передернул плечами. Вмиг все очарование раннего утра, этой накатанной дороги меж стройными рядами вековых деревьев и пушистых кустов, какого-то совершенно родного уюта и задора, всё это вмиг пропало. И захотелось схватить дракона за плечи и встряхнуть. Хотелось развернуться и закричать, что он неправ, что… судьба у всех разная. Но Стас лишь запрокинул голову, подставляя лицо еще холодным с ночи теням и робкому свету. Не боясь споткнуться или сойти с дороги. Просто чувствовать мир, закрыв глаза и открыв сердце.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.